Наверх
29 сентября 2020

Заговоренные зубы России: история стоматологии от Владимира Мономаха до революции

©Bridgeman Images / FOTODOM

Зубная боль, вероятно, родилась с человеком, и всю историю человечества люди пытались от нее избавиться. Поэтому стоматология очень популярна, чего нельзя сказать об истории этой науки. Вот о ней-то и расскажет «Профиль», а чтобы эта история в зубах не навязла, ограничим наш рассказ о прошлом стоматологии пределами Руси и России.

Святой Антипа и внучка Мономаха

Самыми древними, хотя и сомнительными рецептами стоматологии, можно считать сохранившиеся в народном фольклоре древнеславянские заговоры. Вот пример одного из них: «Месяц ты месяц, серебряные рожки, златые твои ножки. Сойди ты, месяц, сними мою зубную скорбь. Унеси боль под облака. Вот зуб, вот два, вот три – все твои, возьми…».

Произносить уходящие в глубь языческих времен заговоры полагалось особым образом или в особом месте. Например, в случае с заговором, обращенным к месяцу, требовалось проговаривать этот речитатив, повернувшись лицом к луне, чтобы ее свет обязательно попадал на больные зубы. Популярным местом «лечения» зубов в народной медицине была и поляна с большим дубом, рядом с которым обязательно должны были бить ключи. Дубовая кора, вымоченная ночью в воде этих ключей, считалась лучшим средством от зубной боли. Словом, фантазия подобных «рецептов» поразительна, но едва ли нас способна поразить их эффективность.

Приход на Русь христианства наложил свой отпечаток и на народную стоматологию. Для избавления от зубной боли полагалось жевать освященную церковную свечу или привешивать к иконам маленькие серебряные зубки. Появились даже святые, защищающие и спасающие от зубной боли. Таковыми считались то святой Антоний, то святой Антипа. Сохранились записи «лечебных» молитв, обращенных к последнему: «О преславный священномучениче Антипа, скорый помощниче христианам в болезнях! Верую от всея души и помышления, яко дадеся тебе от Господа дар болящия исцеляти, недугующия врачевати и расслабленныя укрепляти. Сего ради к тебе, яко благодатному врачу болезней, аз,  немощный прибегаю и, твой досточтимый образ с благоговением лобызая, молюся – твоим предстательством у Царя Небесного испроси мне, болящему, исцеление от удручающия мя зубныя болезни…».

Для большинства наших предков подобные рецепты и методы лечения не имели альтернатив вплоть до начала прошлого столетия. Однако первая действительно научная работа в области стоматологии, связанная с историей нашего Отечества, появилась уже девять веков назад. Историки до сих пор спорят об авторстве византийского трактата «Мази госпожи Зои-царицы» – одна из давних и общепринятых версий гласит, что данная рукопись создана стараниями и по заказу внучки древнерусского князя Владимира Мономаха.

Добродея Мстиславна, в крещении  Зоя, родившаяся на Руси дочь новгородского князя и шведской принцессы, в 1122 г. стала женой старшего сына византийского императора. Именно ей приписывают авторство медицинского трактата, содержащего вполне научные для той эпохи методики лечения зубных болезней и ухода за полостью рта. Один из рецептов «Зои-царицы» гласит: «При качающихся зубах возьми по две драхмы клещевины, квасцов и кожуры гранатов, все это растерев и перемешав, натри корни зубов; воздерживайся от всякой очень острой пищи, от разгрызания миндаля, грецких орехов и фундука».

Не забыты в трактате XII века и вопросы зубной эстетики: «Для того чтобы сделать зубы белыми, возьми по две драхмы жженых отрубей и белой соли, все это растерев хорошо, натри зубы…» Даже если скептики правы и внучка Мономаха не имеет отношения к созданию этого трактата, то несомненно, что элита Древней Руси заботилась о своих зубах по похожим методикам и рецептам.

Шоковая стоматология Петра Первого

Знаменитый в истории московской Руси «Домострой» – возникшая пять веков назад «инструкция» по всем сферам домашнего быта – содержит и ряд рецептов лечения зубов. Например, советует для укрепления десен почаще жевать кислую капусту. По мнению «Домостроя», очень хороша в стоматологии настойка сельдерея – «той же настойкой рот полощи, гнилой запах она изо рта уберет, десны укрепит и зубную боль излечит». Хороши и толченые ягоды шиповника – «ими десны и зубы натирай, и оттого болезнь выйдет».

К эпохе первых царей из династии Романовых относятся и первые документальные упоминания о профессиональных дантистах на Руси. В архивах Аптекарского приказа – дальнего прообраза Министерства здравоохранения – за 1654 г. среди различных лекарей, травников и костоправов упомянуты «зубоволоки». Именно так именовали специалистов, лечивших «червоточины» в зубах и удалявших больные зубы при помощи «ключей» и «пеликанов» – особых металлических крюков, позже в русской традиции именовавшихся «козьими ножками».

Одна из таких «ножек», изготовленных по заказу Петра I, и ныне хранится в Эрмитаже. Это самый старинный на Руси зубоврачебный инструмент из дошедших до наших дней. Более того, от императора Петра для нас сохранились даже зубы, вырванные три столетия назад. В знаменитой Кунсткамере среди прочих диковинных экспонатов имеется «Реестр зубам, дерганным императором Петром I», – коллекция из 96 зубов, удаленных лично царем-реформатором в 1721–1724 гг. Все зубы именные, тщательно подписанные. Среди пациентов царя присутствуют все сословия – от конюхов и гребцов на галерах до аристократов. Например, имеется зуб княгини Дарьи, жены Александра Меншикова.

По воспоминаниям современников, царь Петр весьма увлекался зубоврачеванием и, будучи в Голландии, даже брал уроки у лучших европейских дантистов. Учеба не прошла даром – в петровском зубном реестре Кунсткамеры преобладают моляры, т.е. самые труднодоступные, сложные для удаления задние зубы. Несмотря на искривленность их корней, переломов и сколов на большинстве экспонатов реестра не отмечено,  что наглядно свидетельствует о хорошей подготовке и ловкости коронованного стоматолога. Правда, среди зубов, удаленных Петром I, наряду с больными (знакомые, увы, и всем нам пульпит, кариес и т.п.) имеются и вполне здоровые – «козьей ножкой» царь орудовал ловко, но явно не утруждал себя диагностикой.

В отличие от Петра Великого, императрица Екатерина Великая зубоврачеванием увлекалась только в качестве пациента – ее мемуары полны эпизодов с описаниями стоматологических проблем: «Зуб мой разболелся еще сильнее, и я принуждена была лечь в постель. Меня принялась бить такая лихорадка, что я себя не помнила… Десять либо двенадцать дней я пролежала в постели, и зубная боль моя возобновлялась ежедневно».

Екатерине II, повелительнице огромной империи, была доступна лучшая медицина той эпохи, но, увы,  в плане стоматологии и ей, элите элит, приходилось довольствоваться лишь самыми простыми, даже варварскими, на наш взгляд, методами лечения. В мемуарах царица так описывает свое общение с Германом Бургаве, одним из лучших медиков своего времени: «Я просила его вырвать мне зуб, который не давал мне покою уже четыре или пять месяцев. Он не соглашался, но я решительно настаивала. Наконец он выдернул мне зуб, но в ту минуту, как он дергал, изо рту у меня хлынула кровь… Вместе с зубом оторвало часть десны. Меня уложили в постель… Я очень страдала в течение четырех с лишком недель».

«Дентисты» и «зубные лекарки»

Века назад даже неограниченная власть с несметными деньгами отнюдь не гарантировали избавления от зубной боли. Поэтому в мемуарах всемогущей императрицы Екатерины II отыщется еще немало эпизодов с зубными проблемами и пугающими деталями типа таких: «После нескольких дней боли у меня выпали четыре больших зуба, с каждой челюсти по два крайних…»

Впервые должность зубного доктора появилась в штате Зимнего дворца по указанию царя Александра I в первый год XIX в. Будущий победитель Наполеона познакомился со стоматологией еще в юности, в 14 лет ему удалили коренной зуб. Как писал об этом один из придворных: «Александр Павлович по долгом терпении зубной боли решился выдернуть зуб, что совершилось благополучно зубным врачом. Его высочество перенес cиe действие, не произнеся ни малой жалобы, с довольною по летам его твердостию духа, хотя и чувствовал общую боль, в разсуждении, что зуб был коренной».

С тех пор Александр I весьма внимательно относился к гигиене полости рта. Сохранившиеся в архивах документы показывают просто огромные траты на различные зубные эликсиры и зубные порошки для царя – более 8 тыс. руб. ежегодно, в ту эпоху за эту сумму можно было купить полсотни крепостных мужиков.

Первым штатным зубным врачом русских царей стал француз Карл Август Сосерот. Франция тогда была мировым лидером в области стоматологии, и французский дантист работал в Зимнем дворце даже в разгар наполеоновских войн. С 1823 г. придворным зубным лекарем стал итальянец Джузеппе Фонци – на тот момент, вероятно, лучший дантист мира, изобретатель первых зубных протезов из фарфора с металлическими штифтами. Ранее для протезирования зубов обычно использовали зубы умерших людей. Благо наполеоновские войны начала XIX в. давали стоматологам массу подобного материала, который шутники той эпохи прозвали «зубами Аустерлица».

Однако в эпоху Пушкина услуги дантиста были не всегда доступны даже дворянской верхушке общества. Так, в 1818 г. в Петербурге, население которого приближалось к 400 тыс. человек, работало всего 29 дантистов. Явная нехватка стоматологов привела к тому, что 19 марта 1829 г. царь Николай I разрешил женщинам сдавать экзамены на должность зубных врачей. В иных областях медицины женщины смогут получать официальное признание лишь на полстолетия позднее. Первой «зубной лекаркой», сдавшей все полагавшиеся экзамены в императорской Медико-хирургической академии, стала варшавянка Мария Назон.

В том же 1829 г. в России вышел первый фундаментальный учебник по стоматологии – «Дентистика, или Зубное искусство о лечении зубных болезней». Его автором стал петербургский врач Алексей Соболев, начинавший свою медицинскую карьеру лекарем гвардейского саперного батальона. В ту эпоху знакомый всем нам термин «дантист» чаще писался через «е», как «дентист».

«Зубоврачебная школа» Российской империи

И в середине XIX в. стоматологическая помощь оставалась малодоступной даже дворянству. В 1853 г. на всю Московскую губернию, где тогда проживало более 1,5 млн человек, числилось аж 16 зубных лекарей. Тогда же в Воронежской губернии с населением более 1,6 млн человек официально работал один-единственный зубной врач. Неудивительно, что большинство населения страны лечило зубы все еще абсолютно по-средневековому. Например, в знаменитом Кирилло-Белозерском монастыре, по описаниям очевидца 1847 г., некогда установленный святым Кириллом деревянный крест был «сильно изъеденный в буквальном смысле слова» – верующие паломники считали, что он исцеляет от зубной боли, и поколениями грызли древнее дерево.

Уже на исходе XIX в. московская полиция не без труда разоблачила целую шайку китайских жуликов. Они выдавали себя за зубных врачей, знатоков восточной медицины, и лечили зубы путем изгнания из них червячков, якобы грызущих зубную кость. Пациентам даже демонстрировали этих червячков – на деле жулики показывали обычных капустных червей, их ловко прятали в инструментах, которыми якобы лечили зубы. Некоторое время эти восточные дантисты-аферисты были очень популярны.

Почти до конца XIX в. не существовало специальных учебных заведений по подготовке специалистов-стоматологов. Звание зубного врача получали после сдачи официальных экзаменов в Петербургском или Московском университете. По закону к экзаменам допускался любой, кто мог предъявить «свидетельство об обучении зубоврачебному искусству у известного дантиста не менее 3 лет».

Лишь в 1882 г. в Петербурге на Литейном проспекте открылась первая в нашей стране «зубоврачебная школа». За первые 10 лет работы она подготовила 219 дантистов – любопытно, что большую часть из них, 135 человек, составляли женщины. Вообще к началу XX в. женщины будут составлять треть всех зубных врачей России, что ярко контрастирует с иными областями медицины, где представительницы прекрасного пола с официальным докторским званием в то время либо отсутствовали вообще, либо составляли подавляющее меньшинство, считанные единицы.

К исходу позапрошлого столетия в Российской империи уже насчитывалось 9 зубоврачебных школ. Высшее стоматологическое образование в нашей стране возникло в 1885 г., когда на медицинском факультете Московского университета организовали самостоятельный курс «одонтологии», и ныне так именуют науку, изучающую строение зубов и челюстей человека.

Но, несмотря на явный прогресс в подготовке зубных врачей и вполне крепкий научный уровень отечественной стоматологии, большинству населения попасть на прием к зубному лекарю не грозило. По статистике, в 1902 г. в Российской империи один стоматолог приходился на 63 тыс. человек!

Отсекали основную массу потенциальных клиентов и цены. Век с лишним назад в провинции европейской России удаление больного зуба стоило около 1 руб., но та же операция с анестезией – уже не менее 5 руб. Фарфоровые и золотые пломбы стоили от 3 руб. Если состоятельные люди могли позволить себе уже вполне продвинутую зубоврачебную помощь, сложное протезирование и т.п., то для большинства населения, крестьян, чей семейный доход не превышал десятков рублей на душу в год, такие расценки делали стоматологию недоступной.

Читайте продолжение в материале: «Заговоренные зубы России: история стоматологии от революции до наших дней».

Читать полностью (время чтения 8 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
29.09.2020
28.09.2020