Наверх
19 октября 2019
USD EUR
Погода

Криминальный букет Абхазии: российский бизнес чувствует себя неуютно в Стране души

Мандарины – самый стратегический товар Абхазии, который с удовольствием покупают в России, но доставка его через границу превращается в настоящий триллер

Мандарины – самый стратегический товар Абхазии, который с удовольствием покупают в России, но доставка его через границу превращается в настоящий триллер

©Артур Лебедев / РИА Новости

В Сухуме давно стоит плюсовая температура, но до курортного сезона еще далеко – на улице пасмурно и холодно, море штормит, хотя отдыхающих довольно много. В основном это москвичи, краснодарцы и жители северокавказских республик. Как и положено отдыхающим, они прогуливаются по набережной, останавливаются у информационных стендов, чтобы выбрать экскурсионный тур.

Местные жители проводят время в многочисленных кофейнях, где тепло и уютно. Можно спокойно посидеть, выпить чашечку ароматного кофе и посудачить о том, что волнует жителей непризнанной Абхазии, – предстоящие президентские выборы, незавидное экономическое положение республики, криминогенная обстановка…

За одиннадцать лет признания независимости республики преступность в Абхазии так и не удалось снизить. На нее постоянно указывают не только злопыхатели из соседней Грузии, но и сводки из криминальных хроник. Если верить им, то истории с похищениями кошельков и борсеток случаются в Абхазии так же часто, как осенний дождь в Сухуме.

Банальное воровство не единственное правонарушение в этой республике. Очень часто случаются криминальные истории с более трагичным исходом. Так, с начала этого года в Абхазии были убиты два российских бизнесмена. 14 января преступники пришли вымогать деньги у автомеханика Михаила Маслова из Костромы. Получив отказ, они прострелили ему ногу. Рана оказалась смертельной. На следующее утро взрывпакет подложили российскому бизнесмену Михаилу Еваленко. Выйдя из дома на улице Апсны в поселке Лдзаа Гагрского района, он заметил странный сверток. Когда он попытался его вытащить, прогремел взрыв. Спасти Михаила не удалось.

В Абхазии, которую принято называть Страной души, убивали бизнесменов и раньше. Своих и чужих. Шорт-лист давно перерос в лонг-лист. И это при том, что каждый новый президент, идя во власть, обещает искоренить преступность, потому что от нее в первую очередь страдают не приезжие, а свои граждане.

В 2014–2015 годах Рауль Хаджимба, как только стал президентом, предпринял попытку победить криминал и коррупцию. Были разгромлены банды, терроризировавшие население пограничного с Грузией Гальского района. Ряд успешных операций провело местное МВД. Казалось, преступность начинает отступать. Однако эти обнадеживающие процессы натолкнулись на активное сопротивление сторонников клановых традиций.

Поворотным стал 2016 год, когда властям не удалось навести порядок в местной тюрьме. Последовавшие за силовыми акциями протесты привели к штурму здания МВД. Власти пришлось отступить перед натиском криминала.

Всё, как в 90‑х

– Сегодня в Абхазии складывается такое впечатление, что некоторые граждане так и остались в 90‑х годах прошлого века, – в сухумской кофейне мы беседуем с Тенгизом Джопуа, одним из лидеров нового общественно-политического движения «Общее дело». – Клановая система порождает повсеместную коррупцию, которая опирается на криминал. «Отжать» бизнес, как в 90‑е, или чужой дом – такое сегодня мало кого удивляет. Можно сказать, обычное дело. Именно с этими явлениями нужно решительно бороться в первую очередь. Кто после трагических событий, произошедших с российскими инвесторами и бизнесменами, поедет еще вкладываться в Абхазию? Получается, что ради собственной наживы несколько негодяев портят имидж всей страны и всего народа. Вы посмотрите, что сегодня происходит в Армении, – новый премьер Никола Пашинян первым делом объявил войну клановой системе во власти. И коррупция отступила!

– Да ну?! – с удивлением переспросила я.

– Пока, конечно, лишь частично, но, думаю, если власть будет последовательной, ей удастся добиться ощутимых успехов в этом направлении. Кстати, похожие процессы происходят сегодня и у вас в Дагестане…

– А у вас в Абхазии?

– А у нас, к сожалению, пока жизнь в республике определяет не закон, а традиции клановой безнаказанности. Как только правоохранительные органы задерживают преступника, на его защиту встают родственники и друзья, подключают все связи и знакомства во властных структурах. Дело доходит до того, что начинают штурмовать полицейские участки и чаще всего добиваются освобождения преступника. Такая безнаказанность множит преступления. Все это негативно сказывается на имидже молодой республики.

Насчет имиджа с Тенгизом трудно не согласиться. И это в первую очередь касается отношения к российским бизнесменам, которые поверили в обещания абхазских властей создать наилучшие условия для инвестиций в развитие местной экономики.

Культовое сухумское кафе «У пингвина» пока еще малолюдно, но с началом курортного сезона здесь негде будет яблоку упасть

Валерий Шарифулин/ТАСС

Как пример очень показательна история с бывшим офицером российской армии Михаилом Пановым. Ему еще в 2010 году поступило предложение от друга – построить на территории Республики Абхазия завод по производству пластиковых труб, которые сейчас востребованы в самых разных сферах. Условия выгодные – аренда земли, налоги щадящие, конкуренции на местном рынке практически никакой…

«Да и посредниками в переговорах выступали очень уважаемые в республике люди, – говорит в беседе со мной Михаил Панов. – Такие, как герой абхазской войны танкист Роман Герия, позже занявший пост главного инженера, и бывший директор военного санатория Саид Лакоба, ставший первым и единственным дилером новоиспеченного предприятия. Я и согласился».

В результате у Михаила Панова в лучших традициях 90‑х «отжали» бизнес. А ему самому заявили: «Это наша земля, мы за нее воевали, а значит, всё, что на ней находится, наше».

Можно считать, что Панову еще повезло – он всего лишь лишился своего дела, его российских сотрудников вывезли на границу и рекомендовали больше не появляться в Абхазии.

С другими представителями российского бизнеса поступили куда более жестко. В освобождении похищенного летом прошлого года питерского предпринимателя Максима Яковлева принимал участие даже глава Чечни Рамзан Кадыров. Яковлев – близкий друг авторитетного предпринимателя Муссы Экзекова, который известен своими связями с абхазской элитой. Однако ни большие связи, ни сами власти республики не смогли помочь в освобождении бизнесмена, пока этого не сделали люди Кадырова. Напомним, в неволе Яковлев провел целых 109 дней. И это уже превращается в систему: число захваченных небольших гостиничных объектов, построенных российскими предпринимателями в республике, исчисляется десятками.

Группа лишившихся своего бизнеса в Абхазии российских предпринимателей добивается от депутатов ГД и членов СФ решения о приостановке программ российской помощи Абхазии и моратория на продление Договора о стратегическом партнерстве. Но ситуация с мертвой точки еще не сдвинулась. Коммерсанты получают отписки от народных избранников. Единственное ведомство, где приняли того же Михаила Панова, – это Министерство по делам Северного Кавказа. Там пообещали разобраться.

В ожидании перемен

Мой следующий собеседник, Роберт Тарба, когда-то работал во власти – он не понаслышке знаком с сегодняшней ситуацией в республике.

«Можно сказать, что криминал и коррупция в государственном управлении сегодня наступают по всем фронтам, – считает Тарба. – Нынешнюю ситуацию в республике многие сейчас склонны характеризовать как близкую к полному хаосу. В недавнем резонансном преступлении – ограблении машины «скорой помощи», в которой везли зарплату медикам, – помимо прочих участвовали таможенник и депутат одного из районных собраний».

По его словам, в рейдерских захватах активов россиян очень часто участвуют весьма высокопоставленные персоны.

«Правоохранительные органы чаще всего оказываются бессильны перед круговой порукой и отсутствием административной воли государства. Если ситуация не изменится в ближайшее время, все это может привести к самым печальным последствиям, – считает Тарба. – Многие здравомыслящие силы связывают свои надежды с предстоящими выборами».

Напомним, что дата президентских выборов в Абхазии будет объявлена только в конце мая. Сегодня понятны основные кандидаты на пост главы государства: действующий президент Рауль Хаджимба, соратник экс-президента Абхазии Александра Анкваба генерал-майор Аслан Бжания, бывший вице-премьер Абхазии Беслан Эшба, секретарь Совета безопасности Абхазии Астамур Тарба. Своего кандидата выдвинет и общественно-политическое движение «Общее дело». В абхазском обществе говорят еще об одном кандидате в президенты – архимандрите Дорофее (Дбар). Число его сторонников давно опередило число его политических оппонентов. Он занимается благотворительностью и помогает малоимущим.

Впрочем, политическая ситуация в Абхазии так часто меняется, что вчерашние непременные кандидаты уходят на второй план. Одно можно предположить с большой вероятностью: что Россия вряд ли пойдет на официальные санкции против молодой республики. Слишком много административных усилий и финансовых затрат было вложено в ее становление.

Однако вполне возможно, что от потенциальных кандидатов на высший государственный пост Абхазии Москва потребует восстановления имущественных прав и твердых гарантий безопасности российского бизнеса и российских граждан на территории региона, которому Россия традиционно сочувствовала и оказывала помощь в самые тяжелые моменты.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK