Наверх
17 июня 2019
USD EUR
Погода

Верховный суд разглядел в преступлениях проступки

И предлагает гуманизировать ответственность для нарушивших уголовный закон впервые

©Shutterstock / Fotodom

В самом конце минувшего года Верховный суд предпринял новую попытку гуманизации Уголовного кодекса РФ. Он предложил Госдуме признать часть нетяжких преступлений «уголовными проступками», за которые виновным будут грозить штрафы, обязательные и исправительные работы, но не судимость. Такой гибрид из административного и уголовного нарушения вызвал споры среди экспертов, а правительство и вовсе отказалось поддерживать законопроект.

Практически каждый второй осужденный в России наказан за преступление небольшой тяжести. Такой «перевес» стал складываться начиная с 2002 года, еще за долго до того, как в 2011-м законодатель расширил список преступлений небольшой тяжести, отнеся к ним деяния, за которые грозит до трех лет лишения свободы, а не двух, как было ранее. В период с момента введения в действие Уголовного кодекса РФ в 1997-м до 2001 года за совершение преступлений небольшой тяжести наказывали приблизительно 15-19% от всех осужденных. В 2006-м их доля составила 30%, в 2008-м – 35 %, а в 2013 и 2014 годах достигла 46% от числа всех осужденных.

Но не всегда деяния и сами осужденные опасны для общества. Негативные же последствия от судимости для них самих и их близких «не вполне адекватны» содеянному, счел Верховный суд и в конце 2015 года предложил исправить ситуацию. Выходом могло бы стать освобождение от уголовного наказания, и как следствие судимости, в обмен на применение «иных мер уголовно-правового характера» — штрафов, лишения права занимать определенные должности или заниматься какой-то деятельностью, а также исправительные и обязательные работы. Их могли бы получать впервые совершившие преступление небольшой или средней (максимальное наказание до 5 лет заключения) тяжести, если загладили причиненный ущерб.

В парламенте лишь частично согласились с идеями ВС РФ. С лета 2016-го избежать судимости и связанных с ней негативных последствий, например, проблем с трудоустройством и получением кредитов, можно только в обмен на судебный штраф. Иных вариантов наказаний нет.

Вторая попытка

Идею уголовной гуманизации ВС РФ не оставил. И в декабре прошлого года внес в Госдуму законопроект, дополняющий УК РФ принципиально новым понятием — уголовный проступок. Им предлагается считать преступление небольшой тяжести, за которое вообще не предусмотрено лишение свободы. Таких составов в УК РФ по подсчету Верховного суда порядка 80, а число осужденных по ним только в 2016-м составило более 40 тысяч. Среди них, например, умышленное причинение легкого вреда здоровью, нарушение тайны голосования, разглашение тайны усыновления, клевета.

По сути, уголовный проступок будет промежуточным звеном между административным правонарушением и преступлением. Совершившие его впервые смогут избежать судимости. Вместо этого им назначат судебный штраф, исправительные или обязательные работы. Если же они будут уклоняться от них, то полноценного уголовного преследования не избежать.

Сроки давности привлечения к ответственности за уголовный проступок и право на условно-досрочное освобождение тоже будут укороченными. В первом случае он составит год, а не два как для преступлений небольшой тяжести, а для УДО будет достаточно отбыть не менее четверти от назначенного наказания, а не треть. «Уголовный проступок представляет меньшую общественную опасность, нежели иное преступление небольшой тяжести», объясняет ВС РФ свою идею.

«Изменения позволят более справедливо классифицировать преступные деяния, дифференцировать уголовную ответственность за их совершение в зависимости от характера общественной опасности», сказано в пояснительной записке к проекту.

«Безусловно предлагаемые меры означают определенную гуманизацию уголовного закона. Они предусматривают существенное улучшение положения привлекаемых к ответственности», — соглашается советник Федеральной палаты адвокатов Игорь Пастухов.

Схожего мнения придерживается и адвокат, руководитель уголовной практики «Нортия ГКС» Наталья Ушакова: это и «автоматическое» освобождение от уголовной ответственности при совершении проступка впервые, и уменьшение сроков давности привлечения к ответственности, а также сроков для УДО.

Спор с правительством

Законопроект ВС РФ был готов еще осенью 2017-го,  тогда его утвердил пленум суда. После шли согласования с заинтересованными ведомствами, но правительство представило отрицательный отзыв. «Это сводит шансы на принятие документа к минимуму», — считает первый заместитель председателя думского комитета по госстроительству Юрий Синельщиков. Но история Госдумы знает случаи принятия законов, правительством не поддержанных.

Опасение кабмина связано с возможным ущемлением прав потерпевших. «Предлагаемые изменения в части освобождения от ответственности лица, совершившего уголовный проступок, не согласуются со статьей 52 Конституции, поскольку не учитывают интересы потерпевших, которым в результате совершения уголовного проступка причинен вред», говорится в его официальном отзыве. Дело в том, что проект разрешает прекращать уголовное преследование за проступок, даже если ущерб не возмещен. ВС РФ считает, что потерпевшие смогут добиться этого в рамках не уголовного, а гражданского разбирательства.

С позицией кабмина трудно согласиться, говорит  Игорь Пастухов. По его мнению, предложения Верховного суда достаточно сбалансированы. «Виновный в связи с прекращением уголовного преследования будет подвергаться мерам уголовно-правового характера, а не освобождаться от каких-либо последствий совершения им преступления, как сейчас. Фактические обстоятельства, в том числе и факт причинения потерпевшим вреда, при прекращении уголовного преследования будут устанавливаться судом, также как и его размер, если это влияет на квалификацию действий виновного», — объясняет адвокат.

По его мнению, необходимость для потерпевшего обращаться в суд за возмещением вреда не может рассматриваться как нарушение его конституционного права.

Напротив, адвокату Наталье Ушаковой и заместителю председателя коллегии адвокатов «Де-юре» Антону Пуляеву доводы кабмина кажутся обоснованными. По мнению Ушаковой, интересы потерпевшего в случае «автоматического» прекращения уголовного дела при совершении уголовного проступка, не учтены и будут нарушены. «Освобождение от уголовной ответственности в случаях невозмещенного вреда, сведет до минимума заглаживание вреда по преступлениям указанной категории, в то время как такие преступления являются достаточно распространенными», — считает она.

По словам Антона Пуляева, предложение потерпевшему обращаться в суд с иском после прекращения уголовного дела, не будет способствовать увеличению количества не только удовлетворенных гражданских исков, но и реальному получению потерпевшими денег в качестве компенсации.

Кроме того, по мнению правительства, новшества повлекут «дополнительную нагрузку на сотрудников уголовно-исполнительной системы и могут потребовать дополнительного финансирования». По расчетам же разработчиков проекта, это не так.

Юристы соглашаются с Верховным судом. Наталья Ушакова напоминает, что и сейчас по преступлениям небольшой тяжести назначаются штрафы, обязательные или исправительные работы. Поэтому увеличение нагрузки на уголовно-исполнительную систему произойти не должно. «Нагрузка при исполнении мер наказания, не связанных с лишением свободы, фактически ничем не отличается от нагрузки при исполнении мер уголовно-правового характера», — объясняет Игорь Пастухов.

Проект полезен, но не бесспорен

Игорь Пастухов отмечает, что предлагаемые меры не влекут снижения гарантий защиты граждан. Для расследования дел об уголовных проступках не вводится никаких упрощенных процедур. Суд будет проверять соответствие сведений в  полученном постановлении фактическим обстоятельствам дела.

«В целом предложения ВС РФ заслуживают поддержки законодателя. Правоприменители получат более четкую регламентацию своих прав и обязанностей в отношении привлекаемых к уголовной ответственности лиц. Для уголовных проступков прекращение уголовного дела – требование обязательное, а не предмет усмотрения дознавателя или следователя», — говорит он.

Наталья Ушакова считает, что на практике новшества вызовут определенные трудности на первом этапе. «Необходимость возбуждения уголовного дела и осуществления производства по указанному делу в условиях обязательного его прекращения, нагрузит правоохранительные органы «лишней» работой», отмечает она.

Антон Пуляев считает непонятным, для чего создавать новое понятие уголовный проступок, когда можно перевести совершение определенных действий в состав административных правонарушений.

Депутат Юрий Синельщиков, занимавший ранее пост первого заместителя прокурора Москвы напоминает, что еще ранее в науке скептически относились к идее расширить такие понятия. Тогда склонялись к тому, что административного правонарушения и преступления вроде бы достаточно и нет необходимости вводить что-то промежуточное и устраивать путаницу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK