Наверх
4 августа 2020

Как арабским работорговцам удалось сохранить свой бизнес до середины ХХ века

©G. M. Brighty

Недавно одной из жертв разбушевавшихся «борцов с расовой дискриминацией» стал памятник писателю Мигелю де Сервантесу в Сан-Франциско – его вымазали его красной краской и разрисовали. Спрашивается, за что? В Америке автор романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» никогда не был, рабами не владел, хотя отношение к работорговле имел самое непосредственное. Сервантес пять лет провел в плену у алжирских работорговцев в ожидании выкупа. В Новое время белый европеец имел реальные шансы стать товаром на африканском рынке невольников.

Слезы белых рабов

В 1575 году галера «Солнце», на которой будущий писатель и его брат Родриго плыли из Неаполя в Барселону, была атакована алжирскими пиратами. Мигель, невзирая на сильную лихорадку, отважно сражался, получил ранения в грудь и в правую руку. Но пираты оказались сильней, часть команды «Солнца» была перебита, все, кто выжил, в том числе братья Сервантес, попали в плен. Родриго выкупили достаточно быстро, а деньги на освобождение Мигеля семья собирала несколько лет. Участь же тех, за кого друзья или родственники не могли внести выкуп, была печальной – несчастные отправлялись прямиком на невольничьи рынки.

Синдром «дядюшки Джо»

После арабских завоеваний VII–VIII вв. алжирские, а вернее, берберийские пираты – их базы располагались в Алжире, Тунисе, Триполи, Сале (т.н. Варварийский берег), – держали в страхе все Средиземноморье почти до середины XIX века. Они атаковали торговые суда и устраивали рейды на прибрежные европейские города, уводя в плен христиан, чтобы потом получить за них выкуп или продать. Нападениям подвергались побережья Италии, Испании, Франции, Англии, Голландии и даже Исландии. Ирландское поселение Болтимор после нашествия берберийских пиратов в 1631 году оставалось незаселенным несколько десятилетий. Американский историк Роберт Дэвис уверял, что с начала XVI по середину XVIII века берберийские пираты обратили в рабство от миллиона до миллиона с четвертью европейцев. Схожие цифры приводил американский публицист Кристофер Хитченс. Хотя точных данных на этот счет нет и быть не может, поскольку ни доосманские, ни османские власти, в ведении которых находились пиратские города с XV века, никакого учета не вели.

В целом арабская или мусульманская работорговля процветала с VII века. Ее основными ареалами были Западная Азия, Северная Африка, Юго-Восточная Африка, Африканский Рог. Масштабы явления оцениваются исследователями очень по-разному. Британская энциклопедия сообщает о том, что по 1900 год было порабощено в общей сложности до 18 млн человек, выходцев из разных регионов Европы, Азии, Африки (на невольничьих рынках продавались персы, кавказцы, славяне, англичане, ирландцы, скандинавы, негры). А вот франко-сенегальский антрополог и экономист, автор книги «Тайный геноцид» Тидиане Ндиайе уверял, что еще до появления в Африке европейцев арабские работорговцы вывезли с континента до 10 млн чернокожих рабов. Правда, на чем основаны эти расчеты, исследователь не пояснял.

Во время арабских завоеваний, а позже – войн Реконкисты (XII–XV вв.) стабильный приток белых невольников на восточные рынки обеспечивался за счет пленных, плюс в исламское рабство попадали «многобожники» и «идолопоклонники» из числа покоренных народов. Здоровые мужчины отправлялись на рудники, на сельскохозяйственные работы. А берберийские пираты часто поставляли более ценный товар – юношей и девушек для сексуальных утех. Как отмечали некоторые западные исследователи, если в атлантической работорговле на двух мужчин-рабов приходилась одна женщина, то в исламской все было точно наоборот.

С XV века основным хабом по продаже белых рабов стала Османская империя, она же, по крайней мере формально, контролировала и берберийский берег с его работорговлей.

Добрым словом и долларом

Берберийские государства активно участвовали и в трансатлантической работорговле – перемещении черных рабов из Африки на плантации Северной и Южной Америки. Арабы организовывали набеги вглубь Африканского континента, захватывали пленных и гнали их на невольничьи рынки, где продавали как восточным, так и европейским купцам. Одним из мощных центров черной работорговли стал Султанат Занзибар. Своего пика торговля рабами-неграми достигла в XVII–XIX веках, когда арабские предприниматели в борьбе за рынок вошли в прямой конфликт с бизнесменами из Португалии.

Африканские вожди меняли своих соплеменников на бусы и ружья

Справедливости ради стоит напомнить, что живым товаром охотно торговали не только мусульманские государства Африки. Продажа своих соплеменников и отлов пленных во внутренних регионах континента были основами экономик негритянских государств на территории современных Бенина, Того, Нигерии, Чада, Сенегала, Мали, Буркина-Фасо. Причем, в отличие от Европы и США, в арабских и негритянских рабовладельческих государствах не было своих аболиционистов, которые хотели бы положить конец торговле людьми. Поэтому и рабство здесь процветало, или хотя бы имело место, до начала–середины ХХ века.

А берберийские пираты-работорговцы очень долго были головной болью для европейцев. В XVII веке Англии и Франции пришлось платить своеобразную дань, или взятку, государствам Варварийского берега (Тунис, Алжир и Триполетания) за право беспрепятственно водить свои корабли по Средиземному морю. Конечно, эти выплаты сочетались с военным и дипломатическим давлением, но все же. В 1784 году Конгресс уже независимых Соединенных Штатов уполномочил своих послов в Британии и Франции заключить «мирный договор» с пиратскими городами и выделил деньги на оплату безопасного мореплавания в Средиземноморье и в счет выкупа американских заложников. Согласно американским источникам, к началу XIX века Штаты ежегодно платили пиратам в качестве дани или взяток до $1 млн. Правда, такое «кормление крокодила» лишь разжигало аппетит бармалеев. В результате американцы решили устранить проблему с помощью пушек.

Триполитанскую, или Первую берберийскую войну иногда называют первой войной Соединенных Штатов, хотя формального объявления войны и не было. В 1801 году Конгресс отправил группу фрегатов в Средиземное море для обеспечения безопасности американских судов. К 1805 году американцам удалось немного потрепать пиратские государства и вынудить их подписать мирный договор, но эффект от него был сомнительный. Уже в 1807-м Алжир возобновил нападения. Коренной перелом наступил после второй Берберийской войны 1815-го и англо-голландской военной экспедиции 1816-го, когда флот пиратов утратил боеспособность. А окончательно берберийское пиратство, а с ним и берберийская работорговля сошли на нет лишь после того, как Алжир и Тунис стали французскими колониями.

Когда Крым был не наш

Одним из центров исламской работорговли был полуостров Крым до его присоединения к Российской империи. Поставщиками живого товара являлись сначала золотоордынские ханы, а позже Крымское ханство, находящееся под протекторатом Османской империи. Пленники (русские, поляки, кавказцы) поставлялись в Турцию, на Средний Восток и даже в Европу.

«Край, удобный к народному населению»

Еще до османского владычества основанный генуэзцами город Каффа (нынешняя Феодосия) был важным работорговым центом. Он поддерживал союзнические отношения с Ордой, и сюда шли на продажу невольники из славянских земель. В XIV–XV веках в Каффе продавали татар (так часто называли и невольников из Московского княжества), кавказцев, болгар – всех, кого могли захватить. Славянские наложницы весьма ценились в генуэзских домах. Молодых мужчин покупали для египетской армии. По данным генуэзских архивов, из 25 выставленных на продажу рабов было 20 татар, 1 грек и 4 каких-то пришлых. А по архивам Флоренции, на 259 татар приходилось 27 греков, 7 русских и 7 турок.

После 1475 года все генуэзские колонии, в том числе и Каффа (и вся горная часть Крыма) перешли под контроль Османской империи. Работорговля на полуострове только усилилась. Как сообщает в книге «Рабовладение, рабский труд и обращение с пленными в Крымском ханстве» венгерский историк Мария Иваникс (Maria Ivanics), в середине XVI века около трети доходов Османской империи в Крыму приходилось именно на торговлю рабами. Продажа невольников давала четверть всего дохода торговой Каффе. А поставщиком рабов было Крымское ханство, совершавшее набеги на сопредельные территории. Конец работорговле в Крыму положила экспансия Российской империи. В результате серии Русско-турецких войн полуостров был сначала объявлен независимым от Порты. В ноябре 1776-го, после того как турецкие войска, вопреки договору, не покинули Крым, а остались в Каффе, корпус генерал-поручика Александра Прозоровского занял Перекоп. Спустя несколько лет дипломатических усилий, в декабре 1782 года, Екатерина II направила князю Потемкину секретный рескрипт, в котором объявляла волю на присвоение полуострова и присоединение его к Российской империи. А в декабре 1783-го Россия и Турция подписали «Акт о мире, торговле и границах обоих государств», который среди прочего отменял независимость Крымского ханства.

В самой Турции рабство окончательно было упразднено после Кемалистской революции (1914–1918 гг.). А исламский мир, как и Африка до середины ХХ века оставались своеобразными оплотами рабства и работорговли. Так, в Кувейте рабство отменили лишь в 1949 году, в Саудовской Аравии и Северном Йемене – в 1960-х, а в Исламской республике Мавритания – только в 1981-м.

Читать полностью (время чтения 5 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
04.08.2020