Наверх
20 октября 2019
USD EUR
Погода

Эксперты рассказали об оружии, которым американцы планируют заменить М16

©WeaponArchive / Vostock Photo

Уже несколько американских компаний показали прототипы оружия для замены  и карабина М4 в армии США. В конце сентября были опубликованы фото автомата и пулемета от тандема компаний AAI/Texnron, ранее свои версии представили SIG Sauer и еще один тандем – General Dynamics/True Velocity.

Конструкторские работы ведутся в рамках программы NGSW (новое поколение оружия для стрелкового отделения), которая предполагает создание комплекса из автомата/винтовки (NGSW-R) и легкого пулемета (NGSW-АR) – последний должен сменить в войсках М249, американский вариант FN Minimi. Интересно, что наряду с монстрами военпрома к программе привлечен малый бизнес в лице небольших частных фирм. Так, в сентябре о собственной оригинальной разработке в рамках NGSW заявила Cobalt Kinetics, работающая в сотрудничестве с MARS Inc. Как тут не вспомнить, что и сама AR15/М16 была создана маленькой и никому не известной компанией Armalite, непрофильным активом разработчика самолетов и аэрокосмической техники Fairchild Aircraft. А вдруг спустя несколько десятилетий история повторится? «Профиль» решил выяснить, скоро ли легендарная М16 отправится на пенсию и какое оружие будет в руках американских солдат.

Травмирующий опыт

Винтовку М16, как и автомат Калашникова, пытались отправить в отставку не один раз, но достойной замены не находилось: либо дороговизна и сложность нового образца нивелировали все возможные плюсы, либо оказывалось, что претендент не имеет реальных преимуществ, кроме дизайна в стиле киберпанк. Да и нельзя сказать, что М16 безнадежно устарела, – в большинстве стоящих на вооружении стрелковых систем используются наработки середины, а то и начала ХХ века.

Однако опыт ближневосточных кампаний (Афганистан, Ирак, Сирия) заставил американских военных разочароваться в основном оружии своих солдат. Сейчас армия США вооружена карабинами М4 – это существенно укороченный вариант М16. Главная претензия к нему – малая дальность и недостаточное пробивное действие пуль калибра 5,56 мм.

Во время вьетнамской войны Штаты отказались от автоматической винтовки М14 под мощный патрон 7,62х51 мм НАТО в пользу М16 с малоимпульсным боеприпасом 5,56х45 мм. Солдаты были в восторге – новое оружие оказалось компактным, удобным и, в отличие от М14, позволяло весьма эффективно вести автоматический огонь. Действие легких, но очень скоростных пуль на ближней и средней дистанции было просто ужасным: в сводках и воспоминаниях американских солдат говорилось об оторванных конечностях, головах и даже о вырванных фрагментах тела. К тому же военные теоретически полагали, что основное стрелковое оружие будет использоваться на дистанциях не больше 300, максимум 400 метров. А дальше уже задействуются другие средства поражения. То есть дальняя стрельба ни к чему.

Но опыт боев в пустынной и горной местности в начале XXI века показал, что дела обстоят не совсем так. Боевики и террористы, у которых в достатке пулеметов Калашникова и винтовок Драгунова (советского и китайского производства), предпочитают обстреливать колонны американских солдат с дистанции 500–700 метров. А ответный огонь из короткоствольных М4 на такой дистанции практически не дает результата.

Стала очевидной необходимость в совершенствовании баллистических характеристик основного боеприпаса. Однако ресурс для модернизации патрона 5,56 (особенно с точки зрения увеличения дальности) практически исчерпан. Вернуться к винтовочному патрону 7,62 НАТО? Это значит получить весь комплекс проблем, от которых так долго старались избавиться, – чрезмерная отдача, большие габариты и масса оружия и слишком тяжелый боекомплект. А современный солдат, по мнению западных специалистов, и без того перегружен.

Американцы минимум трижды пытались найти замену для М16. Прежние программы тянулись годами и заканчивались ничем. Главное отличие NGSW пока в том, что предлагаемые прототипы похожи на оружие, а не на фантастические бластеры

Malcolm Park / Vostock Photo

Тяжелая пуля все равно дура

Выход (по крайней мере, теоретически) нашли в создании боеприпаса с принципиально новыми характеристиками. Мощного, но легкого и дальнобойного. Способного эффективно поражать противника в бронежилете на дистанции до 600 метров. Под него-то и была запущена программа NGSW.

Примечательно, что этого чудо-патрона пока нет – компании-участницы должны сами разработать его вместе с оружием. Но есть набор желаемых характеристик и конструкция сверхэффективной пули, которая пока засекречена. Согласно открытым источникам, допуск к этой информации имеют лишь разработчики, подписавшие документ о неразглашении.

Известные характеристики таковы: калибр – 6,8 мм, масса пули – около 9 г, начальная скорость – до 1000 м/с. Это очень много, простой арифметический пересчет показывает, что начальная энергия такой пули составит порядка 4500 Дж. Для сравнения: начальная энергия пули 7,62 НАТО – около 3500 Дж, у отечественного патрона 7,62х54 R – 3500–4000 Дж.

Как заметил историк оружия Максим Попенкер, заявленная баллистика патрона NGSW примерно соответствует значениям мощных охотничьих боеприпасов вроде.270 Winchester Sort Magnum. Тот имеет калибр 7 мм и разгоняет пулю массой 6–10 г до скорости 950–1100 м/с. Правда, охотники стреляют такими патронами из стволов длиной минимум 55–60 см, а американские военные предпочитают что-нибудь покомпактнее. Так, стоящий на вооружении М4 имеет ствол 370 мм, у представленных прототипов NGSW длина ствола менее 40 см.

«Чтобы разогнать достаточно тяжелую пулю до 900 м/с, при стволе 30–40 см нужно очень высокое рабочее давление, – рассуждает собеседник «Профиля». – Нужно сжечь немало пороха, соответственно, будет мощнейшая дульная вспышка, сильнейший нагрев, очень большая нагрузка на ствол с точки зрения износа нарезов и пр.».

А еще импульс отдачи, сопоставимый с отдачей оружия под винтовочный патрон. Как со всем этим быть? Да и патрон выходит тяжелым, хотя мы помним, что военные требовали облегчить носимый боезапас.

«Более мощный боеприпас – это не самоцель, ничего хитрого в нем нет, – заявил «Профилю» эксперт по стрелковому оружию Михаил Дегтярев. – Переходя на новый калибр, нужно получить более эффективный комплекс. Именно с этой точки зрения надо смотреть на программу. Оружие нельзя рассматривать в отрыве от патрона, прицельных комплексов и т. д.».

Торжество пластика

Надо сказать, что компаниям, уже представившим свои образцы, удалось найти пути решения. Пока известно об образцах от General Dynamics, Textron/AAI, SIG Sauer и Cobalt Kinetics/MARS.

Textron прежде работала над программой LSAT по созданию перспективного ручного пулемета. Западные аналитики отмечают, что представленное ею оружие NGSW является развитием более ранних наработок. Главной фишкой показанного аппарата можно считать телескопический «пластиковый» патрон.

Это цилиндрическая пластиковая гильза, в которой «утоплена» пуля. Вокруг нее и частично под ней находится порох. Боеприпас получается достаточно компактным и легким, но конструкция оружия весьма сложна. При стрельбе патронник двигается вверх-вниз, а каждый новый патрон при подаче выталкивает стреляную гильзу. Плюс такой схемы в том, что патронник, не имеющий жесткого соединения со стволом, греется не так сильно, а значит, меньше риск самовоспламенения пороха в пластиковом боеприпасе. Минусы – сложность и практически неминуемый прорыв газов, который будет усиливаться по мере износа деталей.

Как решена проблема отдачи на образце Textron/AAI, пока неизвестно.

Следующий претендент, General Dynamics, трудится в тандеме с разработчиком боеприпасов True Velocity. Последняя их находка – патрон в пластиковой гильзе небутылочной формы (без сужающегося дульца) с металлическим донцем.

«Это уже интересно, – рассуждает Михаил Дегтярев. – Тонкостенное «бутылочное горлышко» по механической прочности не может соответствовать металлическому боеприпасу. При возникновении задержек в автоматическом оружии патрон нагружается, он может изгибаться, и в случае с пластиковой гильзой возможно элементарное распатронирование». Проще говоря, патрон разлетится на части внутри оружия, и легкоустранимая задержка превратится в серьезную проблему.

Решение, предложенное True Velocity, по версии военных экспертов, вполне позволяет использовать традиционные (плюс-минус) схемы автоматики, что упрощает разработку оружия. Проблему отдачи General Dynamics, вероятно, решила за счет отката стреляющего блока внутри ствольной коробки – это как бы растягивает импульс и смягчает его.

Образец SIG Sauer выглядит вполне традиционно и использует традиционный металлический патрон, но с комбинированной гильзой – латунь+сталь. Примечательно, что отказ от использования полимеров компания объяснила нежеланием зягрязнять окружающую среду. Мол, американская армия в ходе тренировок сжигает миллиарды патронов, и негоже засорять нашу планету плохо разлагающимися пластиковыми гильзами.

К тому же металлический боеприпас позволяет использовать в оружии классические схемы и узлы. Проблема в том, что никаких заметных систем снижения отдачи в их образце не видно. Если их и вправду нет, то стрельба из него будет такой же «удобной», как из автомата в калибре 7,62 НАТО, но только с еще более мощной дульной вспышкой. Известно, правда, что компания работает над специальным глушителем, который сможет действовать и как дульный тормоз.

Программа NGSW носит открытый характер, в ней участвует множество компаний. Одно из предложений – винтовка от Cobalt Kinetics и MARS Inc с оригинальным механизмом двойного действия

WeaponArchive / Vostock Photo

Затесавшийся малыш

Концепт Cobalt Kinetics/MARS тоже выглядит традиционно и внешне походит на привычную AR-платформу. В основе системы лежит конструкция винтовки MARS, показанной на выставке Shot Show 2019 в Лас-Вегасе. В ней использована гибридная автоматика – газоотводный двигатель плюс длинный ход ствола. Именно она позволяет максимально снизить отдачу.

Согласно отзывам пользователей, винтовка MARS в калибре .308 Win (он же 7,62х51 мм) имеет отдачу, аналогичную оружию под патрон .223 Rem (гражданский аналог 5,56–45 мм). Это очень здорово! Но неново. По словам Дегтярева, аналогичную автоматику используют даже некоторые турецкие дробовики, где инерционный или газовый двигатель сочетается с коротким ходом ствола. Однако подобное решение в армейском оружии, по мнению собеседников «Профиля», не слишком уместно.

«Я считаю это неоправданным усложнением конструкции, неоправданной расплатой за более высокие баллистические возможности патрона», – заявил г-н Дегтярев.

Максим Попенкер напомнил, что схемы с длинным ходом ствола не применяются уже много десятилетий. Кроме того, американцы буквально помешаны на точной стрельбе, а при длинном ходе ствола, чтобы достигнуть мало-мальской надежности, придется гарантированно пожертвовать кучностью стрельбы.

Вообще, участие малых компаний в крупном военном проекте, по мнению эксперта, не более чем бесплатная реклама и пиар, способ повысить свою конкурентоспособность на гражданском рынке. Он ежегодно переваривает несколько миллионов стволов и наверняка проглотит винтовки, «которые делались для военных».

В повторение истории Armalite Юджином Стоунером и его AR15/М16 наш собеседник не верит: «Армалайт» тогда всплыл, потому что шла война во Вьетнаме, М14 совершенно не подходила, военным срочно нужно было что-то, но ничего другого (кроме М16) не было. Сейчас такой срочной потребности нет».

Кроме того, Пентагон хоть и анонсировал привлечение к проекту NGSW максимального количества компаний, но в сентябре на одном из военных форумов прошло сообщение, что вооруженные силы США выдали контракты на дальнейшие разработки лишь «крупняку» в лице General Dynamics, AAI Corporation, Textron и Sig Sauer Inc. И если их прототипы должны быть представлены в течение 27 месяцев (что сделано), то на доработку отводится аж 8 лет, а за это время либо ишак сдохнет…

«У американцев гигантский опыт проведения дорогостоящих программ перевооружения, закончившихся ничем», – иронизирует Максим Попенкер, намекая на проекты SPIW, ACR и другие, которые тянулись много лет, но в результате армия США оставалась со старой доброй М16. А сейчас техника развивается так быстро, что трудно предсказать, с какими угрозами и вызовами военные столкнутся даже через год-другой, не говоря про десятилетие.

И все же многие эксперты и у нас, и на Западе полагают, что на сей раз силы и деньги не будут потрачены впустую. Ведь новое оружие разрабатывается вместе с прицельными комплексами, а значит, как минимум стоит ожидать появления новых прицелов.

Возможно создание более совершенных приборов бесшумной стрельбы с высоким ресурсом. Плюс наработки по повышению ресурса стволов и т. д. Будут доводиться композитные патроны, особенно те, что совместимы с традиционными схемами автоматики. Может, и для проверенной М16 подойдут.

©508 collection / Vostock Photo

На что меняли М16

В начале нулевых наиболее вероятной заменой семейству М16 называли автомат ХМ8 компании Heckler&Koch. Его устройство практически полностью повторяло схему автомата G36, стоящего на вооружении бундесвера с 1997 года, – вполне традиционное оружие, которое считалось весьма удобным, надежным и точным. Главным отличием ХМ8 был дизайн, который напоминал больше не боевое оружие, а реквизит для «Звездных войн».

Военные уже анонсировали начало массовых поставок XM8 в войска с середины 2005 года. Но конкуренты забросали конгресс жалобами, что новая винтовка принята без конкурса. Армейцам ничего не оставалось, как опубликовать условия тендера. Правда, они надеялись провести его быстро и все же принять понравившийся им немецкий автомат. Но к осени 2005‑го конкурс неожиданно был приостановлен, а в открытых источниках появилась информация о технических проблемах при расширенных испытаниях ХМ8. Вскоре программу свернули. Впоследствии выяснилось, что G36 не так хороша, как казалось.

В 2012 году немецкие солдаты в Афганистане жаловались на перегрев оружия при интенсивной стрельбе. Heckler&Koch ответила на это инструкцией, пояснявшей, что винтовка не предназначена для длительных перестрелок. Позже всю вину взял на себя поставщик патронов: мол, боеприпасы были ненадлежащего качества. Однако в 2015‑м бундесвер признал, что G36 имеет проблемы с надежностью и перегревом, в результате было принято решение о постепенном снятии этого образца с вооружения.

©truevelocityinc.com

Возвращение СВД

Первым ответом НАТО на массовое применение боевиками пулеметов Калашникова и снайперских винтовок Драгунова стало распространение в войсках т. н. марксманских винтовок (по сути, аналогов нашей СВД) под патрон 7,62 НАТО. Сначала это были М25 – снайперский вариант М14 и G3; затем более современные FN SCAR17, HK417 и Colt M. A. R.C. – развитие М10, первой винтовки Юджина Стоунера.

Одновременно военные чиновники задумались о массовом переходе на новый, более мощный патрон. Первыми кандидатами на роль боеприпасов будущего стали 6,5 mm Grendel и 6,8 mm Remington. Переход планировалось осуществить малой кровью, вернее, малыми деньгами – просто переделать имеющиеся М4 под новый калибр. Не вышло. И патроны были тяжеловаты, и отдача сильна, и износ оружия увеличивался. А кроме того, переход малыми деньгами, без дорогостоящих исследований и ОКР совсем не интересовал военные концерны.

Попытались просто вооружить спецназ оружием под патрон 7,62 НАТО – уже упомянутые FN SCAR17 и HK417. Тоже не пошло – отдача слишком сильная, патроны тяжелые. Тогда и возникла идея создать что-то принципиально новое, что и вылилось в программу NGSW.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK