Наверх
17 апреля 2021

Деньги коррупционеров вернутся в казну

©Shutterstock/ Fotodom

Прокуратура сможет изымать у чиновников незаконно нажитые деньги. Если госслужащий не сможет доказать легальность их происхождения, средства конфискуют в счет бюджета. Сейчас такой порядок действует только с имуществом – земельными участками, квартирами, дачами, транспортом, ценными бумагами. После того как поправки Минюста вступят в силу, он распространится и на банковские счета, причем не только самих чиновников, но и их супругов и детей.

Правительственная комиссия по законопроектной деятельности одобрила поправки в законы «О противодействии коррупции» и «О банках и банковской деятельности», разработанные Минюстом. Законопроект, позволяющий обращать в доходы РФ денежные средства чиновников, не сумевших доказать законность их получения, в скором времени поступит на рассмотрение в Госдуму.

Презумпция виновности

Действующий закон «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» обязывает ряд чиновников ежегодно отчитываться о своих доходах и расходах, предоставляя в кадровые службы декларации за себя и членов своих семей – супругов и несовершеннолетних детей. Утвержден перечень таких должностей – это государственные и муниципальные служащие, работники госкорпораций, члены совета директоров Центробанка, руководящие сотрудники Пенсионного фонда, Фонда соцстрахования, Федерального фонда обязательного медицинского страхования и т.п.

Если стоимость имущества оказалась выше, чем совокупные доходы семьи за три последних года, появляется повод начать проверку, законно ли оно приобретено. Кадровики должны проинформировать об этом прокуратуру, а та – запустить механизм проверки. Информацию могут также предоставить правоохранительные органы, общественные объединения, организации по профилактике коррупционных правонарушений, комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах и СМИ. С 2018 года прокуратура проверяет даже уволенных чиновников, так как зачастую организация избавлялась от такого сотрудника, и он уходил от ответственности.

Если прокуроры обнаружили незаконно приобретенное имущество, они обращаются в суд с иском о его изъятии в доход государства. При этом обязанность по доказыванию законности источников денег, за счет которых приобретена спорная собственность, возложена на самого чиновника. Если доказательств он предоставить не смог, имущество считается незаконным, презумпция невиновности здесь не работает.

Незаконные миллиарды

Как заявляют в Генпрокуратуре, работа по контролю за доходами и расходами чиновников ведется очень активно и позволяет выявить десятки миллиардов незаконно полученных рублей. Так, в 2019 году суды вынесли решения о взыскании имущества стоимостью свыше 20 млрд рублей. За 9 месяцев 2020 года прокуроры направили в суды более трех тысяч исков об изъятии незаконно приобретенного имущества чиновников на 41 млрд рублей.

При этом генпрокурор РФ Игорь Краснов заявлял, что темпы работы все же недостаточны, а возможности по обнаружению, изъятию и обращению в казну незаконно нажитого имущества коррупционеров используются не в полной мере, например, в отношении выведенных за рубеж активов.

Кроме того, до сих пор действующий порядок не распространяется на денежные средства, а только на имущество – земельные участки, любые объекты недвижимости, транспорт, ценные бумаги. Законопроект Минюста это исправляет.

От 10 тысяч и выше

Законопроект предусматривает механизм, позволяющий прокурорам обращать в доход РФ денежные средства, поступившие на счета чиновника и его близких в банках и других кредитных организациях. Условия те же: сумма превышает совокупный доход семьи за отчетный период и предшествующие ему два года, а достоверные сведения, подтверждающие законность получения денег, не предоставлены. Установлен нижний предел для такой суммы – 10 тысяч рублей.

В законопроекте детально прописан порядок проведения генеральным прокурором и подчиненными ему прокурорами проверки достоверности сведений о законности получения денежных средств. Так, они обязаны в письменной форме уведомить проверяемого не позднее чем через два рабочих дня после принятия решения о проверке, а копию направить его работодателю. После этого в течение семи рабочих дней чиновник имеет право обратиться с ходатайством о проведении с ним разъясняющей беседы. Ходатайство подлежит обязательному удовлетворению, а в ходе беседы ему должны дать разъяснения по всем интересующим вопросам. На проверку отводится четыре месяца, после этого составляется иск в суд. Информацию об итогах проверки и результатах обращения в суд также направляют работодателю чиновника.

Любопытно, что изъятые деньги будут зачисляться в Пенсионный фонд РФ (ПФР), так же как остальные средства, конфискованные в рамках расследования коррупционных преступлений. Такое правило действует с 2018 года, но впервые деньги от продажи конфискованного у чиновников имущества поступили в ПФР в прошлом году. В целом же в 2019 году ПФР получил 21,4 млрд рублей от продажи имущества, взысканного прокуратурой с коррупционеров.

Не переусердствовать

На сегодняшний день практика по обращению в доход государства имущества, полученного незаконным путем, набирает обороты, а суммы, взыскиваемые в федеральный бюджет, с каждым годом увеличиваются, говорит член Ассоциации юристов России Александра Обрывко. Это обусловлено не ростом коррупции, а активной деятельностью прокуроров.

«Полагаю, что тенденция по совершенствованию антикоррупционного законодательства в части формирования прочной нормативной базы и определения порядка проведения проверок и механизма обращения в суд позволит в долгосрочной перспективе снизить уровень злоупотреблений и взяточничества, а также обеспечить законность в сфере государственного управления», – считает юрист.

Данные поправки являются логическим развитием антикоррупционного законодательства, рассказал депутат Госдумы, член комитета по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный («Единая Россия»).

«Сейчас органы, осуществляющие контроль за доходами и расходами чиновников – прежде всего Генеральная прокуратура России, – имеют полномочия заявлять иск об обращении в доход государства имущества, законность получения которого чиновник не может доказать. Но коррупционер может хранить и денежные средства на счетах, в том числе, своих родственников и близких лиц. Конституционный суд четко дал понять, что изъятие имущества, полученного на незаконные доходы, допустимо не только у чиновников, но и у других лиц, которые связаны с ним и которым оно было передано. Примечательно, что это дело в КС рассматривалось по жалобе родственников полковника Захарченко, у которого нашли 9 млрд рублей», – отметил депутат.

Поэтому целесообразно довести действующие положения до логического конца и позволить обращать в доход государства коррупционные деньги, чтобы потом направить их в Пенсионный фонд, убежден он.

Тем не менее еще существует большой разрыв между суммой удовлетворенных исков и средствами, реально поступившими в казну, рассказал депутат. Новый генпрокурор обращал на это внимание и поставил подчиненным задачу добиваться своевременного и полного возмещения ущерба, причиненного актами коррупции.

«Однако при установлении механизма взыскания средств важно не переступить черту презумпции невиновности. По нашей Конституции никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления и считается невиновным до тех пор, пока вина не будет установлена судом. Поэтому механизм, предлагаемый Минюстом, должен учитывать требования Конституции и не создавать ситуацию, при которой посторонние лица, которые вообще не имели отношения к коррупционной деятельности чиновника, подвергались бы незаконному преследованию и лишались своего законного имущества», – подчеркнул Анатолий Выборный.

В делах об изъятии незаконно заработанного имущества чаще всего речь идет о недвижимости, рассказал председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК), член Экспертного совета при управлении президента по вопросам противодействия коррупции Кирилл Кабанов. Но нередко правоохранительные органы сталкиваются и с большим количеством денег на счетах или даже наличными, как это произошло в деле полковника Захарченко (бывший сотрудник антикоррупционного главка МВД РФ (ГУЭБиПК) Дмитрий Захарченко признан виновным в получении взяток в особо крупном размере. – «Профиль»). При этом в суде защита строит позицию именно на пробеле в законодательстве, не позволяющем изымать денежные средства.

«По нашим оценкам, поправки позволят конфисковать в казну дополнительно около 10 млрд рублей», – подчеркнул глава НАК.

Между тем самая большая проблема Генпрокуратуры сейчас – изымать зарубежную недвижимость коррупционеров, рассказал Кирилл Кабанов. Достать ее практически невозможно, перспективы решения проблемы достаточно туманные, и поэтому покупка зарубежной виллы для коррупционеров – излюбленный способ спрятать деньги.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
17.04.2021