Наверх
18 июня 2021

Почему даже перед угрозой Орды католический мир был не готов на объединение с православной Русью

В 1248 году папа отправил к Александру Ярославичу посольство из двух кардиналов

©Henryk Siemiradzki/Heritage Image Partnership Ltd/Vostock Photo

Александр Невский – имя в российской истории, неразрывно связанное в памяти потомков с победами над шведами и немецкими рыцарями. Однако клубок противоречий, с которыми пришлось столкнуться Руси в целом и ее северо-западному региону в XIII веке, значительно сложнее. Православные, католики, язычники, с одной стороны. Новгородская феодальная республика, зарождавшееся и заявлявшее свои права Литовское государство, агрессивно боровшееся за новые территории Шведское королевство, закаленные в крестовых походах и непосредственно подчиненные папскому престолу рыцарские католические ордена – с другой.

Вооруженные столкновения с соседями были не единичным явлением, а образом жизни и деятельности. Взросление, возмужание, первое боевое крещение, начало княжеского служения для Александра Ярославича были связаны с Новгородом – одним из тех центров, взаимодействие которых со странами Европы не было прервано в период раздробленности. Из всех оппонентов Новгорода, пожалуй, самым искушенным был католический мир, именно мир, а не отдельное католическое государство. Как Русская православная церковь была связующим началом для самостоятельных в политическом отношении русских земель этого периода, так и папский престол координировал и направлял действия католических правителей.

Одним из феноменов Средневековья стали духовно-рыцарские ордена. Они создавались как особые организации в воинстве крестоносцев во время инициированных папским престолом крестовых походов XI–XIII веков. Главой каждого ордена являлся гроссмейстер или великий магистр, подвластный только папе, рыцари подчинялись главе ордена. Изначально пестрые по своему социальному составу крестоносцы помимо простолюдинов, отправившихся в поход за военной добычей, включали и значительное количество выходцев из родов светских феодалов. Связь с миром, традициями и ценностями своей семьи очень скоро разрушалась. Главной ценностью была земля, но она переходила, как правило, к старшему в роду. Младшим о своем обеспечении приходилось заботиться самим, возможность обогатиться за счет войны и мародерства была велика. Постепенно орден становился новой семьей.

Несмотря на то, что изначально провозглашенной целью крестовых походов было освобождение от мусульман Палестины и Гроба Господня, на деле они превратились в широкомасштабные акции по захвату и грабежу земель восточных стран. Постепенно направления деятельности орденов расширялись. Походы против ислама на Святой земле, в Испании или Турции дополнились походами против язычников в Литве, Эстонии, Пруссии, а в конце Средневековья – против еретиков (альбигойцев, гуситов), против сторонников Реформации.

Начавшись как походы за веру, крестовые походы на деле превратились в широкомасштабные акции по захвату и грабежу земель восточных стран

Giuseppe Rava/Leemage/AFP/East News

Крестоносцы не только заняли огромные территории на Востоке, но и имели свои земельные владения в Западной Европе. Закаленные в военных походах, неплохо организованные ордена, вернувшись из дальних походов в Европу, остро нуждались в землях для расселения. Папский престол, в свою очередь, нуждался в силе, способной принести католичество на территории, не подвластные ему. Своевременно организовать поход против язычников означало предотвратить столкновения внутри католического мира.

Папа Григорий IX

FALKENSTEINFOTO/Vostock Photo

С начала XIII века новой целью папского престола стала активизация деятельности в прибалтийских и прусских землях. В 1202 году был создан немецкий католический духовно-рыцарский орден «Братья Христова Воинства» (Орден меченосцев), важнейшая цель которого – «нести католическую веру в Восточную Прибалтику». Для ее обеспечения папа санкционировал порядок, согласно которому третья часть из захваченных рыцарями земель оставалась за орденом, остальные поступали в распоряжение рижского епископа, которому Орден был формально подчинен. Меченосцы двинулись в земли ливов, эстов, земгалов и других прибалтийских народов. Это означало, с одной стороны, что меченосцы вплотную подходили к славянским землям, с другой – католики брали под свой контроль территории, представлявшие интерес для русских князей – правителей Полоцкого, Новгородского и Владимирского княжеств, ранее собиравших дань с местных язычников. В начале XIII века русские князья предприняли серию походов против католиков. Орден меченосцев, в свою очередь, выполнял распоряжения папы Григория IX, оказывая помощь шведским епископам.

Для папства Швеция давно имела стратегическое значение. В Священной Римской империи, светским главой которой был император, а духовным – папа, борьба двух властей не затухала. Папы боролись с архиепископами, верными императору, в противовес им создавали новые, «свои» архиепископства, например, в Лунде (1104) и Уппсале (1164). Они становились базой для крестовых походов в Финляндию и подчинения себе этой территории в период с середины XII до начала XIV века. При этом сталкивались интересы папского престола, шведских королей, с одной стороны, и Новгорода – с другой.

Одним из организаторов выступлений русских против католиков был отец Александра Ярослав Всеволодович. Став с 1225 года княжить в Новгороде, в 1228-м он запланировал поход на Ригу, привел полки из Владимиро-Суздальской земли. Однако поход не состоялся. Раздробленность Руси приводила к тому, что невозможно было получить поддержку от своих. Псковичи, опасаясь, что новгородцы нападут на них, предпочли союз с Орденом. Сами новгородцы без поддержки Пскова не пошли за своим князем. Да и «своим» князь в условиях развития Новгородской феодальной республики был весьма условно: вече приглашало князей, заключало с ними договор, изгоняло по своему усмотрению.

Новгородское вече решало, какому князю передать управление

Heritage Image Partnership Ltd/Vostock Photo

И все же Ярослав не отступился – в 1234 году он с низовскими полками и новгородцами вторгся во владения Ордена, остановился вблизи Дерпта (Юрьева, ныне – Тарту), вынудил рыцарей предпринять вылазку из стен укрепленного города, разбил их на реке Омовже. Рыцари запросили мира, князь заключил перемирие на три года, обложив Дерпт данью. Два года спустя меченосцы были разбиты литовцами и земгалами близ Сауле. (В это время Ярослав Всеволодович уже включился в борьбу за великокняжеский стол в Киеве, одновременно действовать на северо-западном направлении он не мог.)

Орден меченосцев был близок к своему краху. Однако не стоит забывать, что за любым рыцарским орденом стоит папа, ордена – инструменты его политики, а пришедший в негодность инструмент хозяин всегда может заменить другим. Ответ папского престола последовал незамедлительно: 12 мая 1237 года папа Григорий IX и гроссмейстер Тевтонского ордена Герман фон Зальца приняли решение о включении остатков Ордена меченосцев в Тевтонский орден. На бывших землях меченосцев обосновалось Ливонское ландмейстерство Тевтонского ордена, вместо ослабленного противника Русь получала на данном направлении весьма боеспособного врага.

Между Западом и Востоком: от кого защищал Русь Александр Невский

Одной из характеристик новоявленного соперника являлась способность быстро приспосабливаться к изменявшимся условиям, действовать агрессивно и жестко. Появившись в конце XII века в Палестине, Орден столкнулся с натиском превосходивших его по силе турок, перенес свою деятельность на запад, приобрел земли в Германии и Силезии, имел несколько лет отделение на границе Венгрии в Семиградье, с 1226 года по договору с польским удельным князем Конрадом Мазовецким получил Кемлиньскую землю и начал покорение пруссов.

В тот момент, когда Тевтонский орден занял территории меченосцев, помимо действий католиков в Финляндии, Герман фон Балк (ландмейстер ордена в Пруссии и Ливонии) и датский король Вальдемар II в 1238 году договорились о разделе Эстляндии и совместных военных действиях в Прибалтике.

За два года до этого, в 1236-м, началась самостоятельная деятельность Александра Ярославича в Новгороде, в силу его молодости, скорее всего, с опорой на бояр. Молодому князю, как и его отцу, приходилось считаться с политическими особенностями данного региона. За век, начиная с 1136 года, когда Новгород, отстояв свою независимость от Киева, стал республикой и перешел к практике приглашения князей, сложилось правило обращаться к правителям только четырех русских земель: Чернигова, Суздаля, Киева и Смоленска. Сила родной земли князя означала военную и материальную поддержку, получаемую Новгородом. Однако это условие могло быть соблюдено только тогда, когда земля князя сама не подвергалась разорению в условиях внешней агрессии.

В 1238 году монгольские полчища обрушились на восточные русские земли – владения потомков Всеволода Большое Гнездо. 4 марта дядя Александра, великий князь владимирский Юрий Всеволодович, вместе с братом Святославом и тремя племянниками столкнулись в ожесточенной битве с монголами на реке Сити и потерпели поражение. Другим направлением монгольского удара стал Торжок, закрывавший кратчайший путь на Новгород. Город вопреки ожиданиям противника смог обороняться до 5 марта, время для похода на Новгород было упущено, весной местные болота становились непроходимыми. В следующем, 1239 году пали Переяславское и Черниговское княжества. Монгольские орды не уходили из русских земель, князья, чьи владения еще не подверглись разорению, могли ожидать их удара в любой момент.

К идее политического объединения ни Русь, ни Европа XIII века были не готовы, огромные империи Раннего Средневековья распались, а основам национальных государств было суждено сформироваться только в XV веке. Главной задачей каждого князя становилась защита своего княжества при помощи очень незначительного по численности войска. Война со всеми возможными противниками была самоубийственной, крупное поражение оказывалось губительнее громкой победы. Каждое свое действие, каждый удар было необходимо рассчитать с максимальной точностью.

Нашествие Батыя: как Россия пережила потерю сотен городов в XIII веке

К середине 1240-х сложилась ситуация, при которой не только русские, но и Европа в целом пытались оценить угрозу со стороны монголов. Достаточными знаниями о новом противнике никто не располагал. Вопрос о том, пойдут ли орды дальше в Европу, оставался открытым. Папский престол постарался наладить отношения с наиболее сильными русскими князьями. Их владения могли стать реальным заслоном от кочевников для западных соседей. Предложив им поддержку, можно было надеяться на распространение католичества на новые территории.

Папа Иннокентий IV установил тесные связи с Даниилом Романовичем Галицким и его братом Васильком, княжившим во Владимире-Волынском, а также с великим князем Владимирским Ярославом Всеволодовичем. В столице Монгольской империи Каракоруме Ярослав встречался с послом папы ко двору великого хана Плано Карпини. Помимо этого, папа направлял к влиятельным князьям свои буллы, основная суть которых для отправителя состояла в подчинении Русской православной церкви власти Рима, что выражалось в праве папских представителей назначать на Руси епископов и священников.

Для монархической по своей структуре и организации католической церкви это, безусловно, было важно. Для русских князей, скорее, был важен тот факт, что временный союзник – папа соглашается на неприкосновенность церковной службы в русских землях по православному обряду, признает власть русских князей на их землях, запрещая крестоносцам селиться на этих территориях. Главная цель Даниила Романовича – предоставление помощи в борьбе с Ордой – так и не была достигнута, князь, прервав в 1250-е годы связи с Римом, был вынужден подчиниться монголам.

Достигнутая относительная стабильность на северо-западе Руси сопровождалась переделами власти русских князей после смерти, а скорее, убийства в Каракоруме великой ханшей Туракиной великого князя Ярослава. Александр помимо Новгорода получил Тверское княжество, кроме того, по решению Каракорума ему, как старшему брату, достался Киев, а Андрею – Владимир. Однако значение этих двух престолов в монгольский период менялось, Владимир все более выходил на первое место.

В 1248 году папа отправил две буллы к Александру Ярославичу и посольство из двух кардиналов. Цель оставалась прежней: совместные действия сил нового великого князя и Тевтонского ордена против монголов при присоединении князя к Римской церкви. На компромисс с папской курией Александр так и не пошел. 1248–1249 годы стали временем, когда он отправился сначала к Батыю, а затем – в Каракорум. (В самой Монгольской империи все было далеко не спокойно, Батый находился в состоянии войны с великим ханом Гуюком.)

Мы доподлинно никогда не узнаем, что определило решение Александра. Возможно, опыт Даниила Романовича, не принесший никаких реальных выгод от папского престола Галицкому князю. Возможно, ситуация в Центральной Финляндии, где с благословения папского легата шведский ярл Биргер, имевший большую силу, чем король, подчинял земли, которые издревле входили в сферу влияния Новгорода. Возможно, оценка собственных сил – князь, который защищал новгородские земли, подчас опирался только на свою дружину, а не на местное население.

Если проблемы северо-западного русского региона на протяжении стольких лет было решить так сложно, то борьба с монголами, во многом превосходившими воинство князя по численности, тем более становилась невозможной. А возможно, что и опыт взаимодействия Руси с кочевниками, такими, как печенеги, половцы, монголы, и рыцарскими орденами, такими, как Орден меченосцев и Тевтонский орден. Монголы того периода не стремились изменить исконно русскую веру. Как все кочевники, они не имели четко определенных представлений о границах своего государства, не претендовали на то, чтобы включить русские земли в свой состав, довольствуясь установлением отношений сюзерен – вассал. Крестоносцы же, напротив, завоевывали земли других, заселяли их, включали в состав земель своих орденов. При этом захват земель был сопряжен с обращением населения в католическую веру.

Не все князья действовали так, как Александр. В 1251 году, когда власть в Каракоруме перешла к ставленнику Батыя великому хану Менгу (Мунке), Андрей Ярославич поднял восстание против новых властителей, а после подавления выступления был вынужден бежать в Швецию. Для того чтобы вернуть брата на Русь, великий князь Владимирский Александр Ярославич выделил из земель великого княжения Суздальское княжество, где и стал княжить Андрей.

Став великим князем, Александр уже не мог проживать на территории Новгорода, но новгородцы в трудных ситуациях обращались к нему. Когда фогт Виронии – подвластной датскому королю области Северной Эстонии – Дитрих фон Кивель построил крепость на восточном, принадлежавшем Новгороду берегу реки Наровы, базировавшиеся здесь шведы и датчане стали прямой угрозой для земель подвластной Новгороду Ижоры. Александр привел свои полки в Новгород, новгородское ополчение тоже было собрано. Противник не дождался удара русских сил, «бежав за море» на кораблях. Великий князь предпринял поход на Капорье и свой последний военный поход (1256) на ранее завоеванную шведами землю Кеми. В итоге, утратив позиции в новгородском регионе, Швеция сосредоточила свое внимание на завоевании Финляндии. Александр же в очередной раз доказал, что грамотная оценка сил различных противников позволяет добиваться победы.

Автор – заведующая кафедрой истории МПГУ

Читать полностью (время чтения 8 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
18.06.2021
17.06.2021