23 июня 2024
USD 87.96 +2.54 EUR 94.26 +2.81
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Маргарита Русецкая: "Люди с одинаковым интересом изучают и язык друзей, и язык врагов"
интервью Общество персона русский язык

Маргарита Русецкая: "Люди с одинаковым интересом изучают и язык друзей, и язык врагов"

По численности говорящих русский язык занимает восьмое место в мире – им владеют 258 млн человек. Это официальный и рабочий язык в 15 крупнейших международных организациях и самый востребованный на территории постсоветского пространства. Член Совета по русскому языку при президенте, директор Корпоративного университета московского образования Маргарита Русецкая исследовала устойчивость русского языка в динамике за 30 лет и рассказала «Профилю» о ситуации в ближнем зарубежье.

Член Совета по русскому языку при президенте, директор Корпоративного университета московского образования Маргарита Русецкая

Маргарита Русецкая

©Фото из личного архива

– Соседние страны сейчас – одни из немногих доступных направлений для туризма. Особенно популярны Грузия и Армения. И многие россияне, возможно, с удивлением обнаружили, что с молодежью проще изъясняться на английском. Русский язык потерял статус языка межнационального общения в республиках бывшего Советского Союза?

– За последние 30 лет русский показал и свою уязвимость от политических решений, и свою устойчивость – это по-прежнему иностранный язык номер один на постсоветском пространстве. Когда мы составляли индекс положения русского языка в мире, наиболее крепкими его позиции оказались в Белоруссии, которая лидирует с отрывом более чем в два раза от Киргизии, а замыкает первую тройку Казахстан.

В Белоруссии действительно активнее всего говорят на русском, там, как и в Южной Осетии, закреплен его государственный статус. Официальным, то есть используемым наряду с государственным, русский признан в Абхазии, Казахстане, Киргизии и самопровозглашенной Приднестровской республике, языком межнационального общения – в Таджикистане. Отдельно упомянут в конституции, но без закрепления какого-либо юридического статуса – в Молдавии.

Грузию даже неуместно вспоминать, она на предпоследнем месте среди всех постсоветских государств по употребляемости русского. Последняя строчка за Туркменистаном.

Сегодня русский как язык межнационального общения выбирают люди старше 40, а среди молодежи отдается предпочтение английскому.

– Выходцам из ближнего зарубежья русский необходим хотя бы на бытовом уровне. Насколько активно они его изучают?

В Эстонии отклонили законопроект о запрете применять русский язык в публичном пространстве

– По нашим подсчетам, с 1991-го общая доля школьников, обучающихся на русском языке в соседних странах, сократилась вдвое – до 19%. Заметнее всего – в школах Литвы, Украины, Туркменистана, Грузии и Армении (в 3–10 раз). В абсолютных цифрах наибольшую отрицательную динамику демонстрирует Украина: обучающихся на русском языке здесь стало меньше на 3 млн человек.

Вдвое сократилось и число студентов, обучающихся на русском языке в бывших союзных республиках. Хотя стоит учитывать, что в целом молодежь активнее поступает в высшие учебные заведения (2,3 млн в 1991-м и 3,8 млн в 2021-м). Больше всего таких студентов в Абхазии, Южной Осетии, Белоруссии и Киргизии. Довольно большой сектор русскоязычного образования в вузах Казахстана.

Примечательно, что школьников, обучающихся на русском языке, стало больше в республиках Центральной Азии и в Азербайджане. Особенно важную роль играет прямая поддержка со стороны самого государства.

– Десятилетиями русский вытесняют из образования и повседневного общения в Прибалтике и на Украине. А есть ли на постсоветском пространстве обратные примеры?

– Да, хочу отметить Узбекистан. Я часто приезжала в эту республику и наблюдала, к каким результатам может привести государственная политика поддержки русского языка. По решению правительства Узбекистана этот предмет сделали обязательным для изучения с первого класса. Именно государство создало для этого условия: Ташкент выделил деньги, при участии российских специалистов подготовили национальные адаптированные линейки учебников.

Если предмет появляется в учебном плане, значит, создаются и рабочие места для педагогов, востребованными становятся кафедры русского языка в вузах, начинается подготовка кадров высшей квалификации в диссертационных советах. То есть выпускник вуза точно будет знать, что найдет место работы. К тому же в Узбекистане приняли программу финансового поощрения учителей, подтвердивших знание русского языка на высоком уровне. Вот это системный подход. И вскоре результаты будут заметны по всей республике.

А, например, в Армении и Азербайджане такой системной работы нет. Хотя востребованность языка очень высокая. По опросам, граждане этих стран хотели бы, чтобы их дети учились в русскоязычной школе. Тем более там сейчас такое оживление из-за релокантов и туристов. Не только мы посмотрели на ближайших соседей, но и они увидели нас.

– Но ведь и Москва заинтересована в том, чтобы ее соседи не забывали русский. Может быть, не стоит ждать, что республики сами создадут условия для преподавания языка?

©

– Россия направляет гуманитарные десанты педагогов в Узбекистан, Таджикистан. И на первом этапе, пока не выстроена система подготовки кадров на национальном уровне, такой подход эффективен. Понимаете, напитать российскими учителями каждую страну невозможно. Обмен кадрами, стажировки – обязательная часть подготовки преподавателей иностранного языка. Но ставку нужно делать на возрождение национальной системы воспроизводства кадров для русистики в каждой из стран.

Я знаю много коллег на постсоветском пространстве, у них высочайшая языковая культура, высочайшее знание русского. Но таких специалистов в вузах все меньше. За последние годы на постсоветском пространстве – чуть больше десятка защит диссертаций по русскому языку. И если ситуация не изменится к лучшему, то уже в ближайшей перспективе трудно будет обеспечить подготовку русистов для всех уровней.

– И все же достаточно ли усилий приложила сама Россия, чтобы поддержать свой язык за рубежом?

– Программа поддержки русского языка существует более 10 лет, сейчас разрабатывается новая – кураторами выступают МИД и Россотрудничество.

Но есть и другие возможности поддержки – правительственные квоты на обучение в российских вузах для иностранных граждан, когда русский язык становится языком будущей профессии и карьеры. Выходцы из бывших советских республик изучают у нас прежде всего инженерно-технические специальности, а также медицину и фармакологию, экономику и управление. И лишь два процента изучают русскую филологию, чтобы преподавать русский. Такая невысокая конкурентоспособность профессии на рынке труда на постсоветском пространстве – это еще один штрих в продолжение разговора о государственной политике.

– События нынешнего года изменили планы по популяризации русского языка?

В Киеве исключили русский язык из учебных программ детских садов и школ

– Да, конечно, изменили. В 2022-м пространство популяризации русского языка сжалось до стран СНГ. Раньше хотелось объять весь мир, практически в каждой стране реализовались те или иные программы в поддержку русского языка, а сейчас основные ресурсы направлены на постсоветское пространство. Может быть, в этом и есть какой-то промысел. Язык соседей в языковой политике государства – важнейший вопрос, которому сейчас стали уделять повышенное внимание.

Продолжаются проекты по поддержке русского языка в Сербии, во Вьетнаме, на Кубе. Министерство просвещения отправляет российских педагогов преподавать русский язык и другие общеобразовательные дисциплины местным школьникам в шести странах: Таджикистане, Киргизии, Узбекистане, Вьетнаме, Монголии и Сербии. В этом году Россия совместно с Таджикистаном открыла пять российских школ. Все предметы преподаются на русском, а учебники соответствуют нашей общеобразовательной программе.

– Как вы полагаете, сотни тысяч русских релокантов и гостей станут мягкой силой, которая продвинет наш язык?

– Все зависит от развития событий, вряд ли они переехали туда на всю оставшуюся жизнь. Ведь нужно найти работу, чувствовать себя востребованным. Да, наши соотечественники могут стать очагом интереса к русскому языку. В истории уже есть примеры, когда в 90-х годах наши соотечественники, обосновавшиеся в разных странах, создали беспрецедентную сеть центров дополнительного образования (русских школ) для обучения детей родному языку.

Но ситуацию стоит оценивать осторожно. Все же история показывает, что самыми эффективными мерами для продвижения любого иностранного языка является государственная политика, обеспечивающая включение его в общеобразовательные программы. Так было уже с русским языком в 60-е годы, когда под влиянием наших космических успехов некоторые страны ввели обязательное изучение русского в школах и подготовку русистов в университетах.

Академик Костомаров, наблюдавший всплеск интереса к этому предмету и во времена железного занавеса, и в перестроечное время, часто отмечал, что люди с одинаковым интересом изучают и язык друзей, и язык врагов. Как ни парадоксально, так может произойти и сейчас.


Русский язык на постсоветском пространстве

Школа. Согласно данным национальных статистических служб, общее число школьных учителей русского языка и литературы на постсоветском пространстве – 83,3 тыс. человек. Наибольшая доля учителей-русистов работает в Южной Осетии, Армении, Абхазии, наименьшая – в Латвии, Грузии, Туркмении. Больше всего школьных русистов – в Узбекистане (28,1 тыс.). Второй наиболее крупный по численности контингент школьных русистов – в Казахстане (23,7 тыс.).

Наука. В Белоруссии, Казахстане, Узбекистане, Таджикистане и Азербайджане русский остается одним из ведущих языков научных публикаций. На Украине до 2022-го по-прежнему была высока доля публикаций на русском, однако в международных базах данных по числу публикаций с аффилиацией организаций этой страны он уже уступает украинскому (равно как и в странах Балтии – их титульным языкам). Туркменистан на основании указанных данных невозможно отнести ни к одному полюсу – слишком мало публикаций в целом, в том числе всего одна – на русском языке.

СМИ. Белоруссия и Казахстан – страны с очень высокой долей русскоязычных СМИ (61–80%). Это обусловлено прежде всего статусом русского языка и высокой долей русскоговорящего населения. В Таджикистане, Туркменистане, Киргизии и Узбекистане примерно половина всех СМИ русскоязычная. В Азербайджане и на Украине – лишь треть. Важно, что уменьшение доли русскоязычных изданий не всегда говорит о сокращении их количества. Так, в Латвии число СМИ на русском языке увеличилось со 147 до 338, а в Армении – с 52 до 89.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль