Наверх
6 июля 2020

Африканские вожди меняли своих соплеменников на бусы и ружья

©Collection Roger-Viollet/ Roger-Violt via AFP/ East News

Расизм, до сих пор не искорененный в американском обществе, стал лейтмотивом протестов, вот уже месяц сотрясающих США. Активисты движения Black Lives Matter (BLM) требуют от белых американцев покаяния, ставя им в вину то, что их предки наживались на эксплуатации негров. При этом как-то упускается из виду, что сегодня подавляющее большинство белых в Америке – это не потомки рабовладельцев. И уж тем более борцы за равноправие не хотят вспоминать неудобный факт: «живой товар» заморским торговцам поставляли сами чернокожие.

Люди – главное богатство

Для Африки рабство не было в диковину, оно известно здесь с древних времен. Примерно с VIII–IX века на торговле людьми специализировались арабы, контролировавшие этот вид бизнеса в Северной и Юго-Восточной Африке и на Африканском Роге. Впрочем, мусульманские купцы выставляли на продажу не только черных рабов, но и белых европейцев, выходцев из Центральной Азии, персов – всех, кого могли захватить.

Бесцветная революция: протесты в США укрепят, а не изменят систему

Что касается «черной Африки», то к моменту начала атлантической работорговли  (к XV веку) здесь существовало и процветало слабо институциализированное, патриархальное рабство. То есть раб считался не «говорящим орудием», как в Древнем Риме, а был, скорее, неполноправным человеком, с очень размытым статусом, который мог варьироваться даже внутри одного сообщества, не говоря о разных государствах и племенах. Раба могли принести в жертву духам или продать, но и сам раб мог владеть невольниками, требовать передать себя другому хозяину и даже вступать в брак с членами семьи господина. Кому как повезет.

Европейцы подвели под этот архаичный институт четкий экономический базис: раб превратился в товар, торговля которым для многих негритянских царьков стала главным видом хозяйственной деятельности. Заметим, что сами европейцы не принимали участия в добыче будущих рабов – до XIX века они вообще не решались лезть вглубь континента, предпочитая сидеть во факториях и крепостях вдоль побережья. Ведь кругом были дикие звери и воинственные племена. А еще не давали жить тропические болезни – малярия и желтая лихорадка выкашивали целые отряды и гарнизоны фортов. Так что охота на людей оставалась прерогативой туземных правителей.

Местные племена и города-государства и прежде почти беспрерывно воевали между собой, захватывая территории, женщин, угоняя скот. Теперь главным военным трофеем стали пленники, которых гнали на побережье и сдавали португальским и английским трейдерам. Вожди попроще меняли рабов на стеклянные украшения и алкоголь. Солидные правители предпочитали ткани и оружие. К слову, поставки огнестрельного оружия (объемы измерялись сотнями тысяч единиц) стали мощнейшим стимулом для новых межплеменных войн и развития работорговли.

Со временем оформились африканские государства, жившие исключительно за счет реализации человеческого товара: королевства Уида (территория современного Бенина), Дагомея (совр. Бенин и Того), Ашанти (совр. Гана), Бенин (совр. Нигерия), Ойо и т. д. С конца XVII века король Уиды ежемесячно поставлял на невольничьи рынки несколько тысяч рабов, которых его воины захватывали во внутренних областях континента. В 1725 году Уиду подчинила себе соседняя Дагомея, ставшая на какой-то период лидером рынка.

Черные рабовладельцы

Синдром «дядюшки Джо»

В 1807 году британский парламент запретил работорговлю, чем нанес огромный урон экономике стран-поставщиков, но отнюдь не убил институт рабства в Африке. Во-первых, еще много лет велась контрабандная торговля людьми, во-вторых, государства-работорговцы стали налаживать свои рабовладельческие хозяйства. Европейские купцы, недавно торговавшие живым товаром, теперь готовы были приобретать пальмовое масло, кокосовый орех, арахис, слоновую кость и т. д. А добычей, производством и транспортировкой всего этого занимались черные невольники, стонавшие под кнутом черного господина. По мере европейской колониальной экспансии – ее активная фаза пришлась на XIX век – черные рабы стали использоваться не только в аграрной сфере, но и для работы в шахтах, на рудниках, золотых приисках и т.д. Причем де-юре это нередко были свободные работники, трудившиеся по найму, но их фактический статус практически не отличался от невольничьего.

Рабство на Африканском континенте процветало на протяжении всего XIX века и стало «выдыхаться» только в прошлом столетии. Скажем, на территориях Ашанти и Дагомеи к 1900 году к рабам и полурабам относилось до половины их населения, в Западном Судане (совр.  Нигерия, Чад, Сенегал, Мали, Буркина-Фасо) – около трети. Есть еще любопытный, хотя и печальный факт: республику Либерия, основанную бывшими неграми-рабами из США, Лига наций в 1929 году обвинила в причастности к работорговле и использовании рабского труда. Потомки рабов вербовали рабочих для плантаций в Экваториальной Гвинее и Габоне и обращали их в рабство. К слову, сообщения об использовании невольников в этой стране поступали до конца ХХ века.

Читать полностью (время чтения 3 минуты )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
06.07.2020
05.07.2020