Наверх
13 августа 2020

Живописная история Рождества

В Пушкинском музее открылась выставка «Образ Мадонны», где представлены четыре картины художников Возрождения из крупнейших собраний Италии: Пьеро делла Франчески, Джованни Беллини, Карло Кривелли и Козимо Туры. Этой небольшой, но важной выставке стоит посвятить время, рассмотреть картины в деталях, позволить глазу насладиться их гармоничным колоритом, почувствовать их внутреннюю жизнь, драматизм и экспрессию — картины итальянского Ренессанса, пожалуй, из немногих вещей, на которые можно смотреть бесконечно, как на огонь и воду. Вдохновившись образами Мадонны, мы прошлись по залам основной экспозиции — неожиданным итогом неспешной прогулки стала эта «живописная история Рождества». 

«Рождество (Святая ночь)». Последователь Яна Юста Калькара, ок. 1520

©

Ангелы, парящие над яслями, поют хвалу новорожденному Христу, от которого исходит свет, озаряющий все вокруг. Другой ангел, которого мы видим на заднем плане через двухарочное окно, приносит весть о рождении Спасителя вифлеемским пастухам. Картина, написанная последователем нидерландского художника Яна Юста Калькара, повторяет утраченную работу мастера — одно из первых в европейской живописи изображений ночи. Имя Калькара, жившего ок. 1450–1519, оставалось практически неизвестным до 1874 года, когда двое исследователей обнаружили сведения о художнике в архивах его родного, теперь уже немецкого, городка Калькара. Свои лучшие работы — алтарные сцены жизни Христа в церкви Святого Николая в Калькаре, где их можно увидеть до сих пор, — художник создал между 1505–1508 годами. Ян Калькар, которого сравнивают с крупнейшими фигурами Северного Возрождения Гансом Мемлингом и Яном ван Скорелом, был великолепным колористом: его живопись словно светится изнутри.

 

«Поклонение пастухов». Гвидо Рени, ок. 1640

©

Из всех евангелистов поклонение пастухов описывает только Лука. Узнав от ангела о рождении Мессии, они отправились в Вифлеемскую пещеру — «и, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях». Эта картина — одна из самых известных работ итальянского барочного живописца Гвидо Рени. Он принадлежит к болонской школе живописи, направление, которое связывают с именами братьев Караччи, основавшими в Болонье в 80-х годах XVI века «Академию вступивших на правильный путь». Она стала своеобразным прототипом будущих европейских Академий художеств, именно здесь формировались принципы академизма, который определит развитие живописи на два с лишним века вперед. «Поклонение пастухов», образец его поздней манеры, построена на градациях теплых золотистых и высветленных серебристых тонов. Живший в XVII веке историк искусства Чезаре Мальвазия, известный как раз биографиями художников барокко, называет эту картину в своих сочинениях «знаменитым «Поклонением» восьмиугольной формы, находящимся во Франции».

 

«Рождество. Поклонение волхвов». Мастер Лихтенштейнского замка, XV–XVI веков

©
Эти две композиции, часть большого многостворчатого алтаря для капеллы замка Зебенштейн, изображают две сцены евангельского сюжета — само Рождество и поклонение волхвов, пришедших к Христу с дарами. Художник, чье имя до нас не дошло, работал в Вене во второй трети XV века и остался в истории как Мастер Лихтенштейнского замка. Место действия на первой створке выписано им во всех подробностях: хлев с шатким плетнем и дырявой соломенной крышей, ясли, в которых лежит спеленутый Младенец. Вдалеке виднеются крепостные стены Вифлеема, куда Мария и Иосиф пришли на перепись населения и где им не нашлось свободной гостиницы. Как и другие трактовки этого сюжета, изображение полно символизма: бык и осел здесь — воплощения побежденных христианством иудейства и язычества, а поддерживающая крышу каменная готическая конструкция — отсылка к разрушенному ветхозаветному храму царя Соломона, чье место заняла Церковь Христова. Золотой фон — тоже традиционный элемент в изображении рождественских сцен, который символизировал исходящий от Иисуса Божественный свет. Интересно, что если в «Рождестве» мастер противопоставляет лица простолюдинов-пастухов ангельским ликам Святого семейства, то в «Поклонении волхвов» этого контраста уже нет. Но во второй сцене гораздо сильнее неземное сияние вокруг Иисуса, отражающееся от дорогих одежд волхвов и их драгоценных ларцов и сосудов с дарами — золотом, ладаном и смирной.

 

«Рождество». Бастиано Майнарди, конец XV — начало XVI века

©
Эта картина интересна как образец итальянской живописной традиции, возникшей в конце Средневековья, — изображения Девы Марии, поклоняющейся Младенцу Христу. Этот мотив в различных вариациях — в основном в трактовке пейзажа и лица Богоматери — повторяется в серии картин, находящихся сейчас в собраниях нескольких крупных европейских музеев. Появление этого сюжета в живописи в какой-то степени связано с Откровениями Святой Бригитты Шведской, жившей в XIV веке. Изображенный на заднем фоне «Рождества» пейзаж с видом на город и гавань и виднеющимся вдалеке восточным караваном, встречается, среди прочего, на знаменитой фреске флорентийской церкви Санта Тринита «Поклонение пастухов» Доменико Гирландайо, одного из ведущих художников кватроченто, мастерской которого и принадлежал Майнарди.

 

«Мадонна с младенцем в нише». Мастерская Тициана Вечеллио, 1488/89–1576

©
Судьба этой картины вполне могла бы стать сюжетом искусствоведческого детектива. В Россию она попала в XVIII веке и сначала находилась в собрании «Эрмитажа», где долгое время приписывалась раннему Тициану. В каталоге 1859 года появляется отметка — «копия с Джорджоне», а десятью годами спустя еще одна запись — «писана в стиле учителя Тициана, Джованни Беллини». Бенуа в 1910 году называл картину «вялой» и «монотонной» и сомневался в авторстве Тициана, равно как и в том, что она имела какое-то отношение к Джорджоне. Позже в XX веке известный итальянский историк искусства Адольфо Вентури приписывал ее кисти Франческо Вечеллио, брата Тициана. С ним был согласен и американец Бернард Бернсон, крупнейший в США специалист по итальянскому Ренессансу, считавший «Мадонну» копией с утерянной работы Джорджоне. В ГМИИ же она пока значится как картина Тициана, будучи стилистически близкой к ряду его ранних произведений, а споры могут быть разрешены только после ее реставрации.

 

«Младенец Христос». Франсиско де Сурбаран, 1635–1640 годы

©
В собрании Пушкинского музея находится одно из самых известных ранних полотен Франсиско де Сурбарана, «Младенец Христос», написанное во второй половине 30-х годов XVII века, на пике популярности и творческого расцвета художника. Сурбаран, испанский Караваджо, как его стали называть за мастерское владение кьяроскуро (создающей драматический эффект светотенью), писал картины в основном на религиозные сюжеты — его заказчиками были преимущественно религиозные братства и монастыри. Сурбаран прославился изображениями святых и монахов, его «Апофеоз св. Фомы Аквинского» 1631 года был признан шедевром еще современниками. Картинам Сурбарана присуща лаконичная композиция и скульптурность фигур. В такой манере написан и «Младенец Христос»: несмотря на то что на картине изображен ребенок — со свойственной детям непосредственностью и даже наивностью, — его облик монументален. Это достигается за счет изображения Христа в полный рост, низкого горизонта и светотени и отсутствия дополнительных деталей в композиции.

 

«Мадонна с младенцем» («Мадонна в винограднике»). Лукас Кранах Старший, ок. 1522–1523

©
Отличительная черта живописи Лукаса Кранаха Старшего, одного из основателей «дунайской школы», придворного художника саксонского курфюрста Фридриха Мудрого — гармоничное сочетание фигур и пейзажа. Сторонник идей Реформации и друг Лютера, Кранах Старший — один из крупнейших художников немецкого Возрождения, соединивший в своем творчестве готические традиции с ренессансными принципами. «Мадонна с младенцем» дошла до нас в поврежденном виде: не сохранились нижняя и правая часть композиции, где изображена увитая виноградом беседка. Виноградная гроздь в руке у Девы Марии символизирует человеческое воплощение Христа, принявшего муки на кресте и умершего во имя искупления первородного греха, а виноградная лоза за спиной Богоматери означает «истинную церковь Христову». Водопад и горы на заднем плане, обычный для юго-восточный Германии ландшафт, тоже неслучайны: это символы живительной силы и твердости веры и возвышения над мирской суетой.

 

«Отдых Святого семейства на пути в Египет». Мастерская Веронезе, середина 1580-х годов

©

Бегство Святого семейства в Египет описано в Евангелии от Матфея. После подношения даров волхвами Иосифу во сне пришел ангел, повелевший им покинуть Вифлеем: «Встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его». Детали этого эпизода художники искали в апокрифических текстах, где и рассказывается о пальмовом дереве, укрывшем по дороге Святое семейство от зноя своими ветвями. Этот сюжет проникает в западноевропейскую живопись в конце XIV века — первым известным изображением этой сцены является картина мастера Бертрама на Грабовском алтаре в Гамбурге, написанная около 1379 года. На картине мастерской Веронезе из собрания Пушкинского музея легенда предстает в другой вариации: ангел наклоняет ветви дерева, чтобы путники могли восстановить силы его плодами. Пальма, как и виноградная лоза на предшествующей картине, тоже не просто элемент композиции: это символ христианского мученичества.

 

«Святое семейство». Джузеппе Мария Креспи. Алтарная композиция, ок. 1712

©
Креспи написал «Святое семейство» около 1712 года в паре с другой картиной, «Успение Иосифа», которая сейчас находится в собрании «Эрмитажа». Они были заказаны ему папским легатом и крупным коллекционером кардиналом Пьетро Оттобони вслед за снискавшей большой успех живописной серией «Семь дел милосердия». «Святое семейство» и «Успение», по словам сына и биографа художника Луиджи Креспи, «также были встречены восторженно и хорошо вознаграждены». В дополнение к диптиху Креспи написал «Успение» небольшого размера, чтобы «Его Преосвященство держало его в головах над кроватью». И сам живописец, и художники не раз повторяли эту картину, реплики которой сейчас хранятся в нескольких музеях Италии. В этой работе художник уходит от барочной экспрессии, в ней появляется граничащая со строгостью сдержанность и даже мистицизм. «Ecce agnusdei («агнец Божий»)», — читает младенец Христос пророческую надпись на ленте, которую держит в руках Мария. Справа от Богоматери изображены ее родители Анна и Иоаким и отец Иоанна Крестителя Захария, а слева — сам Иоанн Креститель, его мать Елизавета и Иосиф.

 

«Святое семейство с маленьким Иоанном Крестителем» (Мадонна Строганова). Аньоло Бронзино, ок. 1545 

©
Считается, что картина написана Аньоло Бронзино для своего друга детства, Карло Герарди из Пистойи. Граф Александр Строганов, в собрание которого картина попала в начале XIX века, с восторгом писал о ней как о произведении, сочетающем в себе «красоты форм Рафаэля, благородство и точность рисунка Микеланджело, грацию Корреджо и колорит венецианской школы». Композиционно картина близка «Святому семейству Дони» Микеланджело из собрания галереи Уффици во Флоренции. В этом городе Бронзино провел почти всю свою жизнь в качестве придворного художника тосканского герцога Козимо I Медичи, собравшего вокруг себя мыслителей, литераторов и художников. Кстати, в образах Святого семейства угадываются черты членов семьи Медичи: святой Иосиф очень похож на самого Козимо I, Мадонна — на его жену, а Младенец Христос — на их первенца Джованни. 

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
13.08.2020
12.08.2020