23 мая 2019
USD EUR
Погода

Новому президенту Украины предстоит решать тяжелейшие экономические проблемы

Владимир Зеленский

Владимир Зеленский

©Арина Лебедева/ТАСС

Победа актера Владимира Зеленского в президентской гонке на Украине оказалась легкой и убедительной. На пост главы государства претендовал человек, до недавнего времени не имевший никакого отношения к политике, и добился своего без особых усилий. Но самое сложное для него только начинается.

Президентство Зеленского не будет означать какоголибо существенного сдвига в экономической политике. По факту он очень ограничен в свободе действий. Это известный феномен, испытанный многими странамисателлитами Евросоюза. Избирать можно кого угодно, хоть неокоммунистов, хоть неолибералов, как, например, происходило в Болгарии, все равно получишь правительство, которое будет придерживаться болееменее однообразной конвенциональной экономической политики, во многом детерминированной внешними факторами. Например, рамками бюджетного дефицита, потолка госдолга, а в случае со слабыми восточноевропейскими странами ЕС и Украиной еще и ограничениями внешних невыборных структур (Еврокомиссии и МВФ соответственно).

Зеленский будет зажат в рамках politics without policy, policy without politics (политики без политики, политика без политиков). И будет вынужденно опираться на указания экономистов-технократов, причем зарубежных. Еще в конце прошлого года Киеву удалось договориться о новой программе МВФ, по которой страна сможет получить $3,9 млрд в течение следующих 14 месяцев. Чтобы обеспечить внешнее финансирование, Порошенко пришлось в очередной раз проиндексировать тарифы на газ для населения (на 26% с 1 ноября 2018-го). При этом поддержка домохозяйств субсидиями была резко сокращена. Это во многом и подорвало его поддержку среди избирателей и лишило шансов на переизбрание.

Теоретически Зеленский может отказаться от программы МВФ и дальнейшего роста тарифов на газ для населения. Такую популистскую повестку, например, выдвигала Юлия Тимошенко. Однако это будет означать не только отказ в кредитах МВФ, но и фактическое отрезание Украины от любого внешнего финансирования, так как ставка по внешним займам в отсутствие консенсуса с МВФ станет запретительно высокой.

В узких рамках МВФ

В целом текущая программа МВФ для Украины не содержит какихлибо прорывов, скорее это заплатка из серии «день простоять, да ночь продержаться». Основа – держать дефицит бюджета в рамках приличий (2,3% ВВП в 2019-м), сокращать высокий уровень госдолга, контролировать инфляцию. Азы макроэкономической стабилизации, не более. Восстановительный (после жесточайшего провала 2014–2015) рост ВВП ограничен 3%, причем даже этот уровень вряд ли будет достигнут в 2019-м.

Демографическая структура населения вкупе с унаследованной от СССР пенсионной системой привели к тому, что Украина тратит на пенсии больше, чем любая другая европейская страна, – 11% ВВП (30% населения – пенсионеры). Принятая под давлением МВФ в 2017-м пенсионная реформа (сдвиг возраста выхода на пенсию в диапазон 60–65 лет в зависимости от стажа) несколько выправляет ситуацию, но вопроса дефицита Пенсионного фонда не решает.

Другая проблема, с которой украинцы столкнутся практически сразу после выборов, очередное повышение цен на газ (на 15% с 1 мая). МВФ настаивает на полной либерализации цен на внутреннем энергетическом рынке с 2020-го (повышение еще примерно на 20%), то есть на выравнивании цен на газ до импортного паритета. Все социальные последствия повышения цен достанутся уже новому «слуге народа» – Зеленскому.

При этом чисто технически повышение тарифов на газ – одна из самых простых в исполнении мер в рамках экономической реформы, хотя и очень болезненная для населения. Все другие гораздо сложнее, вроде создания эффективного антикоррупционного суда, рынка земли или создания разделенных по функциям газовых компаний. Скорее всего, прогресс в этой области будет таким же ограниченным, как и при Порошенко.

В МВФ не рассматривают какиелибо перспективные направления долгосрочного экономического развития Украины. Теоретически это могло бы быть расширение производства аграрной продукции, прежде всего зерновых. Отчасти этот процесс уже идет, доля продукции растениеводства в украинском экспорте увеличивается. Помогают относительно высокие цены на продовольствие, индекс цен на зерновые FAO вырос с 85,5 в 2000 году до 165 в 2019-м. При этом в стране существует большой потенциал роста производства, который по тем же зерновым оценивается Украинской аграрной конфедерацией как почти двукратный. Впрочем, все это опять же требует многомиллиардных инвестиций. А последние придут только в страну с адекватной экономической политикой и благоприятным бизнесклиматом, до чего еще далековато.

Транзитные проблемы

Впрочем, на этом сложности не кончаются. В 2019 году истекает контракт «Газпрома» с «Нафтогазом» о транзите российского голубого топлива через территорию Украины. При этом альтернативный транзитный маршрут «Северный поток-и вторая ветка «Турецкого потока» будут введены в эксплуатацию с начала 2020-го. В целом это означает, что украинский транзит если и не обнулится (нового контракта пока нет), то может очень существенно сократиться уже через несколько месяцев. МВФ, кстати, этот риск фактически не рассматривает.

При этом деньги «Нафтогаза» за транзит российского газа – серьезный источник доходов бюджета. В случае отказа России от транзита газа через территорию Украины только прямые ее бюджетные потери составят около 3% ВВП (выпадение около 15% бюджетных доходов). Это суммы, вполне сравнимые с объемом помощи МВФ, выпадение доходов в размере 3% ВВП вполне может ввести экономику в рецессию. Поэтому очевидно, что в ближайшие месяцы Россия будет иметь очень серьезный рычаг влияния на политику Киева. Остается только надеяться, что он будет использован для того, чтобы способствовать урегулированию конфликта на Украине.

Читайте больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK