Наверх
19 сентября 2019
USD EUR
Погода

Чем отличаются мозги сильного и слабого пола, и кто из нас слабее умом?

©Shutterstock / Fotodom

Нешуточный информационный скандал разразился в российской медиасфере после заявления в эфире одной из радиостанций, сделанного протоиереем Дмитрием Смирновым по поводу мыслительных способностей представительниц слабого пола: «Женщины слабее умом. Конечно, бывают какие-нибудь там Марии Кюри, но все-таки это редкость», – сказал священнослужитель. Однако после бурного общественного резонанса он попытался «отыграть назад» и заявил буквально следующее: «Их слабость ума не в том, что они глупее. Девочки, например, чаще с золотой медалью заканчивают школу. Они старательные. Они лучше понимают, что им говорят. Исследования надо проводить».

Однако, как выяснил «Профиль», исследования такие проводились, просто не все служители культа о них знают. Как рассказал нам автор двух десятков книг и учебников об устройстве, формировании и функционировании мозга, доктор биологических наук, профессор Сергей Савельев, «большинство людей крайне сильно бы удивились, узнай они, как хорошо изучен наш мозг. Хотя и не всё еще известно, но на порядки больше, чем полагают в РПЦ».

Тем не менее мы попросили эксперта все-таки прояснить, отличается ли мозг мужчины от мозга женщины. И выяснили для себя массу интересного…

Не съесть, а поделиться

«Знаете, как человек обзавелся большими полушариями мозга – неокортексом? То есть стал человеком? – спросил меня профессор Савельев. – Благодаря женщинам. У всех приматов, в особенности высших, очень длинный период выращивания детенышей – 5–9 лет. У человека период заботы о потомстве еще больше. Все это время с детьми необходимо делиться пищей. Но на одном инстинкте отдавать еду другим 11–14 лет невозможно. Это не три месяца у кошки и даже не полтора года у медведей. Именно для того чтобы делиться пищей с детьми, а позже и с неродственными особями, без чего выжить в большой популяции невозможно, у женщин развились лобные доли больших полушарий. Способность делиться пищей заложена именно в лобных областях. Тормозящая функция – не съесть самому или даже не отнять и съесть, а поделиться. Не читали, как в 60–70‑е годы во всем мире (а в Мексике и до сих пор) лечили анорексию? Скальпелем. Пациенткам обрезают связи лобных долей с остальным мозгом, и они начинают нормально есть».

«Мужчины тоже делились пищей, – продолжает ученый, – принес с охоты и поделил на всех. Но нам большие лобные доли и все большие полушария мозга достались даром, в процессе генетического обмена, от женщины. А поскольку по прямому назначению, то есть для выращивания потомства, они использовались слабо, мужчины этими новыми областями своего мозга стали изучать и исследовать мир, со временем изобрели порох, бумагу, двигатель внутреннего сгорания… Также благодаря новым отделам мозга у нас появились гуманистические идеалы, сопереживание, покаяние, этика, эстетика и тот самый подвиг, о котором в контексте радиопередачи говорил Дмитрий Смирнов».

Как заметил профессор Савельев, каждый из нас встречал людей, которые отбирают еду, игрушки или прочие блага у тех, кто слабее их. Это как раз и есть нарушение тех самых тормозящих функций, позволяющих нам делиться пищей. Эти люди не плохие, они – жертвы реверса эволюции, возврата к предыдущим формам существования. У них просто лобные доли маленькие. Причем, как правило, такие «подвиги» присущи только мужчинам.

Лимбическая сила

Платой за разросшийся неокортекс, то есть за массивные большие полушария, стала двойственность сознания. Наш сегодняшний мозг состоит из двух временами антагонистичных друг другу структур: древней – лимбической, доставшейся нам от бабуинов, и новой – кортикальной, возникшей у человека в результате социальной эволюции.

Лимбическая система – это большой комплекс подкорковых структур, расположенных в разных отделах переднего и промежуточного мозга. Лимбическая система отвечает за важнейшие инстинктивно-гормональные задачи: половую активность, агрессию, чувство опасности, обоняние, эмоции и память, инстинктивное поведение и мотивации. Эта система навязывает нам биологические, то есть обезьяньи, задачи и цели, которых всего несколько: выживать, доминировать, иметь изобилие пищи (денег), перенести максимум генома в следующее поколение у мужчин и вырастить здоровое, с высокой степенью доминантности потомство у женщин. Работу лимбической системы мы не осознаем и не можем контролировать.

Лимбической системе в наших головах противостоит кора больших полушарий со всеми бороздами и извилинами (кортикальная система), где обрабатываются сложнейшие сигналы от органов чувств, анализируются данные, хранится большая часть информации, а в ассоциативных центрах осуществляется мышление. В коре хранятся социальные инстинкты, индивидуальный опыт и знания, представления о справедливости, эгоизме, долге, бескорыстии.

Две системы – рассудочная и лимбическая – в голове мужчины равны по силе, поэтому часто работают вразнобой, друг против друга. У женщины доминирует лимбическая система, и мозг находится в относительной гармонии

Shutterstock / Fotodom

Рассудочные решения, принимаемые в коре, часто противостоят директивам лимбической системы. Но шансов победить у «человеческой части» нашего мозга немного. Тому целый ряд причин. В коре, то есть в нашем интеллектуальном сознании, всегда возникают несколько вариантов решений и поступков, что снижает ценность каждого, а стратегия сигнала лимбической системы всегда однозначна, и, пусть эгоистична и недальновидна, она точно наиболее выгодна.

Еще важнее, что лимбическая система умеет поддерживать свои сигналы гормонально, через гипоталамус. Гормоны гипоталамуса подключают периферическую гормональную систему. Наполненная гормонами кровь возвращается в мозг, в большие полушария, и меняет их работу. В результате, если очень нужно, лимбическая система способна заменить нашу разумную деятельность на инстинкты и эмоционально-гормональную активность, почти не поддающиеся рассудочному контролю.

Яркий пример – половое поведение. Гормоны выбрасываются в кровь под влиянием лимбической системы и, достигнув нужной концентрации, способны полностью подчинить себе мозг. Поэты еще называют это состояние влюбленностью.

Увы, такой порядок обусловлен эволюционно – кортикальная система возникла для обслуживания задач нашего выживания. У лимбической системы в наших головах явный приоритет. Ее правоту доказывают 65 млн лет эволюции приматов.

Когда интеллект все-таки оказывается в состоянии победить бабуина в голове, в ряде случаев человечество получает Марию Кюри и Жанну д’Арк, Ван Гога и Бетховена, Александра Матросова и декабристов. Но как часто это случается?!

Не в граммах дело

«Сравнивать мозг мужчины и женщины можно только условно, – объясняет Сергей Савельев. – И не по выдуманным причинам политкорректности, а по реальным физиологическим. Внутривидовая индивидуальная изменчивость мозга человека перекрывает и межполовые, и этнические различия во много раз. К примеру, бывают женщины с мозгом 2 килограмма и мужчины с мозгом 800 граммов. Бывают женщины, способные и решающие сложнейшие творческие задачи, и тривиальные незаметные мужчины. Мозг конкретной женщины и конкретного мужчины может соотноситься друг с другом так, как ракета Р‑7, на которой полетел Гагарин, и ракета из оружейного патрона, которую запускают шалопаи за школой. Мы же всегда думаем и говорим про конкретного человека, а не про мужчин или женщин вообще, поэтому прямое сравнение совершенно некорректно.

Однако если взять мозг, средний для 100 тысяч человек, межполовые различия в нем все же существуют. Мозг женщины примерно на 100–120 граммов (при средней массе нашего мозга 1300–1400 граммов) меньше мозга мужчины. Эта разница составляет порядка 2 млрд нейронов и приходится на большие полушария. У усредненного мужчины в больших полушариях 11 млрд нейронов, а у усредненной женщины порядка 9 млрд.

Это не делает женщин в чем-либо слабее. Масса мозга лишь косвенно коррелирует со способностями. Анатоль Франс, несмотря на мозг весом 1 кг, получил Нобелевскую премию по литературе. Наши способности зависят не от размера мозга, а от размера отдельных полей в нем, отвечающих за конкретные способности: ассоциации, координации определенной группы сложных движений, анализа информации. Наши же таланты зависят от групп больших полей. Так, художнику необходимо иметь большое поле мелкой моторики (точную руку), большое поле зрительного восприятия (верный глаз) и большое поле зрительных ассоциаций (хорошую выдумку). Все это может существовать в женском мозге в равной степени, как и в мужском. Однако избыточные 2 млрд нейронов в усредненном мозге мужчины все-таки дают о себе знать.

Удача для этноса, горе для семьи

В результате мощности лимбической и кортикальной систем в мозге среднего мужчины приблизительно равны, поэтому они жестче конфликтуют. У женщины, напротив, доминирует лимбическая система, и мозг находится в относительной гармонии.

То есть большие полушария большинства женщин выполняют свою исконную эволюционную функцию – помогают заботиться о потомстве. Успешная жизнь женщины – это количество потомков, степень и гарантия их обеспеченности, реализации, известности. Поэтому вопросы конкуренции, размножения, выживания потомков и своего собственного в большинстве случаев – ключ к пониманию женского поведения. Интеллект женщины может быть очень высок, просто работает на основные цели и задачи. В противном случае люди давно могли бы исчезнуть.

Меж тем мозг женщины, даже далекой от делания карьеры, политики или искусства, тоже не всегда безропотно идет по дороге предназначения.

«Невеста испытывает муки совести из-за того, – пишет в одной из своих книг Сергей Савельев, – что ушла от любимого жениха к богатому. Я считаю, что эти муки совести – свидетельство истинной человечности. Для самки шимпанзе выбор доминантного самца совершенно естественен и вызывает только чувство удовлетворения».

Две системы в голове мужчины равны по силе, поэтому часто работают вразнобой, друг против друга. Рассудочная система с ее гуманизмом, гордостью, бесстрашием, верностью долгу, преданностью делу и прочим постоянно противостоит лимбической с ее обонятельно-половыми биологическими наклонностями. Этот феномен дает мужчинам больше шансов как для созидания, так и для разрушения.

«Я бы сказал так, – уверяет профессор, – если один из десяти мужчин и одна из ста женщин хотя бы время от времени способны принимать абиологические решения и совершать соответствующие поступки, это большая удача для этноса и… горе для семьи».

Как по уму использовать ум

«Вопрос «кто умнее?» риторический и ненаучный, – продолжает нашу беседу ученый. – У каждого на этот счет свое мнение. Ответьте, Билл Гейтс – умный человек? Для американцев, я много раз спрашивал, он эталон ума и пример для подражания. А в чем его ум? Точнее, как он его использовал? Он начал продавать компьютерные программы, которые до этого были уже интегрированы в компьютер, а еще немного ранее распространялись программистами бесплатно. То есть он использовал ум для достижения доминантности и накопления материальных благ – в совершенном согласии с биологическими задачами индивида. Поступал как хитрый и беспринципный примат. Я бы назвал такой ум биологическим. Биологическим умом богаты многие современные олигархи во всем мире. Для накопления первичных состояний они не задумываясь перешагивали через законы и правила, как внутренние, так и общественные, руководствуясь теми самыми биологическими задачами: доминировать, откусить как можно больший кусок пирога и оплодотворить как можно больше женщин. Я не знаю, ум ли это».

В ходе эволюции женский мозг был нацелен на две главные задачи – выжить и вырастить здоровое потомство. Интеллект женщины может быть очень высок, просто работает на основные цели и задачи

Shutterstock / Fotodom

Женщины по части биологического ума, уверен Савельев, ни в чем не уступают мужчинам, с той разницей, что стараются гарантировать блага не столько для себя, сколько для своих детей. Если же говорить об уме абиологическом, то есть таком, посредством которого индивид создает что-то принципиально новое в науке, искусстве, законодательстве, архитектуре и так далее, решает не решенные до него задачи, при этом игнорируя параметры обогащения, доминантности и роста собственной популярности, вкладывая все силы в дело и добиваясь глобальных результатов, то такой ум гораздо чаще встречается у мужчин. И это понятно – рожать и растить детей мужчинам не обязательно.

«Абиологическая способность к творчеству – это ненормальность, – с легким сарказмом говорит Сергей Савельев. – Любая рассудочная деятельность, не приводящая к биологическим выгодам, ненормальна. Любое занятие, которое не приводит к бабам, детям и колбасе, а также к обращению на себя внимания, вроде дорогого черного автомобиля, – всё это абиологично. Всё это не может быть использовано в процессе эволюции для повышения энергетического обмена и статуса биологического объекта. Таких людей единицы, так было всегда, и так будет всегда».

Слушая Савельева, я вспомнил наглядный случай. В десятом классе вместе со мной учился мальчик Федор, у которого были обостренные чувства достоинства и справедливости. Федор постоянно заступался за слабых и несправедливо обиженных и в результате регулярно попадал в неприятности, в том числе с администрацией школы. Всегда говорил правду в лицо, за что никогда не был любимчиком учителей и получал за поведение не иначе как «удовлетворительно». На выпускном вечере к Федору подошел школьный «мажор» и шутник Костик. «Федя, объясни мне одну вещь, – попросил он. – Я всегда думал, что ум дан человеку, чтобы помогать ему жить, то есть решать проблемы, обходить препятствия и добиваться максимальной выгоды и комфорта. А ты, человек безусловно умный, используешь свой ум ровно для противоположного. Ты постоянно создаешь себе проблемы. Мне кажется, кто-то из нас двоих упускает что-то очень важное».

Бесполезный спор

«Наш мозг настолько изменчив, – заканчивает разговор ученый, – что степень разности порой трудно осознать. Только по размеру мозг здорового человека может достигать от 800 граммов до 2,5 килограмма. При этом с увеличением массы мозга объем корковых и подкорковых структур варьирует непропорционально. Вполне нормальна ситуация, когда корковые структуры оказываются небольшими, а лимбическая система – огромной. Отношение лимбической системы к коре у разных людей может отличаться в 10–15 раз. В результате индивид с большой лимбической системой и маленькой корой будет чаще вести себя как эгоистичный, асоциальный и сексуально озабоченный бабуин, уверенно считая это нормой. А удерживать свое поведение в рамках закона будет только под угрозой многолетней изоляции. Когда же опасность изоляции снизится, такие индивиды начнут устраивать грабежи, мародерство и насилие, что случается и в очень развитых странах. Соответственно, обладатель огромного неокортекса и небольшой лимбической системы будет рассудочен, рационален, будет в любой ситуации соблюдать моральные и этические принципы и тоже будет считать это нормой. Эти двое никогда не смогут договориться».

Конечно, всегда найдутся мужчины, считает профессор Савельев, которые будут утверждать, что женщины глупее и проще. Эти люди не плохие – им либо не повезло в жизни, либо у них в голове большая лимбическая система, которой жить с таким мировоззрением удобнее. Спорить с ними бесполезно. Впрочем, выяснять, кто из нас умнее, – это как спорить, что лучше: блок цилиндров или группа поршней. Друг без друга эти объекты превращаются в обычный хлам. С точки зрения эволюции, конечно. С другой стороны, на то нам и дан огромный мозг, чтобы в нем всегда было несколько точек зрения.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK