14 июля 2024
USD 87.74 -0.25 EUR 95.76 +0.08
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Зачем православную церковь на Украине загоняют в подполье
Политика Украина церковь

Зачем православную церковь на Украине загоняют в подполье

Украинская православная церковь (УПЦ) переживает беспрецедентное давление. Ежедневно спецслужбы проводят обыски в ее зданиях, священников обвиняют в госизмене, на видных митрополитов накладывают санкции. Религиозная организация и так уже много лет под ударом за «работу на Кремль», но сейчас кампанию инициировал сам президент Владимир Зеленский, чем очень удивил сограждан.

Сотрудники СБУ охраняют собор Святого Георгия во время обыска помещений религиозных объектов в западноукраинском городе Львов 14 декабря 2022 года.

Обыски в храме великомученика Георгия Победоносца во Львове. Украина, 14 декабря 2022 года

©Stringer/REUTERS

Содержание:

«И прольется кровь»

Воскресную службу в Киево-Печерской лавре 9 декабря в УПЦ запомнят надолго. На предстоятеля церкви митрополита Онуфрия пролили чашу со святым причастием. Для православного сознания это очень дурной знак.

Поводов для тревоги хватает: за две недели до инцидента главную украинскую обитель обыскивали сотрудники СБУ. С целью «недопущения использования монастыря как ячейки русского мира». Тогда же силовики ворвались в Корецкий женский монастырь в Ровенской области, который формально подчиняется напрямую патриарху Московскому. Спецслужбы отчитались о найденной «пророссийской литературе», паспортах и военных билетах советского образца. Допросили насельников. На следующий день, 23 ноября, в УПЦ попытались замять тему – мол, это были «мероприятия по безопасности» и ничего похожего не случится.

Но все оказалось не так. Главная обитель Украинской церкви – и одновременно ее административный центр – стала первым объектом. Теперь СБУ почти ежедневно рапортует о «российских пропагандистских материалах». К ним отнесли не только георгиевские ленточки, книги с проповедями патриарха Кирилла, но и, например, «Православный служебник» 1976 года с экземпляром «Древних апостольских правил», изданный в Москве.

Доходит до абсурда. Силовики ворвались в храм к протоиерею Дмитрию Сидору из Ужгорода. В подсобке нашли изданные в Санкт-Петербурге «незаконные» религиозные книги. Но протокол составили из-за другого. «Уже на выходе из церкви один из сотрудников показал мне вырезку из старой газеты "Мир" со статьей о "триединой Руси", где подчеркнуты определенные фразы. Получается, что принесли, то и нашли», – рассказал прихожанам на проповеди священнослужитель.

Некоторых предъявляют подозрение в госизмене и регулярно наведываются с обысками. Настоятельница Архангело-Михайловского монастыря в Одессе игуменья Серафима (Шевчик) написала в соцсетях, что вынуждена спать в подряснике и с собранным чемоданом. А в нескольких храмах уже не совершают богослужений, боясь, что их сорвут силовики.

Совет национальной безопасности и обороны Украины ввел санкции против семи представителей УПЦ. Среди них управляющий делами (фактически второе лицо) митрополит Броварский Антоний (Паканич), глава отдела внешних церковных связей (главный дипломат) епископ Буковинский Мелетий (Егоренко) и митрополит Запорожский Лука (Коваленко), популярный в православной среде проповедник. Им запрещено владеть земельными участками, выводить капиталы за пределы страны, а также пользоваться финансовыми активами. Все трое отнеслись к решению философски: «Монахам и по уставу нельзя владеть материальными ценностями».

Dura lex

О мерах против сограждан объявил Владимир Зеленский. От него такого не ожидали, как и публично озвученного 16 ноября желания «погрузиться в религиозный вопрос». Украинский президент с самого начала работы старался дистанцироваться от церковной повестки. Однако теперь он лично озвучивает все меры против УПЦ. Очередная – запретить деятельность общин, в той или иной форме «зависимых от страны-агрессора». Понятно, что под удар подпадает Украинская церковь, которая формально находится в составе Московского патриархата. Ради этого депутаты внесли в Раду четыре документа.

Первый предлагает организацию «с управляющим центром в стране-агрессоре» перевести в статус коммерческих и обложить налогом. Второй упрощает выход отдельных общин из состава УПЦ. Третий касается главных украинских святынь – Киево-Печерской и Почаевской лавр. Монастырями владеет государство, однако ими пользуется УПЦ. Теперь священнослужителей предлагают выгнать. Наконец, четвертый предписывает избавиться от слова «православный» в названии.

Наиболее воинственно настроенные нардепы открыто говорят, что «наконец-то добьются своего». Дело в том, что инициативы неновые: аналогичные документы вносили в парламент в 2017–2018 годах, в каденцию Петра Порошенко. Тоже под предлогом борьбы с «влиянием Кремля».

Игра в «кошки-мышки»

На Украинскую церковь давно навесили ярлык «агентов Кремля». Связи с Москвой раздражали радикально настроенных политиков. Хотя священники УПЦ активно участвовали в обоих майданах. Другое дело, что на официальном уровне церковь всегда придерживалась политического нейтралитета. А также призывала остановить кровопролитие в Донбассе и решить все мирным путем.

Глава УПЦ (Московского патриархата) Митрополит Онуфрий

Глава Украинской православной церкви митрополит Онуфрий и священнослужители во время празднования 30-летия Донецкой епархии, 10 октября 2021 года

ZumaTASS

Но с началом российской спецоперации там высказались однозначно: предстоятель УПЦ митрополит Онуфрий 24 февраля призвал президента России Владимира Путина прекратить военные действия и заявил, что поддерживает территориальную целостность Украины. Несмотря на это, церковь тут же подверглась нападкам внутри страны. Особенно в западных регионах. В конце марта в Раду внесли законопроект о запрете ее деятельности, схожий с тем, что представили в ноябре. Правда, тогда президентский офис демонстративно отмалчивался.

От кого на самом деле отделилась Украинская православная церковь

«Весной, по сути, власти начали играть с УПЦ в "кошки-мышки". На обвинения в связях с Москвой митрополит Онуфрий ответил поместным собором 27 мая, где принял мудрое решение: с одной стороны, не выходить из РПЦ, а с другой – убрать ее упоминание из своего устава», – говорит заместитель директора Института Европы РАН, религиовед Роман Лункин.

Дело в том, что Украинская церковь имеет в структуре Русской особый статус – самоуправляемой. Она получила его в 1990-м от патриарха Алексия II. Вместе с полной административной и финансовой независимостью: патриархию лишь ставят перед фактом. У предстоятеля титул «блаженнейший» – как у глав автокефальных (полностью независимых) церквей. Условий всего два: с другими поместными церквами УПЦ общается через Русскую православную церковь (РПЦ), а также «сохраняет молитвенную связь» – поминовение патриарха Московского.

Именно от этих пунктов и отказались 27 мая. Кроме того, епархиям дали свободу – оставаться в УПЦ или перейти под крыло церковной Москвы. Такая возможность открылась приходам на подконтрольных России территориях. Сейчас некоторые из них подчиняются напрямую патриарху Кириллу.

Осенью представители УПЦ настойчиво повторяли: они никак не связаны с Московским патриархатом. Еще раз отредактировали устав организации: митрополит Киевский больше не будет участвовать в синоде – высшем органе управления РПЦ.

Церковь большинства

Непростой ситуацией воспользовались конкуренты – Православная церковь Украины (ПЦУ) во главе с митрополитом Епифанием (Думенко). Ее представители участили атаки на храмы УПЦ под предлогом «борьбы с русскими агентами». Нередко доходит до драки: так было во время архиерейской службы в соборе Рождества Богородицы в Ивано-Франковске, куда ворвались несколько крепких мужчин с перцовыми баллончиками. Прихожанам, в основном женщинам, удалось отбиться.

Большинство украинцев (более 70%) называют себя православными, но сложно определить, кто ходит в храмы ПЦУ, а кто – в УПЦ МП. По официальным данным, первую выбирают свыше 40% граждан. Представители второй считают социологические выкладки некорректными и призывают опираться на количество приходов. К УПЦ относится свыше 12 тыс. приходов, тогда как к ПЦУ – 7 тыс. Священнослужителей – 10,5 тыс. и 4,5 тыс. соответственно.

«Украинская православная церковь сохранила свое влияние благодаря политическому нейтралитету Онуфрия. А теперь заняла твердую патриотическую позицию: стала помогать беженцам и военнослужащим. И делает это куда эффективнее, чем ПЦУ, благодаря развитой инфраструктуре и большой поддержке среди простых граждан», – поясняет Роман Лункин.

На этом фоне обещания «переманить всех прихожан российской церкви» выглядят пустыми. Соратники Думенко не скрывают цель номер один – завладеть Киево-Печерским монастырем. К этому они призывают давно. Но пока безуспешно.

Помогают завладеть святыней депутаты «Евросолидарности» – именно они написали законопроект о передаче лавр. Это неудивительно, ведь ПЦУ многие рассматривают как личный проект Петра Порошенко. Создать ее он решил весной 2018-го, за год до своих вторых президентских выборов. Уговорил объединиться не признаваемые мировым православием Украинскую православную церковь Киевского патриархата (УПЦ КП), созданную отколовшимся от РПЦ митрополитом Филаретом (Денисенко), и Украинскую автокефальную православную церковь (УАПЦ), детище вернувшихся в конце 1980-х националистов.

Загонят в подполье

Поэтому церковный вопрос в стране ассоциируют именно с экс-президентом. Ведь тот раскручивал его в разгар предвыборной кампании: демонстрировал как трофей томос ПЦУ. А его соперник Зеленский язвительно передразнивал: «термос». И завоевал симпатии как духовенства УПЦ, так и простых прихожан – больше всего голосов отдали жители восточной части страны.

Но спустя три года антигероем шоу «Квартал 95» стала уже Украинская церковь. Особенное возмущение вызвал ролик, выпущенный студией в начале декабря. Помимо обвинений священников в работе на Кремль ведущие – близкие друзья Зеленского – довольно оскорбительно пошутили про Святую Троицу и православные догматы. УПЦ в ответ обвинила их в богохульстве. Рядовые клирики высказывались куда жестче. «Пошутите возле больничной кровати моего ребенка. Не бойтесь, мой сын вас не накажет, ему на войне раздробило взрывом руки», – написал протоиерей Григорий Лашин из Винницкой области.

Остро отреагировали на нападки даже военные. В рядах ВСУ довольно много прихожан Украинской церкви, хотя той до сих пор не разрешили направлять капелланов к бойцам. Еще с осени в Сети то и дело публикуют призывы к Зеленскому прекратить гонения. «Если в тылу нападают на церковь, куда я хожу, то кого я тогда защищаю? Хочу сказать властям, пока по-доброму: опомнитесь!» – обращается Олег Мизин из Кировоградской области.

Антицерковная кампания вызвала брожения даже в ближайшем окружении Зеленского. Советник офиса президента Алексей Арестович призвал не запрещать религиозную организацию, «к которой себя относят миллионы украинцев», а инициативы нардепов окрестил «работой на российскую разведку».

«Понятно, что возмущены все. Ведь даже Порошенко, который не скрывал неприязни к УПЦ, боялся давить на нее в такой брутальной форме – с обысками, санкциями против сограждан. Видимо, всё решили списать на военное положение, которое, как мы видим, развязывает руки», – рассуждает историк православия Владислав Петрушко.

Поэтому сейчас церковь практически вернулась в 1930-е. «Ее хотят если не уничтожить, то максимально подчинить себе. Ведь эта организация чуть ли не единственная, кто позволяет себе открыто критиковать власти. И она не благословляет все, что делают политики, – в отличие от ПЦУ», – отмечает историк.

И чем больше будет сопротивление, тем выше шанс на ужесточение репрессий. Пока митрополит Онуфрий изо всех сил пытается лавировать. Прежде он не поступался принципами, а значит, давление могут усилить. Если закон о запрете примут, то миллионы верующих, по сути, уйдут в подполье. И тогда сбудется главный страх – вместо крови Христа прольется их кровь.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль