24 февраля 2024
USD 92.75 +0.31 EUR 100.44 +0.55
  1. Главная страница
  2. Статья
  3. Обещать не значит сбыться: почему синоптики ошибаются с прогнозом погоды
метеорологи Общество Россия

Обещать не значит сбыться: почему синоптики ошибаются с прогнозом погоды

«Синоптики обещают», – часто говорят в эфире, но вообще-то они прогнозируют. Потому что погода – это вероятностный процесс той или иной степени неопределенности. И хотя мировое метеорологическое сообщество достигло значительных успехов в развитии технологий, ошибки неизбежны. Как человеческий фактор влияет на метеосводки и стоит ли верить долгосрочным прогнозам, разбирался «Профиль».

Люди перебегают улицу по пешеходному переходу во время дождя в Москве

©Владимир Вяткин/РИА Новости

Содержание:

Не самое жаркое лето

Когда в июле московский регион не просыхал от дождей, все с издевкой вспоминали майский прогноз: «Синоптики обещают самое жаркое лето за 150 лет. По всей стране температура поднимется до 40 градусов и выше. Экстремальная жара может начаться уже в июне и продержится все лето». Примерно так и пекло в Москве в 2010-м, память о том времени осталась недобрая: пожары, смог, сердечные приступы. Но лето 2023-го запомнилось залповыми ливнями, сильными грозами и затопленными улицами.

«Я уже язык до костей стер, доказывая, что тот прогноз – подделка или чья-то шутка. Ни один серьезный специалист под таким никогда не подпишется», – возмущается руководитель Прогностического центра «Метео ТВ» Александр Шувалов.
Тут стоит уточнить: первоисточником новости о «трех месяцах экстремальной жары» стал один из федеральных телеканалов, и ссылался он на неназванных синоптиков. Столь долгосрочные прогнозы в принципе могут осуществиться в шести случаях из десяти, приводит простую формулу Шувалов. Чем больше заблаговременность предсказания, тем меньше шансов его оправданности.

Сезонные прогнозы вообще дают только отклонения от средних климатических значений как по температуре, так и по осадкам. Например, на август прогнозировали отклонение температуры по Москве на плюс один градус. «Говорит ли это слушателям или зрителям о том, что в первую декаду будет жара 34 градуса? Нет, – обращает внимание Шувалов. – Дальше идет уточнение по декадам и пятидневные прогнозы. Вот здесь уже проще ориентироваться».

Метеорология, как часто повторяют профильные специалисты, на переднем крае науки. Но прогноз погоды – это решение сложной математической задачи. И с точностью до 95% ее можно решить только на пару дней вперед. Пятидневные температурные раскладки совпадают с реальностью примерно на 80%. А то, что обещают на десять дней, сбывается лишь в половине случаев.

Видимо, для того чтобы не слишком обнадеживать, Всемирная метеорологическая организация придумала рекомендации для прогнозов. Когда они говорят «маловероятно», значит, уверены в своих оценках на 30%, «вероятно» – более 66%, «весьма вероятно» – более 90%.

Но прогнозы синоптиков все равно воспринимаются без оговорок. И не только обывателями, но и ведомствами, для которых погодные явления могут стать чрезвычайными ситуациями.


«А теперь о погоде»

К прогнозам погоды с разной периодичностью обращаются 88% россиян, следует из опроса ВЦИОМ. Интерес зависит от возраста и степени метеочувствительности.

Прогноз погоды
©Shutterstock/Fotodom

Представители старшего поколения ищут такую информацию ежедневно (71%), молодежь – несколько раз в неделю или вовсе ее игнорирует (36% и 17% соответственно).

Основной источник – интернет (82% среди следящих за прогнозами). Треть опрошенных узнают погоду из телевизионных новостей (30%). Метеозависимыми называют себя более половины россиян (57%).


«Туфта» на миллионы рублей

Взаимоотношения российских госслужб и метеорологов вообще складываются не лучшим образом. В 2017-м, после майского урагана в Москве, когда погибли 16 человек, Генпрокуратура обвинила Росгидромет в ошибочном прогнозе. Синоптики обещали порывы ветра до 22 метров в секунду, а фактически показатель достиг тридцати. К слову, ветер подобной силы называют все-таки штормовым, а ураган – когда более 33 метров в секунду.

Глава МЧС Владимир Пучков тогда и вовсе заявил, что синоптиков надо наказывать рублем: «Пора выработать алгоритм экономической ответственности территориальных подразделений Росгидромета за неподтвержденный прогноз погоды». Правда, оценить ущерб было бы очень трудно. Один только Российский союз автостраховщиков говорил о 200 млн рублей.

В Москве вырвало с корнем более 27 тысяч деревьев (завалило даже подмосковную резиденцию премьер-министра Дмитрия Медведева), получили повреждения кровли почти 285 многоэтажек, две тысячи автомобилей придавило или покорежило. Пострадали исторические надгробия в Донском монастыре. Сомнительно, что метеорологи, чей труд не считается высокооплачиваемым, смогли бы компенсировать такие разрушения.

Еще один ураган, в июне 1998 года, сопровождавшийся тропическими ливнями и смерчами, обрушил на головы синоптиков гнев столичного градоначальника Юрия Лужкова. В Москве тогда решили открыть собственную службу прогноза – Гидрометеобюро. Но и его сотрудники часто ошибались. В том же трагичном 2010-м они не предсказывали тяжелейшую жару и пожары. «Мы платим и должны получать качественный товар, – возмущался Лужков. – Вместо этого вы даете нам, извините за непарламентское выражение, туфту».

Метеорологи привычно объясняли, что они не волшебники и делают все, что могут. С тех пор их возможности существенно выросли, но от всех ошибок это не уберегает.

Зонды, буи, радары и спутники

Прогноз погоды начинается с ручного труда – хоть в Москве, хоть в Арктике. Специалисты измеряют температуру, количество осадков, скорость ветра и десятки других показателей. Данные собирают на метеостанциях: в море это плавающие буйки, на земле – будки с установленными внутри термометрами, гигрометрами, барометрами, осадкомерами и другими приборами. Всего по стране около тысячи метеостанций.

В океанах и морях данные собирают метеобуи. На высоту 30–40 метров могут поднимать аэродинамические зонды. А на территориях аэропортов устанавливают метеорологические радары, которые обнаруживают опасные погодные условия: грозу, град, а также зоны интенсивных осадков и турбулентности. Выше всех летают спутники: японский Himawari 9, американский GOES-17 и европейский Meteosat-11.

Полученную информацию передают в центры обработки данных. В России одна из таких организаций – Гидрометцентр, в Европе – ECMWF (Европейский центр прогноза погоды), а в Америке – NOAA (Национальное управление океанических и атмосферных исследований). Все национальные метеослужбы обмениваются информацией со Всемирной метеорологической организацией.

Каждый центр делает свой собственный прогноз на суперкомпьютере с помощью метеорологической модели – цифрового двойника Земли. Популярные в России ресурсы Gismeteo и «Яндекс.Погода», например, берут данные от европейской модели. Но сервисы строят и собственные прогнозы.

Чтобы оценить температуру на пару дней вперед, надо знать фактическую погоду на территории в несколько тысяч километров. Раскладка на неделю требует информации о том, что происходит на всем земном шаре. При долгосрочном прогнозе приходится рассматривать практически всю климатическую систему.

Не секрет, что плотность и оснащенность наблюдательной сети за состоянием атмосферы на территории России оставляет желать лучшего. Но сколько метеостанций ни открывай, возможности детальных измерений ограничены. А технологии без участия человека могут далеко не всё. Например, туман и гололед предсказать в состоянии только специалисты-синоптики.

Росгидромет все-таки обещал, что температура летом будет около нормы и чуть выше, напоминает эксперт этой службы Марина Макарова. «Предыдущие два сезона действительно были жаркие, и благодаря антициклонам погода менялась меньше. А июль, хочу подчеркнуть, самый влажный месяц в году. Сейчас кажется, что такого дождливого лета у нас давно не было. Но мы просто забываем свои впечатления о погоде, – уверена эксперт. – Всего три года назад, в 2020-м, с мая по июль выпадало по три месячных нормы осадков. И кто сейчас об этом помнит?».

Специалисты Росгидромета всякий раз пытаются объяснить, что прогнозы бывают уверенные или относительные. А то, как информацию подают в СМИ, – на совести журналистов. Лучше бы чаще говорили о мерах безопасности при грозах, шквалах и пожарах, советует Макарова. Тем же, кто надеется на точный прогноз, лучше не заглядывать далеко вперед и всегда помнить: погода – это состояние атмосферы, и меняется она непрерывно.

Подписывайтесь на PROFILE.RU в Яндекс.Новости или в Яндекс.Дзен. Все важные новости — в telegram-канале «Профиль».

Реклама
Реклама
Реклама