Наверх
4 августа 2021

Бомбы для ГУЛАГ: почему взрывались склады и пароходы "Дальстроя"

Разрушения на нефтебазе после взрывов пароходов 19 декабря 1947 года в Магаданском порту

©Magadaninfo/Vostock Photo

В ноябре 1931 года постановлением Совета труда и обороны был создан государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы «Дальстрой». Как бы сейчас сказали – госкорпорация. На структуру возлагались ответственные задачи: разработка недр с добычей и обработкой полезных ископаемых, колонизация огромной территории, строительство предприятий и организация работ «в интересах успешного выполнения первой задачи».

Опасная Находка

Первые шаги к практической реализации проекта были предприняты уже в феврале 1932-го. В дальнейшем производственная база «Дальстроя» активно расширялась. Через 20 лет она включала 450 предприятий, в том числе 89 приисков, рудников и фабрик, 23 электростанции и 1,6 тыс. км высоковольтных линий электропередач, 84 нефтебазы, 14 узлов связи и 17 радиоцентров, 6 морских пунктов, 9 аэродромов, 6 узкоколейных железных дорог.

«Дальстрой» располагал даже собственным морским и речным флотом. В разное время к тресту были приписаны семь морских судов. Три парохода, закупленные в 1935 году в Голландии, по грузоподъемности («Кулу» – 7000 т, «Джурма» – 7040 т, «Генрих Ягода» – 8375 т) какое-то время были наиболее крупными на Дальнем Востоке. Помимо этого, фрахтовалось большое количество судов других ведомств.

Морским путем на Колыму перевозились рабочая сила, продовольствие и стройматериалы. Для ведения горных и строительных работ предприятиям «Дальстроя» требовалось огромное количество взрывчатых веществ (ВВ), которые доставляли суда. В основном это были ВВ на основе аммиачной селитры (аммонал, аммонит, динафталит), а также тротил. Этот опасный груз в 1946–1947 годах стал причиной нескольких ЧП как на пароходах, так и на береговых объектах.

Первый из взрывов, причины которых так и остались до конца не выясненными, произошел 24 июля 1946 года в порту Находка. Взлетел на воздух стоявший у причала пароход «Дальстрой» (ранее назывался «Генрих Ягода». После ареста и расстрела наркома пароход переименовали. – «Профиль»), принадлежавший одноименному тресту. Судно готовилось отправиться в порт Нагаево (Магадан). До этого оно совершало регулярные рейсы по этому маршруту. Пароход «Дальстрой» известен тем, что в его трюмах на Колыму в качестве заключенных попали многие известные личности, среди них – Сергей Королев и Георгий Жженов.

В августе 1945 года во время войны с Японией на несколько месяцев пароход стал десантным транспортом. Утром 16 августа в ходе Сейсинской десантной операции он подорвался на мине и потерял ход. Затем ему в борт врезалось вспомогательное судно, буксировавшее поврежденный пароход «Ногин». В результате тарана «Дальстрой» получил пробоину от палубы до ватерлинии. Однако все обошлось – десантники высадились на пирс, а пострадавший транспорт своим ходом сначала добрался до Владивостока, а затем ушел на капитальный ремонт в Канаду.

Так и не состоявшийся рейс на Колыму для «Дальстроя» должен был стать первым после возвращения в строй. В Находке на судно были погружены ВВ: в первый трюм – около 500 т аммонала, во второй – 400 т тротила. По роковому стечению обстоятельств, в первом трюме и случился пожар. Справиться с огнем команде не удалось, и через восемь минут после обнаружения дыма прогремел мощный взрыв. Обломки судна разлетелись на расстояние до одного километра. Пятитонный якорь выбросило на берег на 500 метров. В ближайшем поселке с домов сорвало крыши и выбило оконные стекла. Кажется чудом, что из 48 членов экипажа «Дальстроя» погибли всего шестеро, еще один скончался на следующий день от полученных ранений. Остальные успели по приказу капитана покинуть обреченное судно.

Пароход "Дальстрой" (ранее "Генрих Ягода")

Magadaninfo/Vostock Photo

На берегу жертв и пострадавших оказалось куда больше. Согласно докладу министра внутренних дел СССР Сергея Круглова, «убито и умерло от ран 105 человек, в том числе военнослужащих – 22, гражданского населения – 34, заключенных – 49; ранено и находится в лечебных заведениях 196 человек, в том числе военнослужащих – 55, гражданского населения – 78 и заключенных – 63».

Материальный ущерб был огромен. Взрыв уничтожил пароход и все находившиеся на нем грузы на сумму 9 млн рублей. На береговых складах сгорело различных промышленных и продовольственных товаров на 15 млн рублей, а также взрывчатка – на 25 млн рублей.

Тайны следствия

Для выяснения причин в Находку из Москвы направили заместителей министра внутренних дел Рясного и Мамулова и бригаду следователей. Незамедлительно были арестованы все оставшиеся в живых моряки «Дальстроя». Казалось, они попадут под безжалостный маховик репрессий как вредители и враги народа. Но все отделались легким испугом, поскольку неожиданно появились доказательства непричастности к катастрофе членов экипажа.

Во время следствия загорелся аммонал на барже, а сутки спустя сгорел вагон со взрывчаткой. После этих чрезвычайных происшествий моряков отпустили, признав невиновными. На этом череда взрывов не прекратилась. Через две недели в Находке, в районе Ободной Пади, взорвались склады, на которых хранилось не менее 6 тыс. тонн взрывчатки. К счастью, этот арсенал располагался за сопкой, так что город практически не пострадал.

Следствие рассматривало две версии – халатность и диверсия. Диверсантов выявить и разоблачить не удалось, и все списали на преступно халатное отношение отдельных работников Приморского управления «Дальстроя» к приему взрывчатки с железной дороги, хранению ее и погрузке на пароходы, как доложил Сталину глава МВД. Под суд пошли около 20 человек, признанные ответственными за ЧП.

«Руководство базы в бухте Находка не обеспечило надлежащего хранения грузов и допустило ряд грубейших нарушений порядка хранения взрывчатки; прибывающая по железной дороге взрывчатка складировалась большими штабелями в непосредственной близости к остальным грузам, в том числе и к огнеопасным, без соблюдения необходимых противопожарных разрывов; к погрузке взрывчатки привлекались главным образом заключенные, которые направлялись на эту работу без предварительного отбора и проверки, причем необходимый режим во время погрузочно-разгрузочных работ не соблюдался», – писал министр.

Руководство МВД СССР приняло меры для предотвращения взрывов и повышения безопасности хранения ВВ. Для их хранения в восьми километрах от Находки построили новый склад. К работам со взрывчаткой после этого допускались только военнослужащие, а территорию взяли под охрану войска МВД. Однако на этом эпопея таинственных взрывов не закончилась.

Магаданский морской торговый порт в бухте Нагаева. 40-е годы ХХ века

Magadaninfo/Vostock Photo

Страна невыученных уроков

19 декабря 1947 года в бухте Нагаева в Магадане взорвались суда Дальневосточного морского пароходства «Генерал Ватутин» и «Выборг». Первый пришел из Ванино, имея на борту продовольствие, дизель-моторы, буровые машины, запчасти к ним, узкоколейные платформы и многое другое. В трюмах было более 3,3 тыс. тонн взрывчатых веществ – аммонита, динафталита и тротила. Весь груз «Генерала Ватутина» был застрахован в представительстве «Госстраха» на 43 млн рублей. На борту находились 43 члена экипажа и 14 пассажиров.

«Выборг» доставил в Нагаево более 5 тыс. тонн грузов 219 наименований. Среди прочего – почти 200 тонн ртути, большое количество серной, азотной, соляной и фосфорной кислоты, карбид кальция, мышьяк, хлорную известь, эмалевые краски, химический калий и 14 тонн химикатов. Плюс 193 тонны капсюлей-детонаторов, огнепроводных и детонирующих шнуров, электродетонаторов. Экипаж состоял из 34 человек.

«Выборг» пришел в бухту Нагаева 14 декабря, «Генерал Ватутин» – в ночь с 17 на 18 декабря. Оба судна стали на якоря на рейде за пределами кромки льда, которая находилась в 250 метрах от причала. В это время в порту и на рейде находилось еще восемь судов, среди них и танкер «Советская нефть» с неисправным двигателем. На территории порта стояло 10 цистерн, заполненных бензином, маслом и мазутом по 1700 кубометров каждая.

В 23 часа 15 минут 18 декабря от начальника порта было передано следующее распоряжение: «Ватутин. Завтра 19.12.1947 года подходите кромке льда против причала № 3. Оформим приход, высадим пассажиров. Ухов». Согласно действовавшим правилам, постановка судов с опасными грузами в непосредственной близости к другим судам запрещалась, однако это положение было грубо нарушено начальником порта Германом Уховым.

Получив «добро», пароход «Генерал Ватутин» в 10 часов 10 минут подошел к кромке сплошного льда напротив причалов и, находясь на расстоянии не более 300 метров от них, сделал разворот кормой к порту. Во время маневра судно ударилось носом о кромку льда, после чего, по словам очевидцев, из носовой части повалил густой черный дым. Через несколько минут на пароходе раздается незначительной силы взрыв. Обшивка левого борта в районе третьего трюма отвалилась. В 10 часов 25 минут происходит второй, более мощный взрыв, от которого сдетонировали капсюли-детонаторы. В результате серьезные повреждения получил «Выборг».

Оба парохода быстро и почти одновременно затонули. Все люди, находившиеся на борту «Генерала Ватутина», погибли, на «Выборге» погибли от 13 до 22 человек. Кроме того, получили значительные повреждения и другие суда: «Минск», «Старый большевик» и танкер «Советская нефть». На них погибли семеро моряков и 79 получили ранения.

Обследовавшие потом место потом взрыва «Генерала Ватутина» водолазы обнаружили на дне воронку длиной 100, шириной 40 и глубиной 7 метров. Неудивительно, что на берег обрушилось что-то вроде цунами. Волна воды вперемешку со льдом и горящими обломками кораблей, до 10 метров высотой, накрыла порт и окрестности. Там начались пожары – 13 очагов в порту и 7 очагов торфяных пожаров на сопке.

С огнем в порту удалось справиться к 16 часам. Во время операции погибли шестеро пожарных, сгорел один автомобиль. Сопку же тушили четыре дня. В первые дни – пограничники и пожарные, а затем привлекли 700 японских военнопленных.

Магаданский порт. Последствия взрывов пароходов 19 декабря 1947 года

Magadaninfo/Vostock Photo

Подсчитали – прослезились

Магаданскому порту был нанесен серьезный ущерб. Все склады, навесы и другие постройки были разрушены. В здании управления порта выбило стекла, по стенам пошли трещины. До основания сгорели слесарная мастерская, насосная, водолазный катер и семь складов с продовольствием. Была повреждена телефонная станция, полностью утрачена ценная почтовая корреспонденция. Дотла сгорели казармы пожарных, сильно досталось и авиазаводу, который находился недалеко от порта. Повреждения получили здания в самом городе. В общей сложности жертвами катастрофы стали не менее 111 человек. Медицинская помощь потребовалась 535, 213 из которых были госпитализированы с травмами различной степени тяжести.

Убытки оценили в 116 млн рублей, не считая стоимости самих пароходов. Но главное – Магадан оказался на краю гуманитарной катастрофы, поскольку пожары в порту уничтожили почти пять с половиной тысяч тонн продовольствия. Так что ту зиму колымчане пережили с трудом. Власти прибегли к крайней мере – ввели нормирование продовольствия, так как навигация уже закончилась и новые поставки стали невозможными.

Причина магаданской трагедии так и не была установлена. Опять безуспешно искали диверсантов. Ну а наиболее правдоподобное объяснение – взрыв от детонации ВВ в результате удара носовой части судна о льдину. Это подтверждается и показаниями свидетелей. После удара о кромку льда из носовой части судна пошел черный дым. Скорее всего, воспламенился тротил: при горении он выделяет много копоти и имеет низкую температуру вспышки. Когда пожар разросся, произошло возгорание аммонита (динафталит – малогорючее соединение), при горении которого стал выделяться кислород, и пожар усилился. Горение большой массы взрывчатых веществ и повышение давления газов в трюмах привели ко второму взрыву, не только погубившему «Ватутин» и находившийся поблизости «Выборг», но и нанесшему катастрофические разрушения в магаданском порту.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
04.08.2021
03.08.2021