Наверх
2 октября 2020

Затяжной кризис и новые форматы: влияние COVID-19 на спортивную индустрию

В странах, возобновивших чемпионаты, разработаны подробные медицинские регламенты по недопущению распространения COVID-19. Но скептики говорят, что все меры предосторожности бесполезны, ведь футбол по определению контактная игра
©Valeria Witters / Witters GmbH / TASS

Отмена связанных с пандемией COVID-19 ограничений добралась до спорта, и в первую очередь до самого денежного из его видов – футбола. С 11 по 21 июня возобновляются футбольные чемпионаты России, Испании, Италии, Англии. Футбольная индустрия генерирует миллиарды евро в год и не может позволить себе дальнейший простой: каждая неделя отсрочки увеличивает убытки и риск банкротства клубов.

При этом гарантий, что сезон 2019/20 все-таки будет завершен, никто не дает: в случае всплеска заражений игры планируется прервать, на ходу перекраивая календарь турниров. В долгосрочной же перспективе «коронакризис» вынудит мировой футбол перейти в режим экономии: ни громких трансферов, ни рекордных контрактов в ближайшие годы можно не ждать.

Что касается остальных видов спорта, то удар по ним может оказаться еще чувствительнее: там, где денег изначально было немного, их не останется совсем. По мнению экспертов «Профиля», пандемия вызовет перестройку системы профессионального спорта: его низкобюджетные виды частично спустятся на любительский уровень, а высокобюджетные… уйдут в онлайн подобно другим отраслям экономики. Виртуальный аналог «меряния мускулами» на стадионах – компьютерные игры – и так привлекают все больше денег и публики. Пандемия же может стать поворотным пунктом, после которого игровая индустрия одолеет спортивную в борьбе за сердца и кошельки миллионов.

И вновь продолжается матч

В середине марта большой футбол ушел на карантин: последние матчи в российской премьер-лиге были сыграны 16 марта, в английской – 9-го, в Лиге чемпионов – 11-го. На какое-то время единственной европейской страной, где продолжался чемпионат, стала «не верующая» в пандемию Белоруссия – впервые местный футбол стал событием международного значения.

Остальные же лиги и национальные федерации увязли в дискуссиях о рестарте сезона. Постоянно назывались новые даты – и ожидаемо срывались. Шутка ли: чемпионат Италии поначалу был остановлен всего на неделю, а чемпионат России хотели возобновить 10 апреля. Изобретали и отметали самые невероятные форматы – вроде доигровки первенства на нейтральных полях в одном городе (по этому пути в итоге пошел только чемпионат США, который будет перезапущен в Орландо, штат Флорида).

Без зрителей, трансферов и календаря: каким вернется мировой футбол после пандемии

Лавина переносов породила среди болельщиков грустную шутку: коронавирус – вот настоящий триумфатор сезона 2019/20. В апреле показалось, что так и будет: были досрочно завершены чемпионаты Франции, Голландии и Бельгии (а также баскетбольная Евролига и российская Континентальная хоккейная лига). Но в мае свет забрезжил в конце туннеля: ведущие лиги согласовали календарь матчей, и звезды футбола потянулись на тренировочные базы. Первыми из самоизоляции вышли чемпионаты Германии (16 мая), Чехии (23 мая), Дании (28 мая) и Португалии (3 июня). Были определены даты рестарта в Испании (11 июня), Англии (17 июня), Италии (20 июня) и России (21 июня).

В каждом случае потребовалось особое разрешение от властей, ведь почти везде продолжает действовать запрет на массовые мероприятия (пришлось выводить матчи из-под критериев «массовости»). Во Франции сложилась обратная ситуация: 23 апреля правительство запретило такие мероприятия до сентября, и 30 апреля футбольная лига взяла под козырек. Позже на фоне новостей из других стран французы кусали локти. Несколько сенаторов предложили поправки в законодательство, чтобы дезавуировать решение об отмене сезона, а президент «Лиона» даже пошел в суд («Мы реально тупые», – сокрушался он в интервью).

Этому есть прозрачное объяснение. Соблюсти спортивный принцип, доведя турнир до конца, конечно, важно. Но еще важнее избежать финансовых убытков, ведь отмена матчей означает невыполнение обязательств перед телевещателями и спонсорами, которые платят за демонстрацию своих логотипов во время игры. Подсчитано, что клубы французской лиги недополучат от телекомпаний 243 млн евро. Зато немецкая Бундеслига, едва объявив о рестарте, получила на свои счета 280 млн евро от канала Comcast Sky.

«Французским функционерам не хватило авторитета убедить чиновников, что от отмены сезона пострадают тысячи человек, – сообщил «Профилю» член комитета по маркетингу РФС Алексей Киричек. – Ведь футбол – это целая индустрия, в Германии в ней заняты не менее 60 тысяч человек, в Англии – почти 100 тысяч. Плюс работающие в смежных отраслях – гостиничный бизнес, питание, транспорт, маркетинг, пиар. Почему Германия перезапустилась первой? Власти страны решили, что футбол нужно поддержать, как любую другую отрасль экономики».

В России иная ситуация, считает футбольный эксперт Олег Малежик. «Продажа прав на ТВ-трансляции приносит нашим клубам смешные деньги, – заявил он «Профилю». – А спонсорами выступают государственные структуры, которые в случае отмены матчей, наоборот, сэкономили бы на содержании команд. Словом, доигрывать или не доигрывать – с финансовой точки зрения без разницы. Решение о возобновлении принято по известным политическим причинам. Нужно показать народу, что жизнь налаживается».

Практикуйте безопасный спорт

Перезапуск европейского сезона – во многом заслуга главы Немецкой футбольной лиги Кристиана Зайферта. Ведь долго считалось, что проводить матчи, не допуская распространения коронавируса, в принципе невозможно. Зайферт же созвал комиссию вирусологов, которая разработала регламент, охватывающий все стороны жизни футболистов. Им наказано свести к минимуму контакты с окружающим миром, не есть и не принимать душ на базе, а сразу после тренировки ехать домой, кнопки лифта нажимать локтями, дистанцироваться от близких при наличии подозрительных симптомов и тому подобное. На стадионе отменены рукопожатия, командные фото и прочий церемониал, пресс-конференции переведены в онлайн-формат.

На какие меры пошли китайцы для борьбы с футбольным кризисом

Немецкий регламент взят за основу во всей Европе с некоторыми дополнениями – например, в Англии потребовали носить маску на тренировках, а по базе «Ливерпуля» разрешено ходить только в одну сторону, чтобы не встречаться лицом к лицу. Предусмотрены и наказания. Игрок «Боруссии» Джейдон Санчо опубликовал в соцсетях фото с новой прической и был оштрафован, ведь это значит, что он вызвал на дом парикмахера. А в Австрии с лидера чемпионата сняли 6 очков за нарушение порядка тренировок.

Отдельная тема – болельщики. Еще в марте проводить матчи без них казалось аномалией: какой футбол при «голых» трибунах? Но жизнь диктует свои правила. «Сегодня клубы финансово зависят от зрителей в меньшей степени, чем раньше, – объясняет Киричек. – ТВ и спонсоры обеспечивают 75% выручки. А продажа билетов на матчи – «матчдэй» – 10–15% по зоне УЕФА. Поэтому большинство лиг решили играть на пустых стадионах ради сохранения других доходов».

Правда, кое-где тема еще не закрыта: Италия с Испанией обсуждают заполнение арен в пределах 10–30% от вместимости, в Англии хотят 1 августа провести финал кубка с 20 тысячами зрителей, а Польша, Чехия и Сербия запускают фанатов уже в июне. Российская лига присоединилась к числу «смельчаков»: с Роспотребнадзором согласовано заполнение трибун на 10%, что вписывается в логику «налаживания жизни». Впрочем, как считает Олег Малежик, лоббировавшие решение топ-клубы думали о высокопоставленных зрителях из VIP-лож.

Так или иначе, у возобновления сезона хватает критиков. По их мнению, самый изощренный свод правил бесполезен, ведь футбол по определению контактный вид спорта. Во всех чемпионатах есть клубы, рьяно выступающие против доигровки, а некоторые игроки попросту отказываются тренироваться. При этом почти уже на этапе подготовительных сборов в некоторых командах зафиксированы положительные тесты на COVID-19.

В российском футбольном сообществе тоже царит напряженная атмосфера. «Те, кто разрабатывал регламент, не понимают реалии футбола. На матч мы должны ехать на двух разных автобусах, чтобы сохранять дистанцию. Но ведь потом встретимся в раздевалке, и что дальше?» – вопрошает капитан «Урала» Артем Фидлер. По словам тренера «Рубина» Леонида Слуцкого, коронавирус ставит под угрозу всю карьеру игрока: «Спортсмены находятся в первой группе риска, потому что большие нагрузки бьют по иммунитету. Если футболист переболел пневмонией, это снижает его скоростные качества, выносливость падает минимум на 10%». А защитник «Локомотива» Бенедикт Хеведес, усомнившись в истинности статистики COVID-19 в России, отказался возвращаться в расположение клуба, и с ним расторгли контракт.

Футболисты «Боруссии» символически благодарят трибуны, «заполненные» картонными манекенами болельщиков. В мае чемпионат Германии возобновился при пустых трибунах. Еще недавно казалось, что такое невозможно, но жизнь диктует свои правила

Футболисты «Боруссии» символически благодарят трибуны, «заполненные» картонными манекенами болельщиков

MARTIN MEISSNER / EPA / Vostock Photo

Календарь со многими неизвестными

«Боюсь, когда игроки выйдут на пик формы, могут быть вспышки заболевания, и чемпионат снова прервется. Мои ожидания – 50 на 50, что не доиграем сезон», – заявил президент «Спартака» Леонид Федун. Такую же вероятность рассматривают в других странах. Самый жесткий протокол приняли в Италии: даже при наличии одного положительного теста на COVID-19 турнир вновь останавливают. Если это произойдет до 15 июля, то следующий рестарт возможен только в урезанном формате матчей на выбывание, если после – чемпион не будет определен вовсе.

В России пошли по другому пути: заболевший игрок просто садится на карантин. «Для меня загадка, как такое возможно, – делится Малежик. – Если один человек в команде заразится, скорее всего, он заразит и других, и уже через пару матчей команда может просто сняться с турнира, потому что некому играть. Представьте: из 16 команд сезон продолжают 13, а оставшиеся три, где произошли вспышки эпидемии, за каждый матч получают техническое поражение. На что это похоже?».

«В каждой лиге динамику будут анализировать в индивидуальном порядке, и дело не только в заражениях во время матчей или тренировок, – считает Киричек. – Власти будут в целом оценивать ситуацию по стране. Если грянет вторая волна пандемии, всегда можно решить вопрос по примеру Франции и Голландии».

Но даже если удастся закончить сезон по текущим планам, спортивный календарь еще долго будет находиться в турбулентном состоянии. После завершения национальных первенств планируется спешно доиграть Лигу чемпионов по сокращенной программе. А в сентябре, на два месяца позже обычного, начинать новый сезон. Причем в 2021 году его потребуется закончить как можно раньше, ведь на следующее лето запланировано перенесенное Евро-2020. Надо понимать футбольную кухню: в условиях плотного расписания перенос даже одного матча на пару дней – это стресс для игроков, финансовые потери для клубов и горячие споры для фанатов. Нынешняя цепная реакция в календаре будет затухать еще не один год.

Такой же маховик переносов раскручивается в других видах спорта. Причина – перенос на следующий год Олимпиады-2020 в Токио. Со спортивной и маркетинговой точек зрения она затмит все прочие турниры. В итоге с 2021 года на 2022-й уже перебросили чемпионаты мира по легкой атлетике и водным видам спорта, горным лыжам и пляжному волейболу, мужской чемпионат Европы по баскетболу и женский футбольный Евро-2021. Это явно не предел.

«Коронный» удар по бюджетам

Между тем любой сбой графика влияет на благополучие субъектов спортивной экономики, ведь она работает по принципу непрерывного производства. Стремясь достичь высоких результатов, клубы почти не откладывают на «черный день», а бросают в топку все ресурсы. Так, в европейском футболе 50–70% бюджета клуба уходит на зарплаты игрокам: согласно отчету УЕФА, в 2019 году рекорд установила «Барселона», выплатившая 529 млн евро (на втором месте «Реал» – 431 млн евро). Для сравнения: на банковских счетах у «Барселоны» хранится порядка 40 млн евро.

При этом, в отличие от американских лиг НБА и НХЛ, где игроки зарабатывают почти что на сдельной основе (зарплата пропорциональна числу сыгранных матчей), в футболе приняты фиксированные контракты. В результате после отмены соревнований перед клубами замаячила перспектива кассового разрыва. Первое, что они сделали, – начали переговоры со звездами о сокращении жалованья. Та же «Барселона» решила снизить его на время простоя на 70% – игроки упирались, но затем все-таки согласились. Впрочем, в нынешней ситуации этого явно недостаточно. В начале июня стало известно, что каталонцы вновь просят команду пойти на уступки. Та опять противится.

По данным Cadena SER, до конца года «Реал» и «Барселона» потеряют по 300–400 млн евро. Единственным выходом в клубах видят распродажу активов – то есть игроков. Мадридцы хотят продать до семи футболистов, каталонцы – до восьми. Аналогичные планы вынашивают и другие топ-клубы Европы. Выглядит разумно, если бы не одно «но»: если все продают, кто покупает?

По словам экспертов, суммы зарплат и трансферных сделок, ежегодная «индексация» которых в 2010-х составляла около 10%, неизбежно пойдут вниз. Перегрев трансферного рынка был заметен уже прошлым летом, когда сорвалось несколько крупных сделок, напоминает Олег Малежик: «Лидер «ПСЖ» Неймар попросился на выход. Так как в свое время за него было заплачено больше 200 млн евро, парижане захотели выручить столько же. Но все торги оказались безуспешными: оказалось, больше никто не может потратить такую сумму».

Ко всему прочему, клубам еще нужно выплачивать долги по трансферам прошлых лет (их стало модно оформлять в рассрочку): сумма таких обязательств по ведущим лигам составляет 4 млрд евро. Аренда игроков и даже бартерные сделки – вот ближайшее будущее футбольного рынка. «Обмены футболистами, в том числе многосторонние, с участием нескольких клубов, станут частью игры. Настало время креативных решений», – высказался вице-президент «Барселоны» Жорди Кардонер.

Доигрались

Но и это не описывает масштаб бедствия. Вопрос в том, вернется ли вообще футбольная индустрия к докризисному процветанию. Как отмечает Алексей Киричек, в 2010-х все выглядело логично: расходы клубов росли вместе с доходами. «Если вы получали от телекомпаний 50 млн в год, а теперь подписали долгосрочный контракт на 100 млн, то почему бы не тратить больше? Теперь, даже когда футбольная жизнь возобновится, эти доходы не будут восстановлены в полном объеме. Ведь футбол зависит от аудитории. А ей самой нелегко: люди будут экономить на покупке ТВ-подписок, абонементов. Спонсоры, спасая бизнес, будут оптимизировать маркетинговые бюджеты. Что дальше? Некоторые клубы, которые зависели от одного-двух источников дохода, уже сейчас стоят на грани банкротства», – считает эксперт.

В частности, такая ситуация сложилась в российском футболе, где большинство клубов имеют одного «якорного» спонсора. Из некоторых уже поступают слухи о грядущих «сокращениях» звезд. «Время дойных коров закончилось», – объявил в мае глава совета директоров «Локомотива» Анатолий Мещеряков. Клуб содержит ОАО «РЖД», чей пассажиропоток весной упал на 80%.

В России футбольные банкротства и прежде не были редкостью: с конца 1990-х число профессиональных клубов в стране сократилось со 157 до 98. Но в Европе такие случаи единичны. Сейчас же, по наблюдениям Малежика, в «предынфарктном» состоянии находится ряд клубов из Англии, Италии и Франции. «Коллеги-менеджеры пытаются излучать оптимизм, мол, год-два экономим, а затем все наладится, – говорит он. – Но это иллюзии, потому что пока транзакции идут по старым контрактам, а они неизбежно будут пересмотрены. Всю глубину падения мы увидим через полгода–год. Думаю, в результате пандемии капитализация мирового футбола сократится на 10–40%. Это пузырь, который надулся чрезмерно и когда-то должен был лопнуть. Кажется, именно сейчас это произошло».

Боссы европейского футбола уже заговорили о радикальных реформах. В сезоне 2020/21 отменен финансовый фэйр-плей (требование безубыточности клубов для допуска в еврокубки), обсуждается введение потолка зарплат. Но главной реформой, по мнению Малежика, может стать создание Суперлиги – особого чемпионата для богатейших клубов, альтернативного Лиге чемпионов. Эту идею гранды вынашивают с 2000-х, но пока УЕФА удавалось «покупать» их лояльность за счет увеличения сумм призовых.

«Что происходит во время каждого кризиса? – задается вопросом эксперт. – Богатые становятся богаче, бедные – беднее. Топ-клубы увидят провал по доходам и захотят играть только между собой, чтобы избежать экономически невыгодных матчей с «середняками». Думаю, к зиме мы вновь услышим о проекте Суперлиги».

©Michael Dalder picture alliance / Vostock Photo

 

Цифровизация спорта

Другим видам спорта пандемия тем более не сулит ничего хорошего. Если футбольных богатеев она просто заставит сесть на «диету» и не сорить деньгами, то для менее популярных видов спорта, стоящих ниже в «пищевой цепочке» индустрии зрелищ, порог утраты профессионального статуса гораздо ближе.

«Там, где суммы довольствия минимальны, любое сокращение бюджетов автоматически ставит на грань выживания, – объясняет Малежик. – Представьте компанию, которая обеспечивает футбольную и гандбольную команды. Начались проблемы, что она будет делать? Футбол – спорт номер один, его везде смотрят. А от гандбола можно отказаться. Тем более эта логика распространяется на индивидуальные виды спорта: ходьба, стрельба, плавание – если экономика падает, к этим спортсменам вообще теряется коммерческий интерес. И если государство не поможет, им просто придется идти зарабатывать на жизнь, перейдя в статус любителей. Так оно и было в XX веке: спектр профессиональных видов спорта стал расти лишь в последние десятилетия».

В этой ситуации главным бенефициаром может стать «виртуальный спорт» – компьютерные игры. В этой сфере событий меньше не стало – наоборот, на фоне «овощного» режима самоизоляции жизнь по ту сторону экрана бьет ключом.

По данным Statista, продажи видеоигр вследствие пандемии выросли на 50–80%. Самый популярный онлайн-магазин игр Steam в марте побил рекорд: более 20 млн одновременно подключенных пользователей. А россияне за март–май потратили на покупку игр на 71% больше, чем годом ранее, подсчитали в компании Qiwi. И это не говоря о массе новых турниров, которые подробно освещали традиционные СМИ, чтобы развлечь скучающую публику.

Киберспорт и раньше называли будущей альтернативой спорту, но именно «коронакризис» может стать своеобразным Рубиконом. В конце концов, дух состязания сохраняется и в виртуальном мире – что еще надо «человеку играющему»?

«Ковид» – лотерейный билет для индустрии видеоигр, – соглашается Олег Малежик. – Они в определенной степени являются наркотиком, на который за эти месяцы подсело много молодых людей. Когда через полгода стадионы откроются, клубы наверняка недосчитаются 5–15% аудитории. Это люди, которые внезапно поняли: а зачем ходить на матчи, стоять в очереди, кричать? Тем более свободных денег на абонемент нет, а привычка к социальному дистанцированию останется. Вот же она, зона комфорта: свой компьютер, кола, пицца с доставкой… Если бы мировой интернет «отключили», те же геймеры занялись бы обычным спортом, потому что им надо куда-то выплескивать эмоции. А сейчас наоборот: спорт умер, да здравствует киберспорт».

Читать полностью (время чтения 11 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
01.10.2020