15 апреля 2024
USD 93.44 -0.28 EUR 99.73 -0.95
  1. Главная страница
  2. Статья
  3. Как арабским работорговцам удалось сохранить свой бизнес до середины ХХ века
Зарубежье Крым рабство США

Как арабским работорговцам удалось сохранить свой бизнес до середины ХХ века

Недавно одной из жертв разбушевавшихся «борцов с расовой дискриминацией» стал памятник писателю Мигелю де Сервантесу в Сан-Франциско – его вымазали его красной краской и разрисовали. Спрашивается, за что? В Америке автор романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» никогда не был, рабами не владел, хотя отношение к работорговле имел самое непосредственное. Сервантес пять лет провел в плену у алжирских работорговцев в ожидании выкупа. В Новое время белый европеец имел реальные шансы стать товаром на африканском рынке невольников.

©G. M. Brighty

Слезы белых рабов

В 1575 году галера «Солнце», на которой будущий писатель и его брат Родриго плыли из Неаполя в Барселону, была атакована алжирскими пиратами. Мигель, невзирая на сильную лихорадку, отважно сражался, получил ранения в грудь и в правую руку. Но пираты оказались сильней, часть команды «Солнца» была перебита, все, кто выжил, в том числе братья Сервантес, попали в плен. Родриго выкупили достаточно быстро, а деньги на освобождение Мигеля семья собирала несколько лет. Участь же тех, за кого друзья или родственники не могли внести выкуп, была печальной – несчастные отправлялись прямиком на невольничьи рынки.

Синдром «дядюшки Джо»

После арабских завоеваний VII–VIII вв. алжирские, а вернее, берберийские пираты – их базы располагались в Алжире, Тунисе, Триполи, Сале (т.н. Варварийский берег), – держали в страхе все Средиземноморье почти до середины XIX века. Они атаковали торговые суда и устраивали рейды на прибрежные европейские города, уводя в плен христиан, чтобы потом получить за них выкуп или продать. Нападениям подвергались побережья Италии, Испании, Франции, Англии, Голландии и даже Исландии. Ирландское поселение Болтимор после нашествия берберийских пиратов в 1631 году оставалось незаселенным несколько десятилетий. Американский историк Роберт Дэвис уверял, что с начала XVI по середину XVIII века берберийские пираты обратили в рабство от миллиона до миллиона с четвертью европейцев. Схожие цифры приводил американский публицист Кристофер Хитченс. Хотя точных данных на этот счет нет и быть не может, поскольку ни доосманские, ни османские власти, в ведении которых находились пиратские города с XV века, никакого учета не вели.

В целом арабская или мусульманская работорговля процветала с VII века. Ее основными ареалами были Западная Азия, Северная Африка, Юго-Восточная Африка, Африканский Рог. Масштабы явления оцениваются исследователями очень по-разному. Британская энциклопедия сообщает о том, что по 1900 год было порабощено в общей сложности до 18 млн человек, выходцев из разных регионов Европы, Азии, Африки (на невольничьих рынках продавались персы, кавказцы, славяне, англичане, ирландцы, скандинавы, негры). А вот франко-сенегальский антрополог и экономист, автор книги «Тайный геноцид» Тидиане Ндиайе уверял, что еще до появления в Африке европейцев арабские работорговцы вывезли с континента до 10 млн чернокожих рабов. Правда, на чем основаны эти расчеты, исследователь не пояснял.

Во время арабских завоеваний, а позже – войн Реконкисты (XII–XV вв.) стабильный приток белых невольников на восточные рынки обеспечивался за счет пленных, плюс в исламское рабство попадали «многобожники» и «идолопоклонники» из числа покоренных народов. Здоровые мужчины отправлялись на рудники, на сельскохозяйственные работы. А берберийские пираты часто поставляли более ценный товар – юношей и девушек для сексуальных утех. Как отмечали некоторые западные исследователи, если в атлантической работорговле на двух мужчин-рабов приходилась одна женщина, то в исламской все было точно наоборот.

С XV века основным хабом по продаже белых рабов стала Османская империя, она же, по крайней мере формально, контролировала и берберийский берег с его работорговлей.

Добрым словом и долларом

Берберийские государства активно участвовали и в трансатлантической работорговле – перемещении черных рабов из Африки на плантации Северной и Южной Америки. Арабы организовывали набеги вглубь Африканского континента, захватывали пленных и гнали их на невольничьи рынки, где продавали как восточным, так и европейским купцам. Одним из мощных центров черной работорговли стал Султанат Занзибар. Своего пика торговля рабами-неграми достигла в XVII–XIX веках, когда арабские предприниматели в борьбе за рынок вошли в прямой конфликт с бизнесменами из Португалии.

Африканские вожди меняли своих соплеменников на бусы и ружья

Справедливости ради стоит напомнить, что живым товаром охотно торговали не только мусульманские государства Африки. Продажа своих соплеменников и отлов пленных во внутренних регионах континента были основами экономик негритянских государств на территории современных Бенина, Того, Нигерии, Чада, Сенегала, Мали, Буркина-Фасо. Причем, в отличие от Европы и США, в арабских и негритянских рабовладельческих государствах не было своих аболиционистов, которые хотели бы положить конец торговле людьми. Поэтому и рабство здесь процветало, или хотя бы имело место, до начала–середины ХХ века.

А берберийские пираты-работорговцы очень долго были головной болью для европейцев. В XVII веке Англии и Франции пришлось платить своеобразную дань, или взятку, государствам Варварийского берега (Тунис, Алжир и Триполетания) за право беспрепятственно водить свои корабли по Средиземному морю. Конечно, эти выплаты сочетались с военным и дипломатическим давлением, но все же. В 1784 году Конгресс уже независимых Соединенных Штатов уполномочил своих послов в Британии и Франции заключить «мирный договор» с пиратскими городами и выделил деньги на оплату безопасного мореплавания в Средиземноморье и в счет выкупа американских заложников. Согласно американским источникам, к началу XIX века Штаты ежегодно платили пиратам в качестве дани или взяток до $1 млн. Правда, такое «кормление крокодила» лишь разжигало аппетит бармалеев. В результате американцы решили устранить проблему с помощью пушек.

Триполитанскую, или Первую берберийскую войну иногда называют первой войной Соединенных Штатов, хотя формального объявления войны и не было. В 1801 году Конгресс отправил группу фрегатов в Средиземное море для обеспечения безопасности американских судов. К 1805 году американцам удалось немного потрепать пиратские государства и вынудить их подписать мирный договор, но эффект от него был сомнительный. Уже в 1807-м Алжир возобновил нападения. Коренной перелом наступил после второй Берберийской войны 1815-го и англо-голландской военной экспедиции 1816-го, когда флот пиратов утратил боеспособность. А окончательно берберийское пиратство, а с ним и берберийская работорговля сошли на нет лишь после того, как Алжир и Тунис стали французскими колониями.

Когда Крым был не наш

Одним из центров исламской работорговли был полуостров Крым до его присоединения к Российской империи. Поставщиками живого товара являлись сначала золотоордынские ханы, а позже Крымское ханство, находящееся под протекторатом Османской империи. Пленники (русские, поляки, кавказцы) поставлялись в Турцию, на Средний Восток и даже в Европу.

«Край, удобный к народному населению»

Еще до османского владычества основанный генуэзцами город Каффа (нынешняя Феодосия) был важным работорговым центом. Он поддерживал союзнические отношения с Ордой, и сюда шли на продажу невольники из славянских земель. В XIV–XV веках в Каффе продавали татар (так часто называли и невольников из Московского княжества), кавказцев, болгар – всех, кого могли захватить. Славянские наложницы весьма ценились в генуэзских домах. Молодых мужчин покупали для египетской армии. По данным генуэзских архивов, из 25 выставленных на продажу рабов было 20 татар, 1 грек и 4 каких-то пришлых. А по архивам Флоренции, на 259 татар приходилось 27 греков, 7 русских и 7 турок.

После 1475 года все генуэзские колонии, в том числе и Каффа (и вся горная часть Крыма) перешли под контроль Османской империи. Работорговля на полуострове только усилилась. Как сообщает в книге «Рабовладение, рабский труд и обращение с пленными в Крымском ханстве» венгерский историк Мария Иваникс (Maria Ivanics), в середине XVI века около трети доходов Османской империи в Крыму приходилось именно на торговлю рабами. Продажа невольников давала четверть всего дохода торговой Каффе. А поставщиком рабов было Крымское ханство, совершавшее набеги на сопредельные территории. Конец работорговле в Крыму положила экспансия Российской империи. В результате серии Русско-турецких войн полуостров был сначала объявлен независимым от Порты. В ноябре 1776-го, после того как турецкие войска, вопреки договору, не покинули Крым, а остались в Каффе, корпус генерал-поручика Александра Прозоровского занял Перекоп. Спустя несколько лет дипломатических усилий, в декабре 1782 года, Екатерина II направила князю Потемкину секретный рескрипт, в котором объявляла волю на присвоение полуострова и присоединение его к Российской империи. А в декабре 1783-го Россия и Турция подписали «Акт о мире, торговле и границах обоих государств», который среди прочего отменял независимость Крымского ханства.

В самой Турции рабство окончательно было упразднено после Кемалистской революции (1914–1918 гг.). А исламский мир, как и Африка до середины ХХ века оставались своеобразными оплотами рабства и работорговли. Так, в Кувейте рабство отменили лишь в 1949 году, в Саудовской Аравии и Северном Йемене – в 1960-х, а в Исламской республике Мавритания – только в 1981-м.

Подписывайтесь на PROFILE.RU в Яндекс.Новости или в Яндекс.Дзен. Все важные новости — в telegram-канале «Профиль».