Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода

Нам любые дороги дороги

Как современные технологии помогают справиться со второй национальной бедой России

©Кирилл Кухмарь / ТАСС

«Царь-асфальт» обнаружился при капремонте трассы «Колыма». «Какие бабки уходят! Я такого в жизни не видел», – автор видео просто в экстазе. Он снимает свежеуложенный липкий черный слой высотой по колено. И это при том, что кругом глухая тайга Магаданской области.

Ролик разошелся по соцсетям, народ тут же взорвался в комментариях: совсем уже обнаглели, так асфальт в мерзлоту закатывают. Но потом пришла вторая «волна», особенно после появления ответного ролика, в котором дорожник на месте объясняет, что все сделано по технологии. Теперь уже грязью облили авторов первого ролика за бестолковость, досталось и комментаторам, нападавшим на дорожников с критикой и бранью.

В общем, славно пошумели, но толком так и не разобрались, что это было. Ведь вполне достаточно остановиться на констатации существования двух бед – дураки и дороги. Но давайте попробуем понять, как в действительности устроена дорога.

При строительстве дорог нужны контракты жизненного цикла. Чтобы разбитый асфальт, стертую разметку, покосившиеся столбы, осыпавшиеся мосты дорожники ремонтировали и восстанавливали за свой счет

Shutterstock / Fotodom

Сто одежек

Задавать вопросы на эту тему профессиональным дорожникам бесполезно, они начнут сыпать такими словечками, что захочется заткнуть уши и кричать. Потому что там, где мы видим асфальт, они видят дорожную одежду, это термин такой, кстати. И вообще это не асфальт, а асфальтобетон. И с бетонами там так напутано, что черт ногу сломит. Бетоны даже тощими бывают! А еще есть всякие вяжущие, про сокращения лучше вообще не заикаться: ЩПС, ПГС, ПСС… Чтобы не зарываться в горы этого «шлака» (и шлак тоже используют в дорожном строительстве), просто и на пальцах разберемся, по чему мы ездим.

Дорога похожа на айсберг, мы видим только верхнюю и малую ее часть. Накатали асфальт, вот и дорога появилась – так нам кажется. Иногда так и делается, и тогда этот асфальт сходит по весне вместе со снегом. Так происходит, когда под ним слишком мягкая основа, на земле или глине лишь до первого груженого грузовика асфальт и продержится, слишком хлипкий он для этого. А на хорошем основании и десять лет простоит. Почему?

Представьте себе большой – с кровать размером – лист бумаги. Ватмана или упаковочной, не важно. И вы кладете этот лист как раз на кровать, прямо поверх постели. И ложитесь сверху, еще и попрыгать на нем можно. Лучше вдвоем. Последствия вы легко себе представляете: бумага в один миг помнется и порвется на клочки. А теперь другой вариант: тот же лист бумаги вы кладете на абсолютно ровный и жесткий сухой пол. Идеально – на бетонный, но можно и на ламинат. Ясное дело, что после этого на бумагу можно лечь, сесть, встать, пусть даже впятером. Ничего с ней не случится.

Тот же фокус – с дорогой. Чтобы асфальт не слезал, его нужно класть на идеально ровное, жесткое и прочное основание. Земля или глина не подойдет. Она проминается, проваливается, вспучивается, вымывается, замерзает и оттаивает, и так многократно. Россия – не только горная страна, где кругом под ногами камни. У нас такие ландшафты – закачаешься. На севере тундра, болота. На юге меловые отложения, похожие на камень, но превращающиеся в труху во время дождя.

©Алексей Мальгавко / РИА Новости

Семь этажей под землю

Болота – идеальный пример. Чтобы проложить по ним дорогу, в землю вколачивают бетонные сваи. Много свай, иногда тысячи. Целые поля из свай делают, чтобы сверху дорогу приладить. До 20 метров и больше вглубь иногда уходят, пока нужной прочности добьются. А это как семиэтажка, но под землей. А сверху нужны горы щебня, чтобы над землей дорогу поднять. Вода ведь должна не на нее затекать, а с нее стекать.

Вода – вообще беда для дороги. Затекла в трещину или просто в поры, замерзла там – разорвала покрытие. У замерзающей воды силища большая, она чугунные батареи на части разрывает, если вдруг система отопления дома перемерзает. А асфальт – запросто. Трещина стала еще больше, туда снова затекла вода, замерзла, дальше разорвала. Потом сверху проносится груженый самосвал или вереница фур, разбивают колесами края трещины, вот вам и яма. А в ней опять вода! И так по кругу. Все мы отлично представляем такую картину, многим доводилось ставить запаску и править диски на таких дорогах.

Так вот, пока асфальт стоит без трещин и вода стекает с него, как с гуся, все нормально. Но если под асфальтом «постель» прогнулась, порвался он – пиши пропало. Чтобы сделать жесткое основание, сначала насыпают песок, разравнивают и утрамбовывают до состояния ровной плиты. Потом раскатывают сверху синтетическую тряпку, вы тоже не раз такое видели. Это не от дождя укрывают и не от роста сорняков защищают. Такой материал не дает песку перемешаться со щебнем, который насыпают сверху. Иногда кладут разные сетки, между какими слоями – это уже тонкости технологий, оставим это спецам.

Бывают вообще бетонные дороги, они просто как стена многоэтажки, положенная на землю. Потому прочные, ровные, долговечные. Немцы так делали, американцы. В России тоже такие есть, но очень мало. Потому что цена – космос.

А на привычных нам дорогах за жесткость отвечают толстенные слои щебенки. Абы какая не подойдет, хрупкая ведь рассыплется, даже в Подмосковье умудряются привозить гранитный щебень из Карелии. Это не для освоения бюджетов, щебень и песок нужного качества под ногами повсюду не валяются, где угодно карьер не выкопать.

Вот как раз черный щебень, насыпанный и накатанный в качестве толстого слоя поверх основания дороги, и сняли горе-кинематографисты, приняв его за асфальт. Черным щебнем дорожники называют винегрет из щебенки и битума, на местах провала грунта таким материалом выравнивают дорогу, чтобы сверху закатать асфальтом. Это и объяснил в своем ответном видео дорожник, пнув сапогом и щебенку, и положенный уже поверх нее слой асфальта.

В итоге получается, что те полметра, над которыми смеялись зрители в интернете, – это совсем не всё. В реальности получается вот такой «бургер»: на земле толстым слоем лежит щебенка, на ней – бетон, поверх бетона – этот самый черный щебень, а потом еще и два слоя асфальта. Вот по ним и едут машины. Асфальт может быть и трехслойным, на новых скоростных автобанах он именно такой.

Семь загибов на версту

Еще два вопроса: зачем эти трассы в Тмутаракани, и почему строители умудряются находить такие места, где то горы надо сворачивать, то траншеи километрами копать, то леса выкорчевывать, то болота взрывать?

Просторы у нас действительно широкие, а люди скучковались в городах. Старые дороги прокладывали поверх прежних гужевых, и проходили они как раз через города и села, да прямо по центру норовили. Еще полвека назад, когда нынешняя сеть дорог уже была почти сформирована, проклятых частных собственников не было. Народ ездил на автобусах и поездах, грузы перевозили грузовики, всем места хватало.

Но нынешние пятьдесят миллионов машин, которые сконцентрировались в городах, завязали намертво дороги, заткнули их пробками, перекрыли заторами. Теперь эти узлы надо развязывать. И построить такие магистрали для транзитного транспорта, проезжающего между регионами, которые не будут шуметь прямо под балконами многоэтажек. Которые не будут разрезать пополам деревни, превращая проход детей в школу в смертельный риск, а пройдут в глуши, мимо любых населенных пунктов. 130 гнать уже разрешили на полностью законных основаниях, таких участков пока только с сотню километров на всю страну, но будет больше.

Чтобы мчаться с такой скоростью и не врезаться во что-нибудь, дорога должна быть прямой, без изгибов и виражей, без уклонов и подъемов. Просто прямой. В соседней Белоруссии такие есть, едешь несколько минут, вообще не поворачивая руль. Но у них там равнина, а у нас – далеко не везде. Вот и приходится где-то срезать грунт сотнями тысяч тонн, где-то насыпать его миллионами тонн. «Переходить» ручьи, речки и реки по мостам, врубаться в горы тоннелями.

©Кирилл Кухмарь / ТАСС

Чей карман шире

А нам-то что с того? Мы за эти дороги платим сполна, вам любой автомобилист с готовностью начнет загибать пальцы: транспортный налог плачу, акциз при покупке бензина плачу, за проезд фур берет «Платон», а теперь еще и платные дороги появились. Стройте, кто не дает? Места у нас много. Китайцы вон тысячами километров свою страну опоясали, а наши пару сотен километров в год сдадут и чему-то радуются.

Но с бюджетированиями тоже не все просто. Тот же транспортный налог идет только на нужды области, края или республики, где машина «прописана». От подъезда до улицы, от улицы до проспекта, от проспекта до проселка и до дачи – это местные и региональные дороги. Если же вы выезжаете на трассу с буквой «М» в обозначении, то на ней уже федеральное финансирование. Федеральных трасс в стране – больше пятидесяти тысяч километров.

Транспортный налог в эту реку не вливается. «Платон» – да, его взимают с большегрузов только на федеральных трассах, но на платных он не действует.

Платники строят или переделывают, а потом содержат частично за частные деньги от сбора платы, чтобы инвестор «отбил» вложенное и мог убирать и ремонтировать дорогу, пока она передана ему для сбора денег лет на двадцать–тридцать. Потом она отойдет государству. Может, расщедрится тогда государство и сделает все за свой счет, но совсем не факт, что дорога станет бесплатной. Может, найдут для нее другого оператора, чтобы он брал деньги за проезд и тратил их на уборку и ремонт, это дело будущего. Платных дорог пока в России мало – примерно полторы тысячи километров. На фоне общей протяженности, которая больше миллиона камэ, – просто слезы.

Слышен звон

Чтобы дорожная «кухня» не стала бездонной бочкой, мало прокуратуры, Счетной палаты, всевозможных госэкспертиз и прочих учреждений. Нужны контракты жизненного цикла. Чтобы фирма, которая делает дорогу, потом своими же деньгами и отвечала за слезший асфальт, стертую раньше времени разметку, покосившиеся фонарные столбы, осыпавшиеся мосты. Появились ямы раньше положенного срока – заделайте за свой счет. И не битыми кирпичами с соседней свалки закладывайте, а все по технологии делайте, как те же немцы. Ну или поляки, у них теперь тоже шикарные дороги появились.

А видео в соцсетях – это хорошо. Да, прокололись в этот раз ребята, увидели проблему там, где все нормально, людей насмешили. Но зато дорожников в тонус вогнали, заставили напрячься, объяснить, что к чему. И людям ликбез. Так постепенно начнем понимать, как устроены дороги, почему они такие, а не другие, что нужно сделать, чтобы они служили десятилетиями, а не требовали ремонта каждую весну.

«Повысить качество строительства и ремонта такие видео или обращения в соцсетях вряд ли смогут. Чтобы выявить и грамотно зафиксировать нарушения, нужно быть специалистом, – считает автоэксперт и радиоведущий Антон Чуйкин. – Однако ускорить ремонтные работы, если на дороге образовалась яма, а вы ее сфотографировали и отправили в виде комментария или сообщения в соцсети на странички соответствующих дорожных организаций или органов власти, теперь можно».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK