Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода

Особенные соискатели

Инвалиды получают все больше возможностей для трудоустройства

В России работают только 28% инвалидов от числа лиц трудоспособного возраста, это примерно миллион человек. Власти считают возможным повысить занятость до 40%

©Shutterstock / Fotodom

К началу этого года в России насчитывалось около 11,3 млн человек, имеющих ту или иную инвалидность. Но трудится из них только миллион. Хотя могло бы быть и больше.
Число инвалидов постепенно уменьшается: в 2016 году их было 12,1 млн человек (данные Росстата). Наибольшую долю в структуре болезней составляют заболевания системы кровообращения (35,4%). И только 28% (из числа лиц трудоспособного возраста) работают, по данным замминистра труда и социальной защиты Григория Лекарева. При этом, по его словам, трудиться могли бы более 40%. Таков сегодня целевой показатель для всех регионов к концу 2020 года в программе «Доступная среда».

Достигнуть его уже удалось в Санкт-Петербурге. Приближается к этому показателю Белгородская область – 38% от числа инвалидов трудоспособного возраста. От 35% до 37% получили работу в Московской, Курской, Ленинградской, Ростовской областях, Татарстане, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах. Но число регионов, которые тянут статистику вниз, гораздо больше. Так, в Карелии трудоустроено только 19%, в Вологодской, Астраханской и Оренбургской областях, в республиках Тыва, Алтай и Хакасия, а также в Забайкальском крае – лишь 21%.

Стереотипы работодателей

Чаще всего найти работу инвалидам мешают предубеждения работодателей, уверен руководитель отдела по трудоустройству людей с инвалидностью РООИ «Перспектива» Михаил Новиков. «Можно услышать от нанимателей, что, мол, они уже пробовали устроить инвалида, но он плохо работал, и поэтому они решили, что это не их вариант, – рассказывает он. – Но такой неудачный опыт может случиться абсолютно с любым работником, а не только с инвалидом. Тем не менее на основании одного случая делаются выводы в отношении всех людей с инвалидностью».

Другая распространенная проблема – работодатель не готов брать людей с определенными формами инвалидности. Так, Новиков рассказал, что в одной фирме отказывались нанимать незрячих, поскольку полагали, что тем потребуется специальная комната для собак-поводырей. Плохо понимают работодатели, что такое рассеянный склероз, полагая, что эта болезнь поражает память. На самом деле это неврологическое заболевание, имеющее разную симптоматику, никак не осложняет запоминание. На начальных стадиях заболевания окружающие могут даже не догадываться, что их коллега чем-то болен и имеет группу инвалидности. «Один работодатель беспокоился, что у работника с рассеянным склерозом могут внезапно подкоситься ноги и он упадет в лужу, – рассказывает Новиков. – Почему такие фантазии возникают в голове? Должно быть, из-за недостатка информации».

Наиболее трудоспособные

На самом же деле люди с рассеянным склерозом по сравнению с другими инвалидами лучше профессионально и социально готовы к трудовой деятельности. Но в силу вышеназванных причин многие из них предпочитают не афишировать свой диагноз во время найма. Часто они еще и выдают это заболевание за другое. «Говорят, что у них вегетососудистая дистония, что закружилась голова, жалуются на остеохондроз и так далее, – объясняет президент Межрегиональной общественной организации инвалидов «Московское общество рассеянного склероза» Ольга Матвиевская. – То есть они прибегают к хитростям, если понимают, что работодатель воспримет их диагноз в штыки».
В Москве, по ее словам, около девяти тысяч человек с рассеянным склерозом, и примерно половина из них имеют группу нетрудоспособности. По данным прошлогоднего исследования Росздравнадзора, 12,7% пациентов с рассеянным склерозом заявили, что им нужна помощь для трудоустройства.

В сентябре РООИ «Перспектива», «Московское общество рассеянного склероза», порталы поиска работы HeadHunter и Hays, а также ряд коммерческих компаний создали проект «Неограниченные возможности». Его цель – сподвигнуть компании нанимать людей с рассеянным склерозом, а самим инвалидам помочь найти работу. В итоге HeadHunter создал специальную страницу с вакансиями для этой категории соискателей.

«Мы открыли вакансию диджитал-специалиста в отделе маркетинга для людей с рассеянным склерозом, и это не первый наш опыт работы с такими людьми, – говорит Ольга Мирошникова, HR бизнес-партнер компании «Рош», один из инициаторов проекта. – Многие наши коллеги даже не знают, что у нас работают такие люди. Это право человека – афишировать свой диагноз или нет. Некоторые из них пришли в наш отдел и сами о нем рассказали. Это люди трудоспособного возраста, интеллектуально развитые, и они никак отрицательно на компанию не влияют».

Пока, по ее словам, к проекту проявили интерес в основном только иностранные компании – российские в меньшей степени готовы нанимать инвалидов.

Благодаря развитию цифровых технологий появляются новые сферы деятельности, где физические способности не имеют значения. Работать можно удаленно, а переквалификацию пройти дистанционно

Shutterstock / Fotodom

Нюансы устройства

К чему должен быть готов работодатель, принимая на работу инвалидов? Во‑первых, к тому, что такой работник может чаще брать больничный. Во‑вторых, ему может потребоваться укороченный рабочий день или возможность время от времени работать из дома. В‑третьих, согласно российским законам, работодатель должен обеспечить комфортные условия для инвалида – пандусы и лифты для тех, кто не может ходить, специальное парковочное место и так далее.

Бывает и так, что работодатель не может нанять инвалида, даже если хочет. При присвоении статуса инвалида разрабатывается Индивидуальная программа реабилитации и абилитации (ИПРА), в которой указывается возможность трудоустройства, необходимость в определенных условиях труда, количество рабочих часов, отсутствие командировок. В программе напротив графы о возможности трудоустройства ставится галочка, как и напротив графы о необходимости содействия в трудоустройстве или в профпереориентации. Если инвалид хочет работать и добивается того, чтобы в соответствующих графах стояли галочки, то может получить работу, даже если принадлежит к «нерабочей» первой группе инвалидности.

Но, как поясняет Новиков, в новой форме ИПРА специальные условия труда больше не расписываются, и это приводит работодателей в замешательство. «Мы трудоустраивали человека с тугоухостью в одну из ведущих телерадиокомпаний, – рассказывает он. – Непосредственный руководитель готов был взять его на работу, но, когда дошли до отдела кадров, выяснилось, что это невозможно, так как компания не может обеспечить специальные условия труда. А как их обеспечить, непонятно, поскольку не указано, какие именно нужны условия». Получается порочный круг – те, кто проводит экспертизу, не могут расписать, какие именно необходимы условия, потому что «не положено», а те, кто нанимает, не могут взять человека на работу, так как эти условия не расписаны.

По мнению Новикова, пункты, устанавливающие условия труда для инвалидов, должны носить исключительно рекомендательный характер. А пока общественникам приходится идти на ухищрения, менять с работодателями трудовые договоры, прописывать в них, что работник берется на специальные условия труда, и самим их расписывать.
Отдельная проблема – медицинская страховка ДМС, которую выдают работодатели своим сотрудникам. Часто страховая компания выступает против таких клиентов. Поэтому либо инвалидам не выдают ДМС, либо работодатель соглашается на дополнительные условия страховой компании.

Эксперименты с квотами

При этом никаких льгот за трудоустройство инвалидов предприятия не получают. Единственное, что стимулирует их это делать, – новый закон о квотировании рабочих мест для людей с инвалидностью. В Москве речь идет о квоте 3% для предприятия со штатом более 100 человек. В других регионах – от 2% до 4%.

«Компании решают этот вопрос по-разному, – говорит Новиков. – Я знаю примеры с «мертвыми душами». На самом деле у нас в «Перспективе» предложений и просьб от работодателей по вакансиям больше, чем мы можем закрыть. Наши партнеры ищут сотрудников, которые реально хотят работать. Но спрос достаточно специфический, требования высокие, и сильно опускать планку никто не готов. Требуются высшее образование, иностранный язык, опыт работы в данной сфере, умение быстро ориентироваться, работать в команде, многозадачность и так далее. На рынке труда людей с инвалидностью, соответствующих таким требованиям, немного».

Минтруда подготовило пакет законопроектов, которые должны помочь решить проблему компаний, которые хотят трудоустроить инвалидов, чтобы выполнить требования закона, но не могут найти среди них нужных специалистов. За отказ в приеме на работу инвалида в пределах установленной квоты руководитель организации несет административную ответственность.

В следующем году Минтруда планирует провести эксперимент: в Якутии, Воронежской, Орловской, Свердловской и Тверской областях в качестве дополнительного способа выполнения квоты будет введена компенсационная выплата. Деньги пойдут в специальный фонд содействия трудоустройству инвалидов. По мнению министерства, это позволит работодателям не заполнять квотируемые места «мертвыми душами», а вложиться в создание таких мест на других предприятиях.

Размер платы планируется установить в пределах прожиточного минимума для трудоспособного населения. Причем если в регионе этот минимум будет выше федерального, то плата будет назначаться в размере регионального минимума. Одновременно Минтруда предлагает повысить штрафы за неисполнение обязанностей по трудоустройству инвалидов с 10 тысяч до 20 тысяч рублей для должностных лиц и со 150 тысяч до 300 тысяч рублей для юридических лиц. Планирует Минтруда увеличить штрафы и за другие провинности, касающиеся прав инвалидов. Например, за уклонение от обеспечения доступности для них объектов социальной и транспортной инфраструктуры.
Но, как и в случае любых государственных инициатив, здесь есть риски. Первый – работодатели решат «откупиться» от необходимости трудоустраивать инвалидов. Второй – непрозрачность или неоднозначность расходов из будущих фондов.

©Сергей Савостьянов / ТАСС

Неограниченные возможности для всех

Общественники стараются следить, чтобы инвалиды не подвергались дискриминации. К примеру, за тем, чтобы их зарплата была не ниже, чем у прочих сотрудников. Конечно, если инвалид имеет укороченный рабочий день по сравнению с остальными, по итогам месяца он получит меньше денег. Но в пересчете на час рабочего времени оплата будет одинаковая.
Чаще всего инвалиды получают работу, связанную с такими направлениями, как административно-офисная деятельность, IT и продажи. Средняя зарплата в Москве – 35 тысяч рублей в месяц, утверждает Новиков. Как обстоят дела в регионах, сказать сложно, так как там и здоровым людям найти работу бывает нелегко.

При возможности закрыть вакансию, предоставив возможность трудиться «на удаленке» инвалиду из провинции, работодатели с радостью ею пользуются. Иногда такие сотрудники даже предпочтительнее. «Не то что у них требований меньше, просто это у москвичей возможностей больше, – говорит Новиков. – Для людей из регионов предлагаемые условия более ценны, они более ответственны и крепче держатся за рабочее место».

Отдельная проблема – судьба людей, не родившихся инвалидами, а ставших таковыми во взрослом возрасте. Часто им приходится менять вид деятельности. Если это произошло с программистом, то его жизнь в профессиональном плане изменится несильно. Но если с водителем автобуса, ему придется уволиться.
«Психологически сложно переквалифицироваться, – отмечает Матвиевская. – Тем более что на бирже труда предлагают не самые лестные варианты трудоустройства. В итоге человек замыкается в себе и начинает искать что-то без трудового договора, трудовой книжки».

«У меня 2‑я группа инвалидности, и все, что мне предложили в 2010 году, – посудомойка, – говорит вице-президент Межрегиональной общественной организации инвалидов «Московское общество рассеянного склероза» Александра Балтачева. – При том, что у меня красный диплом НИУ ВШЭ. И я понимаю, что перебью всю посуду, когда буду ее мыть (у Александры тремор руки. – «Профиль»). Тогда меня отправили на профпереориентацию. Три месяца отучившись на компьютерных курсах по бухгалтерии, я так и не получила работу».

Предложения от биржи труда многие воспринимают как оскорбление, соглашается Матвиевская: «У моего мужа тяжелая степень неврологического дефицита, и когда еще была возможность подработки, ему, человеку на ходунках, предлагали вакансии курьера». С другой стороны, люди отказываются от работы, которую предлагает биржа, поскольку их не устраивает оплата. Трудоустройство означает потерю значительной части пенсии по инвалидности – так называемых «городских надбавок». Зарплата может быть ниже этих надбавок или соответствовать им по размеру, но зачем тогда работать? В таких случаях люди ищут другие, неофициальные пути трудоустройства.

В то же время развитие информационных технологий создает новые сферы деятельности, где физические способности не имеют никакого значения. «Удаленная работа уже давно не экзотика, она захватывает все новые ниши на рынке труда, – напоминает директор Центра трансформации образования Московской школы управления «Сколково» Ольга Назайкинская. – Например, в Подмосковье даже чиновникам скоро разрешат работать дистанционно. А если говорить о фрилансе, работодатель вообще может ничего не знать об особенностях сотрудника».

Онлайн-образование – тоже хороший выход для тех, кому требуется переквалификация. «Дистанционных курсов сегодня предостаточно, есть даже программы от лучших университетов мира – Гарвард, Стэнфорд, Оксфорд, MIT и другие, – отмечает Назайкинская. – Пройти обучение можно бесплатно или за очень незначительную сумму. Следующим шагом (причем очень близким) станет полноценное включение в дистанционное образование технологий VR (виртуальной реальности), которые позволят осваивать практические навыки и получать новый образовательный опыт».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK