Наверх
31 июля 2021

Мой друг – андроид: когда у всех будут личные роботы, и к чему это приведет

Профессор Японского университета в Осаке Хироси Исигуро проверяет гуманоидного робота-диктора Actroid Repliee

©Yoshikazu TSUNO / AFP / East News

В начале этого года компания Samsung представила многофункционального робота-домохозяйку Bot Handy, а ученые из Германии и Швейцарии показали мягкого робота для объятий HuggieBot 2.0. Во время пандемии коронавируса подобные новости стали появляться с усиленной частотой. «Подвиги» роботов, помогающих с бесконтактной доставкой, дезинфекцией помещений и уходом за больными, дали почву для новых дискуссий о роботизации.

Но, несмотря на многообещающие достижения в сфере робототехники, пока трудно предсказать, где и насколько распространятся роботы, а главное – чем это чревато для человека. «Профиль» попытался ответить на эти вопросы с помощью экспертов.

Персональный помощник

Мнения о неминуемом наступлении эры персональных роботов звучат довольно регулярно. В конце 2000-х основатель Microsoft Билл Гейтс опубликовал программную статью под названием «Робот в каждом доме». А визионер Google Рэй Курцвейл спрогнозировал, что к 2027 году личный робот станет «такой же привычной вещью, как холодильник или кофеварка».

Чем полезен робот в домашнем хозяйстве (household robot)? Недавно на этот вопрос попыталась ответить Samsung: представленный ею в январе робот Bot Handy может сервировать стол, загружать одежду в стиральную машину, подавать бокал вина. Это далеко не первая попытка в подобном жанре. В 2017 году Toyota продемонстрировала устройство Human Support Robot для помощи одиноким инвалидам: робот умел открывать двери и подносить бутылку воды ко рту хозяина. В 2018-м был анонсирован американский робот Aeolus, умеющий мыть полы со шваброй и приносить стакан с напитком. Немного позже – немецкий робот TIAGo, способный открыть холодильник, взять оттуда банку пива и доставить ее владельцу.

Устройство Human Support Robot от Toyota

Imaginechina via AFP / East News

Все это испытательные образцы: ограниченный набор функций пока не позволяет выпустить их на рынок. Не анонсирована и цена, а она для внедрения подобных устройств должна быть невысокой, иначе проще нанять сиделку или домработницу. Несмотря на кажущуюся простоту, вывести на рынок подобные устройства труднее, чем специализированных индустриальных роботов, считает сооснователь фонда TMT Investments Герман Каплун.

«С промышленной роботизацией все прекрасно: стандартизируемые задачи, понятные алгоритмы, – поясняет эксперт. – Домашняя работа – совсем другое, человек не коробка и не деталь, требования у всех очень разные. Мне кажется, что речь о 5–10 годах. Мы уже плотно окружены бытовой техникой, но она пока не может работать автономно. Считайте ее полуроботами. Есть стиральные и посудомоечные машины, но кто-то должен их загружать и разгружать. Есть роботы-пылесосы, но их надо очищать, да и убирают они не всё. Есть кофемашины, но на блюдечке к креслу они нам чашку не поднесут. Человеку же хочется, чтобы за него делали всё. Да, сейчас развивается концепция умного дома – много мелкой роботизации с централизованным управлением. Но она не исключает робота-посредника. Как будет выглядеть домашний робот? Думаю, как параллелепипед метровой высоты – психологически важно, чтобы он был меньше человека, –  с вытягивающимися руками и возможностью использовать его голову как поднос».

«Стиральные и посудомоечные машины совершили революцию в домохозяйстве, сократив время на соответствующие операции не на 10%, а в 10 раз, – возражает футуролог, амбассадор Singularity University Евгений Кузнецов. – Подать бутылку или загрузить посуду – здесь такого радикального сокращения нет. Тем более еду все чаще заказывают из ресторана, уборку тоже можно отдать на аутсорс. Скорее всего, у персональных роботов будут другие задачи, связанные с эмоциональной сферой человека. То есть они станут чем-то вроде домашних питомцев. Сможет ли человек испытывать чувства по отношению к роботам? Если люди способны любить свой автомобиль до безумия, то почему нет?».

«Железный» питомец

Роботы-компаньоны, не только полезные с практической точки зрения, но и поддерживающие психическую стабильность своего хозяина, выглядят наиболее перспективно, соглашается Герман Каплун: «Очевидно, домашний робот будет сочетать много функций. Зачем вам отдельный робот-уборщица или робот-няня? Они только место будут занимать. Проще, когда все в одном: утром и днем играл с ребенком, вечером выступил психологом для родителей, ночью стирал белье и гладил».

На пути к "железному человеку": как робототехника вышла на новый уровень

Подобные разработки тоже имеются, причем в самых разных вариантах. В японской компании Vstone создали миниатюрных роботов-кукол Sota (Social Talker) и CommU (Communication Unity), чья роль сводится к поддержанию беседы, причем, чтобы расположить к себе человека, они говорят детскими голосами. Компаньон Zenbo от Asus крупнее и служит чем-то вроде домашнего секретаря: развлекает детей, записывает фото и видео, управляет умными устройствами, подает сигнал тревоги. А Honda представила целую линейку бытовых роботов в разной компоновке: для переноски грузов, для работы по дому и для «проявления сочувствия».

«Если вам доведется видеть, как ребенок увлеченно общается с роботом, практически не видя разницы между ним и человеком, в этот момент вы ощутите дыхание будущего, – делится основатель компании Robots City Айдар Кожахметов. – Но для того чтобы роботы-игрушки стали массовыми и захватили взрослых, должна сформироваться целая индустрия по типу голливудской, которая будет продумывать персонажей со своими характерами, предысторией. По этому пути идет рынок компьютерных игр, затягивающий аудиторию в игровую реальность через создание интересных сценариев. Вероятно, все начнется с игрушек, а потом мы и не заметим, как состарились, а робот приносит нам таблетки и вызывает врача».

Новая раса

Между тем, для того чтобы преуспеть в качестве лучших друзей человека, роботам нужно пройти по тонкой грани. Еще на заре роботизации выяснилось, что им не следует стремиться к полному человекоподобию. В 1970-х годах японский ученый Масакимо Мори ввел термин «зловещая долина», выявив, что люди относятся к искусственным существам положительно ровно до тех пор, пока можно однозначно определить их природу. Когда отличия между андроидом и человеком становятся неуловимыми, симпатия сменяется страхом.

Четвероногий робот Spot от Boston Dynamics

Kim Kyung-Hoon / REUTERS

Созданием подобных аппаратов с кукольными лицами прославился японец Хироси Исигуро. В его активе целый арсенал жутковатых роботов: Актроид, Кодомороид, Теленоид и другие. Правда, они созданы в исследовательских целях, о массовом применении речь не идет. А вот робот-гуманоид София от компании Hanson Robotics претендует на карьеру соцработницы, ее серийное производство планируется развернуть в начале 2020-х.

«Движения человеческого лица невозможно воспроизвести в точности, поэтому, если у гуманоида неестественная мимика, мы воспринимаем его как ходячего мертвеца, – объясняет Евгений Кузнецов. – С другой стороны, совсем безликий робот неинтересен. Нужно найти оптимальную границу человекоподобия. Интересно, что всеми любимый робот C-3PO из «Звездных войн» сделан подчеркнуто примитивно: милый, обаятельный, но видно, что игрушка. Может, так и надо? Механической эволюции совсем не обязательно равняться на биологическую».

Сегодня, как и во времена Карела Чапека, разработчики черпают вдохновение в художественных образах, и, похоже, это самый верный способ миновать «зловещую долину». Любопытно, что помимо «мультяшных» гуманоидов (Pepper, NAO, ASIMO и др.) создаются и четвероногие «собакообразные» роботы (Spot от Boston Dynamics, ANYmal от ANYbotics, AlienGo от Unitree Robotics).

Призраки «зловещей долины»: нужны ли нам антропоморфные роботы

В этой сфере открывается простор для промышленного дизайна, говорит Айдар Кожахметов: «Я своих конструкторов призываю: давайте себя не ограничивать, мы же создаем киберживотных – новый вид фауны, новую расу. В нашей власти сделать их какими угодно, сходство с человеком – не путь магистрального развития. Пусть они будут необычными, но чтобы людям нравилось. Внешнее очарование робота – 90% успеха. Я беру с собой робота на важные переговоры: когда ставишь его на стол, выгодный контракт легче подписать».

Тот, кто сделает самых стильных роботов, возглавит индустрию, соглашается Евгений Кузнецов. «Можно вспомнить появление iPhone. До него ведь были коммуникаторы с сенсорным экраном, в Apple использовали эту идею, но сделали изящный девайс с закругленным экраном. И выстрелило! Здесь наверняка будет то же самое. Создатели роботов будут все больше упирать на эстетику. Кстати говоря, кошки в дикой природе не мурчат, а собаки не складывают брови домиком. А в домашних условиях приспособились. Роботы совершат ту же эволюцию, чтобы угодить нашим запросам», – считает футуролог.

Люди относятся к искусственным существам положительно ровно до тех пор, пока можно однозначно определить их природу

Shutterstock/Fotodom

Мечтают ли андроиды о превосходстве?

Сегодня «умные» роботы создаются на основе «слабого» искусственного интеллекта, заточенного под решение конкретных задач (intelligent systems). Между тем, задача создания «сильного» искусственного интеллекта, сопоставимого с человеческим разумом (human-like intelligence), не снята с повестки дня. В середине 2000-х в Швейцарии стартовал проект Blue Brain по моделированию работы мозга на суперкомпьютере IBM Blue Gene/Q. Правда, его мощностей хватило только для воссоздания отдельных участков крысиного мозга. Для симуляции человеческого мозга потребуются квантовые компьютеры, пока находящиеся в разработке.

«Существующие прогнозы говорят, что «сильный» ИИ мы получим в середине XXI века, если сохранятся текущие темпы увеличения мощностей в цифровом мире, – комментирует Евгений Кузнецов. – Но в последние годы растет осознание, что дело не столько в вычислительных возможностях, сколько в архитектуре нейросетей. Даже на нынешних компьютерах нейросети совершают прорывы в фундаментальной науке. Например, в прошлом году ИИ смог предсказать объемную структуру белка по последовательности аминокислот – эту проблему биологи не могли решить 50 лет. То ли еще будет!».

Кто на новенького: заменят ли роботы 40 млн россиян

Однако уже сейчас, задолго до построения «сильного» ИИ, человечество забеспокоилось. В начале этого года вышло исследование Института развития человека Макса Планка (Германия), главный вывод которого звучит как приговор: создав равные себе по разуму машины, человек неизбежно утратит над ними контроль. Ждет ли нас многократно описанное фантастами восстание машин? Мнения экспертов «Профиля» разделились.

«У всех есть смартфоны и компьютеры, периодически они зависают. Чем не восстание машин? Но сейчас вы знаете, как с этим бороться: ни смартфон, ни компьютер не сопротивляются тому, что вы делаете им перезагрузку. А вот если такой кнопки не будет или машина будет сопротивляться, это может оказаться трагичным. Ведь достаточно простого вируса, чтобы смартфон сошел с ума. Поэтому страхи вполне реалистичные», – считает Герман Каплун.

«Почему все думают, что роботы захотят с нами конкурировать? – возражает Айдар Кожахметов. – Если будет создана интеллектуальная система, занимающаяся беспрерывным саморазвитием, то, достигнув уровня человека, она пробудет на нем какие-то секунды и двинется дальше – туда, где мы вообще не будем ее интересовать. С другой стороны, мы вряд ли будем понимать смысл ее деятельности. Уже сейчас возникают трудности с интерпретацией логики алгоритмов. Но в мировом сообществе разработчиков – а оно довольно тесное, все друг друга знают – выработан консенсус, что нельзя допустить хаотичного развития ИИ, нужно держать руку на пульсе, пока можем».

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
31.07.2021