17 июля 2024
USD 88.28 +0.47 EUR 96.26 +0.48
  1. Главная страница
  2. Статьи
  3. Какое символическое значение имело посещение Путиным Харбина
Владимир Путин Зарубежье Китай Си Цзиньпин

Какое символическое значение имело посещение Путиным Харбина

16–17 мая состоялся двухдневный визит главы российского государства в Китай – уже 19-й для Владимира Путина на посту президента. Учитывая такую частоту, сложно ожидать от каждой новой поездки каких-то прорывных решений. Однако с символической точки зрения этот визит был особым.

Президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин

©Михаил Метцель/POOL/ТАСС

Первый среди равных

Год назад Си Цзиньпин в третий раз переизбрался на должность председателя КНР, нарушив тем самым неписаную традицию не занимать пост более двух сроков подряд. Зато выбор страны для первого визита в новом статусе был предсказуем и при этом символичен: отправившись в Москву, Си Цзиньпин красиво закольцевал историю десятилетия своего пребывания у власти. Дело в том, что самый первый свой вояж в ранге председателя КНР он в 2013 году совершил в российскую столицу.

Теперь же Владимир Путин, переизбравшись в рекордный пятый раз на пост президента, сделал ответный шаг, выбрав Китай первой страной для посещения после продления своих полномочий. Поездка в КНР важна не только с точки зрения дипломатической взаимности, но и потому, что сегодня эта страна – ключевой партнер России в политической и экономической областях.

Почему визит российского президента на форум "Пояса и пути" был особенно важен для Китая

Для сравнения: все американские президенты, вместе взятые, посещали Китай 14 раз, то есть меньше, чем один Путин (а ведь в Китае неоднократно бывали и Борис Ельцин, и Дмитрий Медведев). Динамика тоже весьма красноречива. Барак Обама за свои два срока в статусе главы государства побывал в Китае трижды, Дональд Трамп – лишь один раз, а Джо Байден в качестве президента США не был ни разу (хотя и посещал КНР, занимая другие должности).

Что касается Владимира Путина, то значение Китая в его личной географии зарубежных поездок также постоянно повышается. Первые три президентских срока начинались с визитов в страны «ближнего зарубежья» – Узбекистан, Белоруссию и Украину. В 2018 году после переизбрания Путин первой из всех стран посетил Австрию, но зато первый государственный визит (предполагает более обширную программу и особые почести) нанес опять-таки в Китай.

Кстати, государственных визитов российского президента в КНР с тех пор не было (поездки 2019, 2021 и 2022 годов носили статус рабочих и были связаны с участием в официальных мероприятиях в Пекине – двух форумах «Пояса и Пути», а также открытии зимней Олимпиады, а в 2020–2021 годах Китай был закрыт в связи с пандемией коронавируса). Этот момент также выделяет нынешний визит из ряда предыдущих и позволяет считать его главным за все последние годы.

Русско-китайский город Харбин

Особое значение имеет и программа визита. Помимо Пекина Владимир Путин впервые посетил Харбин – административный центр провинции Хэйлунцзян, расположенной на северо-востоке страны. Именно этот регион граничит с российским Дальним Востоком, что делает его лидером в региональном сотрудничестве двух стран.

Президент России Владимир Путин в Китае

Владимир Путин возле памятника советским воинам, погибшим в боях за освобождение Китая. Харбин, 17 мая 2024

Александр Рюмин/POOL/РИА Новости

Однако этим символизм Харбина (или Харбинá, с ударением на последний слог, как было принято говорить в среде русских, проживающих в Китае, в течение ХХ века) не исчерпывается. Этот город воплощает в себе российско-китайское цивилизационное взаимодействие.

Харбин был основан в 1898 году как станция возле моста через реку Сунгари на Китайской Восточной железной дороге (была получена Россией в концессию для соединения Сибири и портов на Тихом океане). Вплоть до 1920-го центральная часть города развивалась на условиях экстерриториальности, то есть подчинялась правлению КВЖД, а не китайским властям. Но и после этого значительную часть населения Харбина составляли выходцы из Российской империи (не только русские, но и евреи, украинцы, немцы) – именно они определяли экономический и культурный облик города. Последних из «русских харбинцев» можно было встретить в городе еще в начале ХХI века.

Чемпион по торговле

Долгое время эти факты воспринимались китайцами болезненно – им не нравилось вспоминать период, когда они перестали быть хозяевами в своей стране. «Русское наследие» Харбина затушевывалось на всех уровнях. Но в последние годы ситуация резко изменилась. Харбин осознал себя космополитичным городом, для которого взаимодействие российской и китайской цивилизаций служит ключевым элементом идентичности.

«Русское лицо» Харбина стало основой его туристической привлекательности. Были восстановлены многие ранее заброшенные здания (включая знаменитую Иверскую церковь, возле которой был захоронен белогвардейский генерал Каппель). Новое здание железнодорожного вокзала было стилизовано под прежний вид станции на КВЖД. Изменилась тональность музейных экспозиций. В качестве харбинских сувениров стали продвигаться «гэвасы» (то есть квас) и «леба» (ржаной хлеб). Свои русские корни с удовольствием начал подчеркивать Харбинский политехнический университет, основанный в свое время как Русско-китайская школа для подготовки железнодорожных инженеров.

Вот в этот город и приехал Владимир Путин. Вся программа его пребывания в Харбине была насквозь символична. Российский лидер возложил цветы к памятнику советским воинам, павшим в боях за освобождение Китая от японских захватчиков.

Затем посетил Покровскую церковь – единственный на данный момент действующий православный храм города, в котором служит китайский батюшка Александр Юй Ши. (Рассказывают, что изначально китайцы предлагали посетить Софийский собор – самый величественный из русских храмов, архитектурный символ города, ныне превращенный в музей, но Путин предпочел побывать в более простой, но «живой» церкви).

Президент России Владимир Путин в Китае

Владимир Путин в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Харбине и батюшка Александр Юй Ши, 17 мая 2024

Sputnik/Alexander Ryumin/Pool via REUTERS

Наконец, российский лидер пообщался со студентами и преподавателями того самого Харбинского политеха, а также побывал на церемонии открытия VIII Российско-китайского ЭКСПО – бывшей «Харбинской ярмарки», ведущего мероприятия в региональном сотрудничестве начиная с рубежа восьмидесятых–девяностых годов.

Ночевал Владимир Путин на вилле, расположенной на острове Солнца, на другом берегу Сунгари. Этот остров, называвшийся век назад просто «за Сунгари», был излюбленным местом отдыха «русских харбинцев» и воспет в произведениях Арсения Несмелова, Михаила Щербакова и других представителей зарубежной ветви русской литературы, которая сейчас заново открывается нашим обществом.

Первый с 1997 года визит российского президента в Харбин подчеркивает значение этого города как важнейшей точки двустороннего сотрудничества, причем именно для китайцев. Визит призван укрепить в сознании наших соседей представление о позитивном значении обоюдного культурного и технологического обмена и вводит в систему представлений о прошлом память о «русском Харбине» как о прецеденте такого взаимодействия.

Назло всем злопыхателям

Ну и, конечно, 43-я по счету встреча Владимира Путина и Си Цзиньпина снова продемонстрировала мировому сообществу устойчивость отношений двух стран.

Как было зафиксировано в Совместном заявлении двух стран, эти отношения представляют собой «более продвинутую форму межгосударственного взаимодействия по сравнению с военно-политическими союзами времен холодной войны, <…> имеют мощную движущую силу и самостоятельную ценность».

Почему Россия и Китай не создают полноценный военный союз

Важно еще и то, что визит состоялся в год 75-летия Китайской Народной Республики. Уже на следующий день после провозглашения КНР 1 октября 1949 года именно Советский Союз, правопреемницей которого является Россия, первым в мире установил с новым государством дипломатические отношения – иначе говоря, в этом году празднуется и 75-летие наших дипотношений с КНР. И хотя взаимодействие двух цивилизаций имеет значительно более продолжительную историю, российскому руководству важно подчеркивать, что официальное признание КНР на международной арене началось с шага, сделанного Москвой в 1949-м.

Сюжет 75-летней давности оказывается вплетен в актуальную повестку, учитывая, что недавние встречи Си Цзиньпина с лидерами Германии и Франции прошли в противоречивой обстановке. С Россией же все иначе. Практически сразу после возвращения из Китая министр иностранных дел Сергей Лавров выступил на Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике и рассказал, что после официальных переговоров в Пекине руководители двух стран долго общались с глазу на глаз, а по завершении беседы выглядели очень довольными.

Что обсуждалось за закрытыми дверьми, доподлинно неизвестно. Но можно предположить, что два 71-летних политика, которые не только давно знакомы, но и явно искренне симпатизируют друг другу, затронули все ключевые международные темы, включая ситуацию на Украине, выборы в США и обострение конфликта на Ближнем Востоке.

Понятно, что российско-китайское сотрудничество ценно само по себе и, как в очередной раз подчеркнули стороны в Совместном заявлении, «не направлено против третьих стран». Однако с символической точки зрения, учитывая нынешние расклады на международной арене, важно было в очередной раз послать сигналы и мировому большинству, и евро-атлантическому меньшинству:

Ни о какой международной изоляции России не может идти речи. Попытки склонить Пекин к давлению на Москву бессмысленны. Россия и Китай координируют действия на самом высоком уровне. И это тот фактор, который нужно учитывать всем в мире.

Автор – старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России

Подписывайтесь на все публикации журнала "Профиль" в Дзен, читайте наши Telegram-каналы: Профиль-News, и журнал Профиль