Наверх
14 апреля 2021

"Роскосмос" против SpaceX: каковы перспективы РФ на мировом космическом рынке

"Протон-М"

©Roscosmos/Flickr

Россия в 2021 году может установить рекорд по частоте космических запусков, сообщили в конце марта в «Роскосмосе». Это возможно благодаря сотрудничеству с британским оператором спутникового интернета OneWeb. В этом году одна партия аппаратов OneWeb уже отправилась на орбиту на ракете «Союз» – запуск произведен 25 марта с космодрома Восточный.

Таким образом, благодаря доставке интернет-спутников Россия имеет шансы вернуть себе пошатнувшиеся позиции на рынке космических запусков. Кроме того, «Роскосмос» намерен развернуть собственную группировку спутникового интернета, вступив в конкуренцию как с OneWeb, так и с проектом Илона Маска Starlink. «Профиль» с помощью экспертов выяснил потенциал российской госкорпорации в этих сегментах космической индустрии.

Запущенная ситуация

Много лет российские чиновники гордились лидерством страны по числу космических запусков. Оно действительно было неоспоримым, но в последние годы уходит: в 2000 году на долю России пришлось 42% успешных запусков в мире, в 2005-м – 44%, в 2010-м – 43%, в 2015-м – 32%, в 2020-м – 16%. Причины – возросшая активность Китая и выход на рынок пусковых услуг компании Илона Маска SpaceX.

ЧС на МКС: сможет ли Россия сохранить пилотируемую космонавтику

«На определенном этапе Россия сыграла свою роль на мировом рынке, – комментирует популяризатор космонавтики Виталий Егоров. – Дешевые «Протоны», «Днепры» и «Союзы», с которыми мы вышли в конце 1990-х, во многом его сформировали. Ведь до этого коммерческие спутники выводили шаттлами, один запуск которых стоил миллиард долларов. А наши ракеты стоили $20 млн. Это было радикальное снижение, и многие космические проекты стали рентабельными благодаря ему. А Илон Маск пришел на готовый рынок, но сумел сформировать более выгодное предложение. Это можно сравнить с Yahoo и Google. В Yahoo создали первый популярный интернет-поисковик, но потом Google усовершенствовал услугу и перетянул аудиторию на себя».

Россия в этой ситуации не одинока. Ее товарищем по несчастью стало Европейское космическое агентство (ESA). «Европейцы в панике, их ракеты Ariane и Vega – это технологии 1980-х годов, – рассказывает историк космонавтики Вадим Лукашевич. – Они болезненно воспринимают успехи Маска, хотя, в отличие от «Роскосмоса», виду не подают, а инициируют ряд новых программ». В марте ESA профинансировало Ariane Group, Avio и Rocket Factory Augsburg для изучения технологий запуска, которые будут конкурентоспособны после 2030 года.

Поскольку космонавтика – индустрия с далеким горизонтом планирования, нельзя сказать, что Россия в одночасье стала аутсайдером рынка. Во-первых, в этом году число наших запусков, скорее всего, будет выше, чем в 2020-м: некоторые были отложены из-за пандемии, другие – из-за проблем заказчиков. Например, угрозы банкротства OneWeb: теперь проблема решена, и до конца 2021-го на орбиту должны отправиться до десяти «Союзов» с его аппаратами.

Во-вторых, «Роскосмос» намерен побороться за клиентов путем удешевления себестоимости пусков: недавно глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин даже поблагодарил американцев за «пинок» в этом направлении.

Российская космонавтика в 2020 году: поводы для оптимизма

Наконец, в 2019–2020 годах российские ракеты отлетали без единой аварии – это достижение. Но определенная репутация уже сложилась. Особенно она касается ракеты «Протон-М» (семь аварий в 2010–2015 годах). В марте стало известно, что ни одна страховая компания не решилась страховать готовящийся запуск «Протона» к МКС.

«До этого страховщики работали с «Протоном», но страховая премия составляла 25% от стоимости запуска, – говорит руководитель Института космической политики Иван Моисеев. – Для сравнения: у SpaceX эта ставка равна 4%. Но хуже отсутствие заказчиков. Ведь само число пусков мало о чем говорит, важна их коммерческая емкость. «Протон» в этом смысле был золотой жилой: в начале 2010-х он летал по 5–6 раз в год, выводя тяжелые геостационарные спутники. Каждый успешный старт приносил $70–80 млн. Сейчас эти заказы ушли, что видно по графику планируемых запусков. «Союз» тоже выводит коммерческие спутники, но в основном это университетские кубсаты – несравнимые деньги. По сути, у нас остался один крупный заказчик – OneWeb, который не мог пойти к Маску, потому что конкурирует с ним на рынке спутникового интернета. Кстати, часть пусков OneWeb осуществляется с космодрома ESA, и выручку за них Россия делит с Францией».

Запуск Starlink

Official SpaceX Photos/Flickr

Сферический вакуум

В 2017 году президент РФ Владимир Путин заметил, что в мире растет спрос на услуги, полученные с помощью дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), а значит, России нужно активнее использовать эту технологию во всех сферах жизни. Спустя год в «Роскосмосе» родился проект спутникового интернета «Эфир» – российский ответ группировкам Starlink и OneWeb. Затем обе инициативы решили объединить в мегапроекте «Сфера».

Орбита на миллион: кто составит конкуренцию SpaceX в космической индустрии

Сообщалось, что под началом «Сферы» соберут большинство спутниковых группировок РФ: ГЛОНАСС (навигация), «Экспресс» и «Экспресс-РВ» (связь), «Марафон» (интернет вещей), «Луч» (система ретрансляции), «Гонец» (персональная спутниковая связь), «Скиф» (широкополосный доступ в интернет), «Ямал» (спутники связи «Газпрома»). Как все они сочетаются друг с другом, какова будет суммарная численность «Сферы» и ее экономические параметры – эти вопросы остаются открытыми. Ожидается, что ответы будут получены в федеральной целевой программе «Сфера», но она до сих пор не принята.

В ноябре 2020 года Владимир Путин раскритиковал Рогозина за неготовность программы. Затем выступил вице-премьер Юрий Борисов: «Два с половиной года мы говорим, что такое «Сфера». То ли одно, то ли другое. Кто должен сформировать это все? Я уже принимаю серьезные меры».

Отсутствие программы не помешало «Роскосмосу» запросить из бюджета колоссальные средства – до 2,8 трлн рублей (15% годового бюджета РФ). По словам Борисова, в 2021–2023 годах правительство согласилось выделить на «Сферу» около 35 млрд рублей.

«Под названием «Сфера» пытаются соединить на бумаге лебедя, рака и щуку – неудивительно, что не складывается, – говорит Вадим Лукашевич. – Похоже, стоит задача собрать все проекты, которые мы можем противопоставить Starlink, чтобы показать на публику, что мы тоже что-то делаем. Понятно, что в запрашиваемом объеме Минфин денег не даст. Значит, надо искать у инвесторов, делать продукт для мирового рынка».

Но конкуренты на этом рынке далеко впереди. Интернет Starlink уже работает в тестовом режиме: по состоянию на март 2021 года SpaceX вывела 1385 спутников, а всего планирует запустить 42 тысячи. Группировка OneWeb насчитывает 146 аппаратов. Также на рынок планирует выйти Китай в лице корпорации Beijing Commsat Technology, получающей инвестиции от государства.

Найти свою нишу «Роскосмосу» будет непросто, полагает Виталий Егоров: «В России считается, что главное в космонавтике – сделать «железо»: построить ракеты, запустить спутники. И все, сразу станем богатыми. Это ошибка. Главное – чтобы люди начали пользоваться вашей услугой. А это терминалы, дилерская сеть, продвижение. В этом плане Илон Маск, одним твитом вызывающий шквал публикаций в СМИ, имеет гораздо больший ресурс, чем наши маркетологи».

Читать полностью (время чтения 4 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
14.04.2021
13.04.2021