Наверх
29 января 2023

Контроль за соблюдением прав заключенных усилят, но не везде

Заключенные в СИЗО
©Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ/Vostock Photo

Госдума приняла закон, расширяющий возможности общественных наблюдательных комиссий, которые контролируют соблюдение прав человека в тюрьмах, колониях и СИЗО. Однако проблемы остались, говорят эксперты.

Изменения внесены в федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Проект был разработан Минюстом во исполнение поручений президента РФ.

Значительно расширен перечень организаций, которые могут направлять своих представителей в общественные наблюдательные комиссии (ОНК). Такое право получили ассоциации, союзы, фонды и автономные некоммерческие организации, а также уполномоченный по правам человека в РФ. Если ранее организации должны были обладать пятилетним опытом правозащитной работы, то теперь этот порог снижен до трех лет.

Кроме того, обязанность финансировать расходы, связанные с работой членов ОНК, теперь возложена на региональные общественные палаты. Раньше это делали сами правозащитники. Как говорится в финансово-экономическом обосновании к проекту, для деятельности ОНК потребуется ежегодно 85 млн 700 тыс. рублей. При этом для ОНК каждого субъекта РФ объем средств дифференцируется в зависимости от количества и удаленности мест принудительного содержания в регионе. Так, больше всего получат комиссии в Свердловской области (2 млн 200 тыс. рублей), Красноярском (1 млн 800 тыс. рублей) и Пермском крае (1 млн 700 тыс. рублей). Эти деньги пойдут на возмещение расходов на содержание или аренду помещения, проезд, оплату мобильной и почтовой связи и т.д.

Повысится и контроль за работой комиссий. ОНК должны теперь ежегодно предоставлять отчет о своей работе в Общественную палату РФ, уполномоченному по правам человека в РФ, региональным уполномоченным и в президентский Совет по правам человека. Совет Общественной палаты РФ получил право досрочно прекращать полномочия тех, кто включен в состав комиссии, но не участвует в ее работе или ведет ее плохо.

Закон вступит в силу через полгода, то есть в июне 2023 года.

Болезненный вопрос

Обсуждение законопроекта в Госдуме проходило с участием представителей Минюста, МВД, ФСИН, Генпрокуратуры, аппарата омбудсмена, Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, Общественной палаты РФ, Института прав человека и общественной организации «Совет общественных наблюдательных комиссий».

Мимо СИЗО: бизнесменов хотят реже заключать под стражу за экономические преступления

Закон должен повысить качество общественного контроля в СИЗО, колониях и тюрьмах, считает председатель комитета Госдумы по развитию гражданского общества Ольга Тимофеева. Соблюдение прав человека в этих учреждениях – болезненный вопрос, известны резонансные случаи пыток и издевательств над заключенными. Поправки должны донастроить работу института общественных наблюдателей.

Ольга Тимофеева рассказала, что обсуждался также вопрос о расширении перечня мест, куда допускаются члены ОНК. Правозащитники требуют допуска в автозаки, конвойные помещения судов, вытрезвители, однако эти места не соответствуют критериям «мест принудительного содержания». По мнению депутата, часть проблем можно решить без изменения законодательства: например, установить видеонаблюдение в конвойных помещениях. В январе планируется широкое обсуждение таких мер в Общественной палате.

Адвокатское и правозащитное сообщество очень ждало поправок о возможности контроля в особых местах, не являющихся местом постоянного содержания, рассказала адвокат Виолетта Волкова. «Мы вообще никак не можем контролировать наших подзащитных в таких местах, их быт, отношение к ним, наличие минимальных удобств. Нам хорошо известно, что условия содержания там иногда приближены к пыточным. Но провести проверку там практически невозможно, так как доступ туда имеют только сотрудники пенитенциарной системы», – пояснила она.

Защита для защитников

По мнению Виолетты Волковой, закон и ранее был далек от совершенства, и теперь остался таковым. Так, члены ОНК не наделены иммунитетом, который позволил бы им сохранять независимость и не опасаться давления. Не предусмотрено защитных механизмов, запрещающих их досмотр при исполнении, эвакуацию их транспорта, задержание для любой процессуальной проверки и т.п. Необходимо наделить их статусом спецсубъекта, как адвоката или депутата, убеждена она.

Также адвокат отметила, что полный контроль за местами отбывания наказания и СИЗО невозможен по причине того, что проверку нельзя организовать без предварительного уведомления. «В контролируемое учреждение заранее необходимо сообщить, кто, когда и в отношении кого проводит такую проверку, – рассказала Виолетта Волкова. – То есть получается, что, например, контролируя следственный изолятор, сотрудник ОНК должен сообщить, к кому и с какой целью он направляется. Как вы думаете, много ли нарушений удается выявить при подобной системе контроля?».

Кроме того, она подчеркнула, что законом установлен прямой запрет вмешательства политических партий в деятельность общественных наблюдательных комиссий. С одной стороны, это хорошо, поскольку выводит ОНК и систему контроля работы пенитенциарных учреждений из области политических игр, но с другой – может создать дополнительные трудности по контролю деятельности ОНК со стороны депутатов.

Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль