23 июля 2024
USD 87.78 -0.24 EUR 95.76 -0.28
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Минус имущество: наказание за киберпреступления предложили расширить
законопроект киберпреступность Общество

Минус имущество: наказание за киберпреступления предложили расширить

Средства, полученные в результате совершения IT-преступлений, будут конфисковывать. Это поможет возместить ущерб жертвам и пополнить казну. Соответствующий законопроект планирует рассмотреть Госдума по поручению Совбеза. Впрочем, победить хакеров и интернет-мошенников это не поможет – необходимы более масштабные изменения, считают эксперты.

©Shutterstock/FOTODOM

Законопроект предусматривает внесение изменений в статью 104.1 Уголовного кодекса РФ «Конфискация имущества». Его авторами выступили депутаты –члены комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев, Эрнест Валеев, Анатолий Выборный и сенатор РФ Андрей Клишас. Поручение подготовить поправки было дано по итогам оперативного совещания Совета Безопасности РФ от 10 марта 2022 года, отмечается в пояснительной записке.

Война в киберпространстве: как Россия защищает свой цифровой суверенитет

По данным МВД России, каждое четвертое преступление совершается с использованием информационно-коммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации. В большинстве случаев злоумышленники использовали интернет. Количество таких преступлений ежегодно растет. Например, в 2021 году их было зарегистрировано 6,3 тыс. – на 62,5% больше, чем в 2020-м. Абсолютное большинство (5,9 тыс.) связано с неправомерным доступом к компьютерной информации, также в перечне распространение вредоносного ПО и неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру РФ.

Действующая статья 104.1 УК РФ предусматривает возможность конфискации (то есть принудительного безвозмездного изъятия и обращения в собственность государства) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения ряда преступлений. Предлагается расширить ее, добавив следующие статьи: 272 (Неправомерный доступ к компьютерной информации), 273 (Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ), 274 (Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей), 274.1 (Неправомерное воздействие на критическую информационную инфраструктуру РФ) и 274.2 (Нарушение правил централизованного управления техническими средствами противодействия угрозам устойчивости, безопасности и целостности функционирования на территории РФ информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и сети связи общего пользования).

Сейчас преступность активно перемещается в онлайн, отметил один из авторов законопроекта, зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный («Единая Россия»). Уже 70% мошеннических хищений происходят не в реальном мире, а виртуальном. При этом раскрывается только четверть из них. «Уголовный кодекс предусматривает серьезное наказание за компьютерные преступления – от крупных штрафов до 10 лет лишения свободы. Конечно, конфискация не поможет их предотвратить, но позволит возместить ущерб потерпевшим», – подчеркнул Выборный.

Число кибератак в этом году заметно выросло, рассказал специалист Group-IB по информационной безопасности Сергей Золотухин. Финансово мотивированный киберкриминал стал вести себя еще более агрессивно. Необходимо сделать так, чтобы преступная деятельность несла больше рисков и затрат для злоумышленников, поэтому конфискация имущества – давно назревший шаг. «Изменение законодательства даст больше возможностей для точной оценки преступлений и определения наказаний. Кроме того, подобная мера будет способствовать формированию нулевой терпимости к киберпреступности в России», – считает он. Однако сама по себе подобная мера не станет панацеей.

Киберпреступность – трансграничное явление, поэтому рассчитывать на резкое улучшение ситуации не приходится. Для существенного снижения количества киберпреступлений необходима координация усилий и синхронизация законодательств на международном уровне.

Трудности перевода: поможет ли ЦБ жертвам кибермошенников

Специалисты компании в 2022 году обнаружили в российском сегменте интернета около 18 тыс. фишинговых сайтов – на 15% больше, чем годом ранее. Число запросов на блокировку вредоносных сайтов выросло на 25%. Чаще всего мошенники используют в качестве приманки лже-сайты банков и платежных систем. Популярна схема «Мамонт» (FakeCourier), когда у жертвы под предлогом фейковой покупки похищают деньги и данные банковских карт. Мошенники зарабатывают на темах курьерской доставки, аренды недвижимости, продажи автомашин, совместных поездок и даже походов на свидания. Суммарный ежегодный заработок всех преступных групп, использующих такую схему, по самым скромным подсчетам оценивается в $6,2 млн.

Только по официальным данным Генеральной прокуратуры РФ, с 2013 по 2021 год число киберпреступлений выросло в 45 раз, говорит руководитель департамента информационно-аналитических исследований компании T.Hunter Игорь Бедеров. Реальное же количество не поддается исчислению из-за высокой латентности.

Что касается конфискации, то это мера вводится больше в интересах пополнения бюджета, чем жертв–граждан, считает эксперт. «За счет ареста криптовалютных активов государство могло бы обеспечить себе примерно четверть от суммы всех налоговых поступлений за год. Криптовалюта в России используется в основном для совершения преступлений, так как иных способов использовать ее на территории нашей страны просто нет», – считает Бедеров. Поэтому конфискация будет полезной мерой, если удастся добиться ее практического применения. Пока же таких механизмов нет, так как большая часть крупных преступников находится за границей и не имеет имущества на территории России.

По мнению эксперта, для эффективной борьбы с киберпреступностью необходимо сделать три серьезных шага. Во-первых, внедрить систему криминалистического учета и идентификации пользователей российского сегмента интернета на основе электронно-цифрового следа. Во-вторых, организовать массовое повышение квалификации в этой сфере сотрудников полиции, членов общественных организаций и других структур, задействованных в выявлении и предупреждении технологических преступлений. И в-третьих, внедрить средства автоматизации рутинных процессов, начиная от электронного документооборота и заканчивая цифровой криминалистикой – исследования идентификаторов, связанных с расследованием сетевых преступлений. «Это даст значительное ускорение работы полиции – не менее чем в четыре раза, а также повышение эффективности расследований минимум вдвое», – убежден Игорь Бедеров.

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль