Наверх
10 июля 2020

Почему индийцы сражались и за антигитлеровскую коалицию, и против нее

©Iconographic Archive / Vostock Photo

Если по окончании пандемии судьба занесет вас в Нью-Дели, не поленитесь – зайдите в Красный форт. Это огромный комплекс, построенный еще при Великих Моголах; на его территории находится множество музеев, в том числе военный мемориальный, где расположена экспозиция, посвященная подвигам индийских солдат во Второй мировой войне. Индийцам есть чем гордиться: армия Британского Раджа внесла важный вклад в победу союзников. Фельдмаршал Клод Окинлек заметил как-то, что Британская империя не сумела бы продержаться и победить в двух мировых войнах, если бы бок о бок с англичанами не сражались индийские солдаты.

Когда закончите осмотр, зайдите в павильон Кранти Мандир, «храм революции». Там вам откроется другая сторона участия Индии во Второй мировой войне – музей революционера Субхаса Чандра Боса, созданный по распоряжению премьер-министра Нарендры Моди. В годы войны Бос сотрудничал с японцами и немцами, создал и возглавил Индийскую национальную армию, набранную по лагерям для военнопленных, и пытался с ее помощью освободить Индию от британцев.

Как в разгар битвы на Курской дуге проложили стратегические рельсы

Современная Индия чтит и тех, кто под британскими знаменами проливал кровь в сражениях с солдатами стран Оси, и тех, кто пытался в рядах японских войск изгнать из страны британских колонизаторов. Эта двойственность удивляет нас и раздражает англичан, но для Индии, страны со сложной историей, она в порядке вещей.

Дайте нам самим объявить войну

К началу Второй мировой войны индийская армия была опорой британского владычества на Востоке. Шок, вызванный восстанием сипаев, уже подзабылся; вооруженные силы Британской Индии после реформ лорда Китченера в начале XX века представляли собой мощную, мобильную и лояльную силу. Солдаты, набранные из воинственных каст и племен, исповедовали концепцию «иззата» – личной доблести, подобающей каждому воину. Британские же офицеры должны были знать языки и обычаи людей, которыми они командовали, и быть настоящими «отцами солдатам». Эта новая индийская армия прошла проверку боем в Первую мировую: она сражалась в Северной Франции, в Восточной Африке, в Месопотамии и Палестине, высаживалась под Галлиполли и осаждала Циндао в Китае. Индийские солдаты отметились и в Русском Туркестане в 1918–1919 гг., где поддержали мятежное Ашхабадское правительство, сражаясь против большевиков. Индийцев в основном использовали в регионах с жарким и тяжелым климатом, который, как считалось, они переносили лучше англичан. Индийская армия с честью выдержала испытание: несмотря на активную работу германской и турецкой агентуры, а также индийских революционеров, случаи неповиновения во время войны были сравнительно редки, и солдаты беспрекословно выполняли приказы британских офицеров.

Однако едва кончилась война, британцы взялись за новую реорганизацию индийской армии и всей системы управления Индией в целом. Править по-старому было уже нельзя: среди образованных индийцев распространялись социалистические идеи, и даже лояльные британцам круги интеллигенции требовали постепенного расширения автономии, а в перспективе – независимости. Ответом на эти требования стала индианизация: все больше этнических индийцев занимали офицерские должности в армии и руководящие посты в гражданской администрации. Но черепашья скорость, с какой шел этот процесс, не устраивала многих индийских интеллектуалов, тем более что перспектива независимости оставалась туманной.

В результате накануне Второй мировой войны англичане умудрились настроить против себя почти все индийские политические движения, включая самое влиятельное – Индийский национальный конгресс (ИНК). В самом Конгрессе в это время назрел раскол: представитель крайне левого крыла Субхас Чандра Бос – влиятельный и харизматичный политик – требовал от руководства партии перейти к решительным действиям. Полагая, что в Европе скоро начнется война, в которую будет втянута Британия, Бос призывал воспользоваться ситуацией – заключить союз с врагами Лондона и сбросить британский гнет. Однако большинство в партийном руководстве, включая Махатму Ганди и будущего премьера Джавахарлала Неру, считали, что время активных действий еще не пришло, и призывали быть разборчивее в связях. «Наша позиция ясна, – писал Неру за полгода до начала войны. – Полная оппозиция фашизму и полная оппозиция империализму. Мы не желаем отдавать наши ресурсы на защиту империи, но мы с радостью предложим их для защиты демократии в Индии и других свободных странах». ИНК осудил вторжение Японии в Китай, Италии – в Абиссинию, поддержал республиканцев в гражданской войне в Испании; в то же время Конгресс требовал, чтобы решение о возможном вступлении Индии в войну принималось только с согласия самих индийцев.

Субхас Чандра Бос (на фото) был одним из создателей легиона СС «Свободная Индия»

History and Art Collection / Vostock Photo

3 сентября 1939 года, через два дня после начала Второй мировой, британское правительство объявило о вступлении Индии в войну, не посоветовавшись с местными политическими партиями. Это поставило индийских борцов за свободу в сложную ситуацию: поддержать Лондон означало предать все то, за что они сражались, поддержать Берлин – превратиться в коллаборационистов. Конгресс выбрал третий путь, призвав к кампании гражданского неповиновения. В результате одной из самых массовых акций, проведенных в августе 1942 года, Неру, Ганди и около 100 тысяч их сторонников оказались в тюрьмах, где они просидели до самого конца войны. Среди них, однако, не было Субхаса Чандра Боса: он бежал из страны еще в январе 1941-го – сначала в Москву, где надеялся найти поддержку в борьбе против Британии, а затем в Берлин, где его приняли с распростертыми объятиями.

Японский удар

К моменту начала Второй мировой Индии со стратегической точки зрения ничто не угрожало. Немцы были далеко, определенную опасность могли представлять итальянские силы, дислоцированные в восточноафриканских колониях, но они были сравнительно быстро ликвидированы в результате совместной операции британских, французских, бельгийских и эфиопских войск. Индийские контингенты участвовали в боях с итальянцами, оккупировали Ирак, сражались в Северной Африке. Пусть война шла с переменным успехом, но по крайней мере вдалеке от индийских границ.

Операция «Радуга»: как немцы топили свои подлодки в мае 1945-го

Все изменилось после вступления в войну Японии. Система безопасности восточных владений Британской империи, выстроенная с опорой на крепость Сингапур, контролировавшую Малаккский пролив, рухнула за считанные месяцы. Союзники недооценили японскую военную машину, которая оказалась неожиданно мобильной и способной проводить стремительные операции. Токио объявил войну Британской империи 7 декабря; уже на следующий день началось наступление японской армии в Малайе. 700 километров джунглей войска генерала Ямаситы прошли с боями менее чем за два месяца. 15 февраля Сингапур сдался, более 130 тысяч английских, австралийских и индийских солдат оказались в плену. Ключ от Индии оказался в японских руках. Флот Страны восходящего солнца не отставал от армии: разгромив объединенную эскадру англичан, австралийцев, голландцев и американцев в Яванском море, Первое авианосное ударное соединение адмирала Нагумо совершило дерзкий рейд в Индийский океан, почти без потерь уничтожив британский авианосец «Гермес», тяжелые крейсера «Дорсетшир» и «Корнуолл», 2 эсминца и более 20 торговых судов. И не было гарантии, что за этим рейдом не последует массированная десантная операция по захвату Цейлона.

Британское владычество в Индии тогда спасли два обстоятельства. Во-первых, силы и возможности японцев все же были ограниченны: рейд в Индийский океан стал последним аккордом японского вступления в тихоокеанскую симфонию. Японское командование рассудило, что судьба войны будет определяться на востоке, в боях с американским флотом, и планы вторжения на Цейлон пришлось отложить – сперва на время, а после того как в июне японцы потерпели поражение в битве за Мидуэй, уже навсегда.

Но оставалась японская армия, которая быстро двигалась к индийским границам. Британцы в критический момент нашли человека, сумевшего остановить наступление японцев на Индию. Уильям Джозеф Слим к тому моменту уже третье десятилетие служил в Британской Индийской армии; он знал своих солдат, а они знали его. Слим возглавил разбитые, павшие духом, отступающие перед натиском победоносного врага немногочисленные части; он реорганизовал и создал из них боеспособную армию, положившую конец продвижению японцев. Черчилль в своих воспоминаниях писал о «великолепном героизме и боевых качествах индийских войск… Верность Индийской армии королю и императору, безукоризненное исполнение своих обязательств индийскими князьями, непревзойденная храбрость индийских солдат и офицеров навсегда будут вписаны в анналы этой войны».

©Heinrich Hoffmann / Ullstein Bild / Vostock Photo

За свободу Индии

На самом деле далеко не все индийские солдаты демонстрировали образцовую «верность королю и императору». В первые годы войны в результате катастрофических поражений британских войск и массовых капитуляций в Тобруке и Сингапуре в плену у стран Оси оказались десятки тысяч индийцев. Из них при активном содействии Субхаса Чандра Боса и его соратников немцы, итальянцы и японцы принялись формировать национальные части. В Германии был создан трехтысячный легион «Свободная Индия», сражавшийся на Западном фронте; в Италии – батальон «Азад Хиндустан», в Японии – Индийская национальная армия (ИНА), формально считавшаяся вооруженными силами Временного правительства Свободной Индии, возглавляемого Босом. Несмотря на то, что это правительство выпускало собственные деньги и почтовые марки и имело свою судебную систему, в реальности оно контролировало лишь небольшой кусок индийской территории (Андаманские и Никобарские острова) и полностью зависело от японцев, а его вооруженные силы сражались де-факто в составе японской армии.

Почему пресса военных лет была стратегическим ресурсом

В 1944 году, когда судьба войны в Европе была уже в общем-то решена, японцы предприняли последнюю крупную наступательную операцию в Юго-Восточной Азии. В соответствии с амбициозным планом генерала Мутагути Рэнъя, японские войска при поддержке ИНА сумели прорвать британскую оборону и занять ряд населенных пунктов на северо-востоке Британской Индии. Однако вопреки ожиданиям местное население отнеслось к японцам враждебно, а англо-индийские войска вскоре восстановили фронт. В тяжелых трехмесячных боях под Импхалом и Кохимой британцы разгромили японские войска и начали контрнаступление.

Полного поражения стран Оси Субхас Чандра Бос не увидел: он разбился в самолете 18 августа, за две недели до капитуляции Японии. Офицеров ИНА и «Свободной Индии», попавших в плен к британцам, отдали под суд; однако во время первого же процесса обнаружилось, что большинство индийцев вовсе не считали их предателями. Обвиняемых защищали лучшие юристы, их поддержали все политические партии, кроме коммунистов. По всей стране прокатились акции протеста, восстал флот в Бомбее и Карачи, начались волнения в армейских частях: даже те, кто сражался против солдат Боса, считали их патриотами, выбравшими под влиянием обстоятельств неправильную сторону. В результате никто из солдат и офицеров ИНА так и не был серьезно наказан. Вскоре после того, как Индия получила независимость, многие бывшие офицеры армии Боса заняли высокие должности в индийских вооруженных силах, где служили бок о бок со вчерашними врагами.

©Ullstein Bild / Vostock Photo

Война дорого обошлась Индии: хотя в боях погибли чуть менее 80 тысяч человек, от голода, вызванного захватом японцами Бирмы и ошибками британских властей, в одной Бенгалии умерли около 3 миллионов. К концу войны индийская армия насчитывала 2,5 миллиона человек, индийцы дрались с японцами в Юго-Восточной Азии, с итальянцами и немцами в Северной Африке, принимали участие в боях в Италии. Так что по итогам Второй мировой войны Индия по праву оказалась в числе держав-победительниц и еще до получения независимости стала одной из стран–основательниц ООН. Это не мешает нынешней индийской власти наравне с теми, кто воевал в составе армий Объединенных Наций, чтить тех, кто служил под знаменами стран Оси: Субхас Чандра Бос считается одним из национальных героев, его именем назван аэропорт в Калькутте.

Иностранцев это может шокировать, но с индийской точки зрения никакого противоречия нет: и те, и другие сражались за свободу Индии – просто по разные стороны фронта.

Автор – старший научный сотрудник ИМЭМО РАН.

Читать полностью (время чтения 7 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK
10.07.2020