Наверх
20 мая 2022

Посрамленная термодинамика

Юристы и ученые считают, что выданный в России патент на «вечный двигатель» подрывает доверие к государству

Старинная гравюра Вечный двигатель
©старинная гравюра / CC 2.0

Как стало известно, в 2020 году Российское патентное ведомство выдало изобретателю Анатолию Щербатюку охранный документ на вечный двигатель. Устройство, напоминающее автомобильную гидромуфту, в соответствии с заявкой должно работать за счет «возобновляемой энергии силы инерции центростремительного ускорения». Ученые отмечают, что формула изобретения не имеет физического смысла, а юристы подчеркивают, что в административных регламентах Роспатента прямо запрещено патентовать вечные двигатели.

До того, как обратиться в Роспатент, Щербатюк направлял свою разработку в президиум РАН, откуда она вполне закономерно отправилась в Комиссию по борьбе со лженаукой. С горе-изобретателем поначалу пытались спорить и в патентном ведомстве. По его собственному признанию, патентовед, с которым он переписывался, сопротивлялся в течение трех месяцев. Однако через какое-то время на место добросовестного эксперта заступил новый сотрудник, и заявка была одобрена.

Физики разводят руками, ведь из описания технического решения с очевидностью следует, что двигатель со временем остановится из-за вязкой силы трения. Не надо проводить дорогостоящих экспериментов, чтобы понять, что идея противоречит первому началу термодинамики. Юристы и патентные поверенные в свою очередь отмечают, что это далеко не первый случай, когда Федеральная служба выдает патенты на антинаучные, бессмысленные с коммерческой точки зрения или, напротив, общеизвестные технические решения.

Наравне с новизной и оригинальностью промышленная применимость относится к основным критериям патентоспособности. Вечный двигатель нельзя зарегистрировать именно потому, что его нельзя построить на практике. Однако ведомство уже попыталось оправдаться тем, что проводит экспертизу сугубо по формальным основаниям, по наличию тех или иных сведений в документах.

На это обратил внимание председатель правления, директор некоммерческого партнерства «Сообщество пользователей авторских и смежных прав» (НП «СПАС») Анатолий Семенов: «Судя по комментарию самого Роспатента, они считают, что все сделали правильно: посмотрели на предоставленные документы, и, поскольку они позволяли формально зарегистрировать данное изобретение, они его и зарегистрировали. В их заявлении буквально сказано: “При проведении экспертизы проверялось наличие в заявке сведений, необходимых для воспроизведения разработки. А можно ли ее воспроизвести реально, мы не проверяем”».

Разумеется, ни у Роспатента, ни у любого другого патентного ведомства в мире нет такого бюджета, чтобы самостоятельно проводить физические эксперименты и выяснять, насколько изобретение реализуемо фактически. Однако драма Роспатента еще и в том, что его эксперты фактически утратили связь с научным миром. Сам Федеральный институт промышленной собственности к учреждениям науки не относится, а привлечь к экспертизе стороннюю образовательную или научную организацию на сегодняшний день можно только по желанию заявителя. «Если заявитель хочет зарегистрировать очевидно неохраноспособную вещь, зачем ему идти против себя и привлекать специалистов? А сами эти специалисты не придут. Им же нужно платить. Роспатент им точно платить не будет», – констатирует Анатолий Семенов.

Казалось бы, экспертам Роспатента просто неоткуда узнать о началах термодинамики, об удивительных опытах да Винчи, Кардано, Галилея, оставшихся в истории науки. Но именно поэтому для сотрудников Роспатента был составлен специальный административный регламент, прямо запрещающий регистрировать вечные двигатели.

«Руководство по осуществлению административных процедур и действий в рамках предоставления государственной услуги по государственной регистрации изобретения и выдаче патента на изобретение» гласит:

«Вывод о невозможности реализации указанного назначения изобретения может быть сделан тогда, когда изобретению присущ фундаментальный недостаток, который не позволяет при его осуществлении реализовать указанное назначение. Такая ситуация возникает, когда реализация указанного назначения изобретения в принципе невозможна, так как обоснование возможности ее осуществления в описании изобретения противоречит известным законам природы и знаниям современной науки о них, раскрытым в изданиях РАН, изданиях, рецензируемых РАН, изданиях государственных отраслевых специализированных институтов, а также в изданиях, перечень которых публикуется на сайте ВАК (далее – обоснования, противоречащие известным законам природы и научным знаниям). Примером может являться описание работы вечного двигателя».

Анатолий Семенов обратил внимание на то, что нынешний «вечный двигатель» – далеко не первый в послужном списке Роспатента. «Очень много подобного регистрируется в области фармацевтики. Например, заявляют диапазон действия того или иного препарата. В самом ли деле он действует в этом диапазоне – этого никто, разумеется, не проверяет. Это дорогостоящий эксперимент. В Роспатенте же просто проверяют бумажки и выдают патент. Чтобы его оспорить, нужно подавать возражение с доказательствами того, что эффект не наблюдается», – пояснил он.

Между тем президент МФТИ Николай Кудрявцев отметил, что ситуация с патентованием вечного двигателя едва ли скажется на репутации российского научного сообщества, она дискредитирует лишь тех, кто регистрирует подобные решения. «Я отношусь к этой информации с юмором, больше сказать нечего», – констатировал он.

Безусловно, регистрация неохраноспособных изобретений не только бросает тень на компетенции патентного ведомства и подрывает доверие к государству, но и может приносить вполне реальный вред: патентная формула может затрагивать обычные способы использования вещей, которые до этого не охранялись. Под охраной может оказаться не только мифический вечный двигатель, но и какие-то механизмы, по случайности подпадающие под его формулу.

«Такие случаи часто бывали с гербицидами. По выдуманным основаниям придумывали какой-то новый эффект, “синергетический” как они любят говорить. И в результате получали патент на то, что всем давно известно», – говорит Анатолий Семенов.

Регистрацию странных, бесполезных, а зачастую и невоспроизводимых в реальности изобретений можно рассматривать как своеобразный способ заработка патентного ведомства, полагает писатель, популяризатор науки Тим Скоренко. «Человек получает патент, потом всю жизнь носится по инстанциям и платит за это государству деньги. Он доволен, что у него есть бесполезный патент, государство – тем, что он платит за этот патент», – отметил он.

Кажется, в словах популяризатора науки есть своя логика. Вот только действительно ли пополнение казны Роспатента стоит дискредитации российской сферы интеллектуальной собственности?

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое