Наверх
19 июня 2021

Биотехнологическая сверхдержава: станет ли ФРГ лидером в производстве вакцин?

Протестующие требуют от Меркель отменить патенты на вакцины. Берлин, май 2021 года

© Erbil Basay / ANADOLU AGENCY / AFP/ East News

Визитной карточкой немецкой экономики всегда считались машиностроение и автопром, но времена меняются, и сегодня Германия делает ставку на другие, более перспективные отрасли. Одна из них – биотехнологии. Каких успехов на этом направлении уже добились немцы и что собираются делать в будущем – разбирался «Профиль».

Вакцины и патенты

За время пандемии Германия пожертвовала более миллиарда евро на закупку вакцин для бедных стран в рамках гуманитарной инициативы COVAX, и донорский вклад ФРГ стал вторым по объему после американского. Немецкие политики при этом много говорили о солидарности, важности проведения прививочной кампании на «глобальном Юге» и о том, что препараты против COVID-19 должны стать мировым общественным достоянием.

Но как только встал вопрос об отмене патентов на вакцины и раскрытии секретов их производства, Берлин ответил немного уклончивым, но все-таки твердым «нет». Заставить немцев передумать не смогли ни настойчивые просьбы Индии, ЮАР и более сотни других стран, ни многочисленные обращения различных общественных организаций, ни мнение ВОЗ, ЮНЕСКО и Европарламента. Немцы не отступили, даже когда об отмене патентов заговорили их ближайшие союзники – США и Франция.

Саму идею в Берлине называют вполне разумной, но в то же время уверяют, что отмена патентов не ускорит вакцинацию «глобального Юга». Потому что производство вакцин дело сложное, требующее специального оборудования, компонентов и тщательного контроля качества. Умение производить вакцины, по выражению немецкого министра иностранных дел Хайко Мааса, «не прорастет из земли» в таких странах, как, например, Мали или Палестина. Проблема, как утверждают в правительстве Германии, заключается не в патентах, а в нехватке производственных мощностей, которые необходимо развивать при непосредственном участии фармацевтических компаний-разработчиков.

Эти аргументы звучат достаточно убедительно. Однако, отстаивая патенты, Берлин руководствуется не только заботой о бедных странах. В Германии опасаются, что ослабление защиты интеллектуальной собственности ударит по «инновационному потенциалу» немецких биотехнологических компаний, за последний год получивших реальный шанс стать мировыми лидерами отрасли.

Немецкая «Тесла»

«Если в пандемии со всеми ее болезненными последствиями и можно найти что-то хорошее, так это то, что она на практике доказала – Германия находится на переднем крае исследований в области здравоохранения. Первая одобренная Евросоюзом вакцина была создана в нашей стране». Этими словами Ангела Меркель начала выступление на прошедшем в середине мая «Исследовательском саммите», где собрались немецкие ученые, разработчики и представители инновационного бизнеса.

Вакцина, про которую говорила канцлер, – это BNT162. В России она больше известна как «пфайзеровская», хотя более точным было бы название, используемое в Германии, – «вакцина от Biontech/Pfizer», именно в таком порядке. Базирующаяся в немецком Майнце компания Biontech начала работу над препаратом еще в январе прошлого года, а американцы из Pfizer присоединились к процессу на пару месяцев позже.

На тот момент Biontech была сравнительно небольшим стартапом, весьма перспективным, но перспективы эти были довольно туманными. Компания занимается разработками в сфере медицинских мРНК-технологий, которые считаются очень многообещающими и даже революционными. Однако до недавнего времени мРНК-вакцины и лекарства из-за своих побочных эффектов нигде не были допущены к применению на людях.

Есть ли вакцина от эгоизма?

Пандемия, впрочем, многое изменила, в том числе и подходы государств к сертификации медикаментов. Первым в мире мРНК-препаратом, получившим разрешение на использование, как раз и стала BNT162 – в декабре прошлого года ее сначала в экстренном порядке одобрила Великобритания, затем Канада, США, Израиль, Швейцария, Евросоюз и еще ряд стран.

В течение всего нескольких месяцев Biontech превратилась в одного из лидеров отрасли и сейчас входит в топ-25 мировых фармкомпаний по объему рыночной капитализации. Цена ее акций c момента IPO в октябре 2019 года выросла почти в 15 раз – показатель, сравнимый с ростом стоимости акций Tesla за тот же период. Прибыль компании, еще совсем недавно убыточной, только за первые три месяца текущего года составила более миллиарда евро, а ее глава и совладелец Угур Шахин стал одним из пятисот самых богатых людей мира. И это, судя по всему, только начало.

Представляя отчет за первый квартал, Biontech сообщила, что объем поставок вакцины на 2021 год по уже подписанным договорам превышает 1,8 миллиарда доз. Менее чем через две недели Евросоюз заказал еще 900 миллионов доз на следующие два года и столько же зарезервировал в виде опциона. Только один лишь этот контракт оценивается в 35 миллиардов евро, а он хотя и самый крупный, но далеко не единственный в портфеле компании – в тот же день, например, было заключено соглашение на поставку дополнительных 60 миллионов доз Турции.

Сейчас Biontech открывает свои представительства по всему миру и за счет прибыли от вакцин финансирует другие свои направления – в первую очередь разработку лекарств против рака. В ближайшие пять лет компания планирует представить ряд новых продуктов и, по словам ее руководителей, намерена занять место глобального лидера в иммунотерапии.

Но Biontech не единственный новый немецкий фармацевтический флагман. Ее успех может повторить Curevac, чья мРНК-вакцина от COVID-19 должна выйти на рынок в ближайшее время и уже предзаказана Евросоюзом в объеме более 400 миллионов доз. Конкурентов у немцев практически нет – только американская Moderna. Традиционные фармкомпании до пандемии относились к мРНК-технологиям достаточно скептически, и эти три стартапа – два из которых немецкие – были, по сути, основными разработчиками в своей сфере.

К тому же доверие к мРНК-вакцинам, по крайней мере в европейских странах, в последнее время заметно выросло, особенно на фоне сообщений о случаях тромбоза у привившихся векторными препаратами от AstraZeneca и Johnson&Johnson. Согласно результатам опросов социологического института YouGov, в Германии, Дании, Швеции, Италии и Испании вакцину от Biontech/Pfizer сейчас считает безопасной подавляющее большинство населения – от 70% до 80%, а на втором месте по уровню доверия находится американская Moderna с показателем примерно 60–70%. По данным Института Роберта Коха, привиться мРНК-вакциной без уточнения производителя готовы 73% немцев, то есть практически все, кто в принципе согласен пройти вакцинацию.

Большинство населения Германии считает вакцину от Biontech/Pfizer безопасной и готово ею прививаться

Oliver Dietze/DPA/Vostock Photo

Миллионы на флаконы

В Германии на Biontech вместе с ее сверхдоходами смотрят почти как на национальное достояние. «Каждый евро, который Biontech заявляет в качестве прибыли, – это прибыль для всего общества», – пишет Süddeutsche Zeitung, объясняя, что если бы компания заработала в первом квартале не один, а сто миллиардов, то всем было бы только лучше, потому что это означало бы насыщение рынка вакцинами и победу над пандемией, потери от которой исчисляются триллионами.

Воодушевлены успехами немецкого биотеха и политики. Еще в ноябре прошлого года, когда стали известны результаты клинических испытаний BNT162, в бундестаге называли препарат не иначе как «светом, надеждой и уверенностью в темные времена пандемии». Министр науки и образования Аня Карличек тогда не без гордости говорила, что все предыдущие инвестиции в науку и технологии себя полностью оправдали – разработав свою вакцину, Германия показала, что может противостоять кризисам лучше, чем другие.

Государство действительно инвестировало в биотех, причем еще до пандемии, а в прошлом году эти вложения выросли в разы. На разработку и организацию производства вакцин Biontech и Curevac получили из немецкого бюджета более 600 миллионов евро. При этом в Curevac правительство еще и выкупило долю за 300 миллионов. Как сообщали немецкие СМИ, сделано это было для того, чтобы не допустить покупки компании американцами.

Помощь отрасли оказывается и сейчас, когда дела, по крайней мере у Biontech, явно пошли в гору. Недавно правительство выделило 90 миллионов евро на развитие в стране производства медицинских флаконов. В министерстве экономики решение обосновали тем, что для успешного проведения прививочной кампании стране нужны не только вакцины, но и надежная упаковка для них. Однако деньги предполагается тратить как минимум до середины следующего года, то есть инвестиции нацелены больше на перспективу, чем на преодоление текущего дефицита.

Флаконы потребуются в первую очередь все той же Biontech. В феврале компания открыла в Марбурге новую производственную площадку, которая должна стать одной из крупнейших в мире. После выхода на проектную мощность этот завод будет выпускать до миллиарда доз вакцины в год, а в перспективе там же планируется организовать производство и других препаратов компании.

Тестирование вакцины BNT162 в фармкомпании Biontech. Марбург, Германия, март 2021 года

ABDULHAMID HOSBAS / ANADOLU AGENCY / AFP/ East News

Это не единственное вакцинное производство, уже действующее в Германии. BNT162, например, выпускается в шлезвиг-гольштейнском Рейнбеке и вестфальском Халле, а в Дессау немецкая компания IDT Biologika разливает вакцины от AstraZeneca и Johnson&Johnson, работая параллельно над собственным векторным препаратом от COVID-19. Правительство сейчас ведет переговоры и с другими разработчиками – эта задача стала основной для назначенного в феврале уполномоченного по производству вакцин, которым стал Кристоф Крупп, возглавлявший ранее федеральное агентство по управлению недвижимым имуществом. Не против немцы выпускать у себя и российский «Спутник», при условии, что тот получит сертификат Европейского агентства лекарственных средств.

По словам Кристофа Круппа, Германии также понадобится и целая сеть предприятий, снабжающих и обеспечивающих вакцинное производство на всех стадиях – оборудованием, компонентами и всем необходимым, вплоть до упаковки для готовой продукции. Большую часть этих предприятий также предполагается сосредоточить на территории страны, и это тоже входит в число задач немецкого уполномоченного по вакцинному производству.

Мировой центр

На внеочередном саммите Евросоюза 24 и 25 мая помимо отношений с Россией и посадки самолета Ryanair в Минске обсуждали еще и «коронавирусные» темы. По информации немецкого издания Handelsblatt, речь шла в первую очередь о подготовке стратегии существования в условиях «новой нормальности». В ЕС исходят из того, что с окончанием острой фазы пандемии болезнь не исчезнет, а приобретет эндемический характер с сезонными вспышками. К тому же есть опасения, что будут появляться не только очередные штаммы SARS-CoV-2, но и новые вирусы, а вместе с ними и новые пандемии.

Хождение по кругу

За последний год немцы хорошо усвоили, чем может обернуться отсутствие или дефицит вакцин, и не хотят снова оказаться в этой ситуации. Разделяя бытующие в ЕС настроения, Германия сейчас планирует свою вакцинную безопасность как минимум на среднесрочный период. Разнообразие же вакцин необходимо на случай новой пандемии – неизвестно, какой вирус или штамм ее вызовет и какой препарат окажется против него наиболее эффективным. По словам немецких экспертов, в следующий раз может понадобиться, например, китайская или российская вакцина. Поэтому отказываться от того же «Спутника» они не рекомендуют, даже если он будет сертифицирован слишком поздно и в текущей прививочной кампании не пригодится.

Но обеспечивать вакцинами собственного производства Германия намерена не только себя. В немецком правительстве не скрывают, что хотят превратить страну в «вакцинный хаб» для Евросоюза и всего мира. Основная ставка при этом делается на мРНК-препараты, но, как говорит министр здравоохранения Йенс Шпан, и производство векторных вакцин – это тоже вклад в закрепление Германии в качестве центра фармакологии на ближайшее десятилетие.

Вакцины сейчас – не только выгодный товар, но еще и мощный инструмент политического влияния. У кого они есть – тот может выходить из изоляции и перезапускать экономику, а у кого их нет – продолжает сидеть в карантине, теряет деньги и копит социальную напряженность.

На майском саммите «большой двадцатки» Евросоюз обязался вместе с Biontech/Pfizer, Moderna и Johnson&Johnson поставить африканским странам по сниженной цене 1,3 миллиарда доз вакцин от COVID-19 в этом году и еще как минимум столько же – в следующем. При этом львиная доля объема придется на вакцину Biontech. Помимо поставок соглашение предполагает создание в Африке четырех региональных производственных хабов c перспективой выхода к 2040 году на выпуск до 60% всех потребляемых на континенте вакцин, не только от COVID-19.

Все это было подано в первую очередь как альтернатива идее отменить патенты. Но вместе с тем предложенный план позволяет Германии и ЕС загрузить собственные производственные мощности, получить огромный рынок сбыта, а заодно и нарастить свой политический вес в Африке, где европейцы давно уже соперничают за влияние с Китаем. Глава внешнеполитического комитета Европарламента и представитель немецкого ХДС Давид Макалистер примерно в таком ключе и оценил соглашение – как элемент стратегически важных для Евросоюза отношений с африканскими странами. Собственно, и участие в инициативе COVAX для Германии – это не только благое дело, но еще и поддержка собственного производителя, а также инструмент «мягкой силы».

Но одними только вакцинами немцы ограничиваться не намерены. В Берлине сейчас очень многие говорят о том, что ФРГ в будущем должна стать мировым центром генной инженерии. «Будь то технология мРНК или же CRISPR/Cas – более известная как «генетические ножницы», – я глубоко убеждена, что Германия как центр биотехнологий имеет прекрасные возможности сыграть решающую роль в прорывных инновациях в медицине», – заявила Меркель, выступая перед участниками «Исследовательского саммита». Некоторые немецкие политики при этом предлагают развивать биотехнологии не только в медицине, но и во всех остальных сферах их применения – от пищевой промышленности до энергетики.

Если эти планы удастся реализовать, то биотех станет одной из новых основ немецкой экономики и международного влияния Германии. Так же, как технологии возобновляемой энергетики и «цифра», с которыми в Берлине сейчас связывают не менее масштабные планы.

Читать полностью (время чтения 8 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
19.06.2021