Наверх
29 июля 2021

Удаленка и цифровизация: что остановило рост внутренней миграции в России

©Shuttertock/ FOTODOM

Пандемия заметно повлияла на интенсивность российских миграционных потоков, причем не только из-за рубежа, но и внутри страны. Приток трудовых мигрантов из стран ближнего зарубежья упал почти вдвое, а молодежь уже не так рвется в административные центры.

По данным МВД России, в этом году количество иностранцев, поставленных на миграционный учет и оформивших визу, сократилось в два раза. На фоне резкого оттока мигрантов из стран СНГ наблюдается сокращение и числа внутренних мигрантов – россиян, переезжающих в другие регионы. Эта тенденция особенно заметна в тех сферах, которые смогли оперативно перестроиться в «ковидный» 2020 год благодаря ускоренному росту уровня цифровизации. Россияне получили возможность устроиться на работу в крупные города, не выезжая из глубинки.

Количество внутренних мигрантов будет сокращаться из-за распространения дистанционного формата работы, считает ведущий специалист Центра экспертизы образовательных программ РАНХиГС Наталья Булетова. На рынке труда произошли системные изменения. Пандемия способствовала ускоренному созданию удаленных рабочих мест и снижению территориального неравенства, росту открытости рынка.

«Например, очень быстрыми темпами развивается сфера услуг. В ИТ-секторе дистант сделал практически безграничными доступность и возможности конкретного рабочего места. При этом изменилась структура спроса и предложения на рынке труда, из-за необходимости быстрой цифровизации бизнеса появились новые рабочие места с ранее невостребованным функционалом», – пояснила эксперт.

По законам онлайна: как устроиться на работу мечты дистанционно

Исследования показывают, что 48% сотрудников компаний после окончания пандемии продолжат работать удаленно. Многие и сами этого хотят. Согласно проведенному РАНХиГС опросу сотрудников и студентов вузов, 54% хотели бы работать полностью из дома, еще 28% – более половины рабочего времени. 34% ответили, что готовы работать из дома на должности ниже своей квалификации, но за ту же оплату и при стандартном рабочем графике, что и при стопроцентной загрузке в офисе по своей квалификации. При этом не секрет, что работа из дома зачастую требует больше усилий и интеллектуальных затрат, которые не факт, что будут оценены работодателем. Во всяком случае в бизнесе переход на удаленку часто сопровождается снижением оплаты труда.

В 2020 году произошло высвобождение рабочей силы – многие компании закрылись или сократили штат, и пока неясно, каким образом будут решаться проблемы занятости. А в регионах они нарастают очень заметными темпами.

Согласно прогнозам, в течение ближайших 10 лет до 45% всех занятых работников могут быть вытеснены автоматизацией. Поэтому сейчас как никогда важно оставаться в тренде, чтобы не терять конкурентное преимущество. В современном мире изменился спрос на компетенции: сформировался новый базовый минимум, в который входит обязательное владение цифровыми навыками, гибкость и адаптируемость.

Города-магниты

Собранные РАНХиГС данные свидетельствуют о том, что миграционный прирост населения с высшим образованием концентрируется в небольшом количестве городов – Москве, Санкт-Петербурге и Краснодаре. Такая тенденция прослеживается в России на протяжении последних 30 лет.

Конечно, Россия и отдельные регионы заинтересованы в привлечении высококвалифицированных специалистов, но привлечь их с каждым годом сложнее, говорит директор Центра экономической географии и регионалистики ИПЭИ РАНХиГС Степан Земцов.

Кроме того, нетто-миграция (разность между числом прибывших и выбывших) выше в добывающих центрах (Тюменская, Томская области) и регионах с проактивной политикой развития новых отраслей и благоприятным деловым климатом (Белгородская, Калужская, Ленинградская, Калининградская области, Краснодарский край). Во многих из этих регионов проходили международные спортивные события: Олимпийские игры, Чемпионат мира по футболу, Универсиады и т.д.

Важнейшим фактором для привлечения мигрантов с высшим образованием является качество жизни: возможность трудоустройства, высокое отношение доходов к прожиточному минимуму и стоимости квартир. Также важно наличие в регионе крупных и сильных вузов, так как многие приезжают учиться и работать в сфере образования и науки.

"Компании будут разоряться": что ждет сотрудников и соискателей на рынке труда

«Кроме того, все больше мигрантов с высшим образованием привлекают регионы с лучшим деловым климатом. Многие из них работают в предпринимательском секторе, открывают свое дело. К тому же в таких регионах создается большего всего новых рабочих мест в высокотехнологичных отраслях. Например, в Калужской и Ленинградской области при формировании автомобильных кластеров, привлечении мировых автогигантов («Тойота», «Фольксваген» и т. д.) создано большое число рабочих мест и малых предприятий–смежников. Поэтому, улучшая деловой климат, снимая барьеры и ограничения для малого бизнеса, регионы способствуют и привлечению высококвалифицированных профессионалов», – рассказал Степан Земцов.

Есть еще одна тенденция, немаловажная для политических решений: привлекают больше мигрантов, чем теряют, регионы с более благоприятными природно-климатическими условиями. «Во всем мире прослеживается тенденция перемещения высококвалифицированных специалистов в наиболее благоприятные природные условия (Калифорния, Флорида, Шанхай, Лазурный берег). В России только три региона обладают положительными зимними температурами: Краснодарский край, Крым и Севастополь. Именно они могли бы стать магнитом для привлечения мировых звезд, но Крым по понятным причинам лишен этой возможности, а в Краснодарском крае пока нет университетов мирового уровня. Хотя в последнем уже есть неплохая инфраструктура, в том числе в НТЦ «Сириус». Недавно также новый военный инновационный технополис «ЭРА» создан в Анапе», – отметил Степан Земцов.

По его словам, высококвалифицированные специалисты, творческие профессионалы хотят жить в наиболее комфортных условиях, иметь высокий доход, находиться рядом с такими же профессионалами и иметь минимум ограничений со стороны государства. К сожалению, лишь отдельные российские регионы способны удовлетворить все эти условия, а в целом Россия сильно проигрывает даже многим развивающимся странам.

Мир возможностей

Доля молодежи, потенциально выбирающей невозвратную миграцию, за десять лет выросла почти в два раза. Планировать перебраться в областные центры и столицы ради лучшей жизни они начинают еще в старших классах школы. Исследования ВШЭ показывают, что этого хотят три четверти выпускников малых городов и 57% из средних.

При этом доля планирующих миграционную стратегию выпускников школ в малых городах выросла с 64% в 2004 году до 75% в 2015 году. Желающих остаться в родном городе всего 4%, причем с 2004 года она упала в 3,5 раза, с 14%.

Абсолютное большинство выпускников нацелены на высшее образование. После трудоустройства они рассчитывают на зарплаты вдвое выше среднероссийской и вчетверо выше средней зарплаты по изучаемым городам. Низкие зарплаты и проблемы с занятостью – главная причина переезда из глубинки. Любопытно, что большая часть респондентов жила в семьях без особых материальных проблем: 34% школьников заявили, что могут купить все, что считают нужным.

Молодежная миграция продолжает определять демографическую ситуацию в российских регионах, так как именно эта возрастная группа населения является наиболее мобильной, говорит научный сотрудник проектно-учебной лаборатории «Развитие университетов» Института образования ВШЭ Нияз Габдрахманов. Отток молодежи влияет не только на сокращение численности населения, но и на его средний возраст, показатели рождаемости и смертности в регионах.

Пик миграции приходится на возраст 18 лет. Именно в этом возрасте львиная доля выпускников школ устремляется в вузы. Несмотря на желание уехать учиться в столицу, молодежь преимущественно перемещается внутри родного региона (так поступает 49%) и в другие регионы (47%), меньше всего уехали из страны (4%).

Дипломный провал: нужна ли сейчас "корочка" вуза для карьеры

«Анализ активности молодежи в социальных сетях показал снижение интереса школьников к официальным сообществам вузов на треть в период пандемии, что подтверждают итоги приема 2020 года. Соотношение числа зачисленных на первый курс бакалавриата и специалитета в российских вузах и числа выпускников 11 класса говорит о снижении этой доли на 5% по сравнению с предыдущими годами», – отметил Габдрахманов.

По его словам, переезд в большие города – скорее, вынужденная мера, так как именно в городах-миллиониках концентрируется более 50% всех университетов (только Москва и Санкт–Петербург аккумулируют четверть всех студентов). С введением ЕГЭ решение о переезде молодежь начала принимать значительно раньше, после окончания школы.

Примечательно, что на фоне незначительного снижения общей востребованности высшего образования во время пандемии ряд регионов продемонстрировали ее рост: Москва и Санкт-Петербург, Удмуртская республика, Республика Башкортостан, Пермский край, Новгородская, Курская, Владимирская, Брянская, Рязанская области.

«К сожалению, возвратная миграция не свойственна российской молодежи, как правило, они либо остаются в городе, где получали высшее образование, либо уезжают в другой город. Это негативным образом сказывается на социально-экономическом положении регионов-доноров, которые из года в год теряют важную с точки зрения вклада в экономику часть населения», – говорит Нияз Габдрахманов.

Однако исследования ВШЭ показывают, что образование представляет собой лишь промежуточную цель миграции. Почти треть мигрантов с высшим образованием трудятся там, где оно не требуется. Четверть занята строительством, каждый пятый – добычей полезных ископаемых, 14% – работники транспорта и связи, а каждый десятый – охранник.

За бугор!

Недавний опрос «Левада-центра» (внесен в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента) показал, что за последние несколько лет доля россиян, выражающих желание уехать за границу на постоянное жительство, выросла. Если в 2017 году она составляла 15%, то в 2021 году этот показатель достиг 22%.

Чаще всего о таком желании заявляют молодые люди: почти половина (48%) среди респондентов 18–24 лет, треть (33%) среди респондентов 25–39 лет. Меньше всего этого хотят представители старших поколений: 7% среди респондентов 55 лет и старше.

Любопытно, что если в возрастных группах 25–39 лет и 40–54 года желание эмигрировать продолжает медленно расти, то среди респондентов в возрасте 18–24 лет оно несколько снизилось: с 53% в сентябре 2019 года до 48% в мае 2021 года.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
29.07.2021
28.07.2021