Наверх
17 сентября 2021

Последний осколок империи: как Португалия зарабатывала на работорговле

Португальский форпост в Дагомее, XVI век

©Science Photo Library/Vostock Photo

В Лиссабоне над рекой Тежу высится величественный памятник Генриху Мореплавателю инфанту Португалии, который правил страной в XV веке. Примечательно, что сам он в экспедициях в далекие страны никогда не участвовал, но организовывал и финансировал их. За эти заслуги и был прозван в народе Мореплавателем.

А еще инфант основал обсерваторию и навигационную школу в городе Сагреше, в которой преподавали лучшие математики и картографы того времени. Так Португалия начала предпринимать первые шаги к созданию одной из крупнейших колониальных империй мира.

Вскоре небольшая страна Пиренейского полуострова владела не только такими огромными территориями, как Бразилия, Ангола и Мозамбик. Ее власть распространялась и на множество небольших анклавов, расположенные в Западной Африке, Индии и других краях света.

В 1958 году в Книгу рекордов Гиннесса была вписана самая маленькая заморская колония. Ею оказалась португальская крепость Сан-Жуан-Батишта-ди-Ажуда, что в переводе на русский означает крепость помощи святого Иоанна Крестителя.

Крепость была основана в 1680 году колониальными властями Бразилии и островов Сан-Томе и Принсипи на месте африканской деревушки. Указ подписал португальский король Педро II Спокойный.

Однако в практическую плоскость решение монарха удалось перевести только в 1721 году, когда началось строительство укреплений. В «эксплуатацию» их сдали в 1730 году. Крепость возвели на территории фактории, занимавшей в общей сложности всего около 4,54 квадратных км и расположенной в 4 км от берега Гвинейского залива на территории Дагомеи (ныне республика Бенин).

Ажуда исторически играла важную роль в торговле «черным золотом» – африканскими рабами. В обмен на ткани, табак, алкоголь, огнестрельное оружие и различные безделушки местные вожди сбывали португальцам своих соплеменников, которых на невольничьих судах тысячами переправляли в Бразилию.

Там их ждал тяжелый труд на плантациях сахарного тростника и табака или в рудниках. Финансирование содержания Ажуды осуществлялось за счет налога на африканских рабов, которых доставляли в бразильский порт Сальвадор.

Как арабским работорговцам удалось сохранить свой бизнес до середины ХХ века

Рабство в Бразилии оформилось после начала португальской колонизации Южной Америки в XVI веке и официально просуществовало до 13 мая 1888 года. Точного учета «черного золота» не вели. Есть лишь примерные оценки, согласно которым в период между 1501 и 1856 годами в Бразилию из Африки вывезли свыше 4 млн невольников.

Кстати, Сан-Жуан-Батишта-де-Ажуда тоже строили рабы местного африканского вождя. Площадь собственно крепости составила около 100 квадратных метров. Строительный материал был традиционным для этих мест – необожженная глина и солома для кровли. Толщина стен – 2–3 метра.

Вооружение состояло из 12 чугунных пушек, в центре двора располагался пороховой склад. По периметру прорыли ров шириной около 6 метров и такой же глубины, через который был переброшен подъемный мостик.

Первый проект, как говорится, не выдержал проверки временем. Глиняные стены быстро разрушались и требовали постоянного ремонта, ну а соломенные крыши оказались очень уязвимы при пожарах. Из-за этого в дальнейшем крепость перестроили с использованием кирпича и дерева.

Любопытно, что всего в 300–500 метрах от португальской Ажуды располагались британский форт Уильямс и французский форт Сен-Луи. И их специализацией много лет тоже была работорговля.

11 января 1722 года на факторию европейских торговцев невольниками напали пираты под начальством Бартоломью Робертса по кличке Черный Барт. Флибустьеры захватили на рейде Ажуды богатую добычу – 11 судов. Капитан каждого вынужден был заплатить в качестве выкупа по 8 фунтов золотого песка.

Бартоломью Робертс со своими кораблями «Королевская фортуна» и «Рейнджер», 1722 год

Bridgeman Images / TopFoto / Vostock Photo

Черный Барт, безусловно, заслуживает отдельного рассказа. Всего за три года пиратской карьеры, действуя в районе Карибского моря и у африканского побережья, он захватил более 400 судов, добыв сокровищ стоимостью более 50 млн фунтов стерлингов по современному курсу.

Это был едва ли не самый экстравагантный пират. Бартоломью Робертс неукоснительно следовал определенному личному кодексу. Он был всегда гладко выбрит, носил костюмы, сшитые по последней моде. При этом никогда не употреблял алкоголь и запрещал своим матросам азартные игры.

Капитана отличали превосходные манеры и идеальный почерк. С ним всегда плавали музыканты, потому что Бартоломью Робертс очень любил музыку. Он не терпел жестокости, грубости и сквернословия в любых проявлениях. Что неудивительно, ведь это был глубоко верующий человек, который в воскресные дни проводил на своем корабле религиозные службы.

Перед боем Бартоломью Робертс обязательно облачался в роскошный камзол и штаны из дорогой камчатой ткани, надевал фетровую шляпу, на которой красовалось огромное красное перо. На груди пиратского капитана на массивной золотой цепи висел большой крест, украшенный алмазами.

Любитель театральных эффектов, Бартоломью Робертс, захватив какой-нибудь портовый городок, в своем парадном наряде, под звуки труб и бой барабана, под развевающимся «Веселым Роджером», торжественно сходил на берег. Подобно триумфатору-полководцу, он ждал, когда местные власти вручат ключи от ворот.

Захват Ажуды оказался одной из последних побед Бартоломью Робертса. Буквально через месяц, в феврале 1722 года, пират погиб в бою с двумя британскими военными кораблями недалеко от мыса Лопес, что у берегов современного Габона.

Три крохотные европейские крепости, расположенные примерно в 4 км от моря, были очень зависимы от капризов правителей Дагомеи, которые постоянно требовали уплаты земельной ренты, подарков, взяток и «ссуд» и многого другого. Каждый год коменданты-управляющие обязаны были отправляться в столицу королевства Абомей, находившуюся в 100 км, чтобы заплатить подати и засвидетельствовать уважение властителю во время ежегодных праздников.

Впрочем, это не гарантировало от неприятностей. В 1727 году укрепления были захвачены, при штурме сильно повреждены или разрушены, но потом восстановлены. В 1743 году португальский форт вновь разрушил взрыв порохового склада. Произошло это во время очередной войны с дагомейцами. Укрепления пришлось отстраивать заново.

Знаменитый работорговец, уроженец Бразилии Франсишку Феликс ди Соуза занимал должность управляющего факторией в 1805–1844 годах, а в 1845–1849 годах был губернатором. После провозглашения независимости Бразилии в октябре 1823 года он предлагал провозглашенному императору Педру I включить Ажуду в состав нового государства, но проект, грозивший вооруженным противостоянием с бывшей метрополией, в итоге не был реализован.

Губернатор Ажуды Феликс ди Феликс де Соуза и его личная охрана: «амазонки» из Уиды

Henri Meyer / Roger-Viollet / Roger-Viollet via AFP / East News

Интересно, что Франсишку Феликс ди Соуза, сделавший состояние и карьеру почти исключительно на работорговле, когда-то сам был невольником. Его отец – португальский работорговец, мать – рабыня. Только в 17 лет будущий губернатор Ажуды получил вольную и смог продолжить бизнес отца, подкрепив его административным ресурсом.

Говорят, до конца жизни этот человек оставался неграмотным или малограмотным. Несмотря на то, что был набожным католиком, он практиковал африканские культы вуду. Более того, войдя во вкус, даже основал свой собственный культ вуду, поддерживаемый его потомками.

Скончался Франсишку Феликс ди Соуза в возрасте 94 лет (предположительно), оставив 53 вдовы, более 80 сыновей и 2 тысячи личных рабов. В знак уважения к заслугам ему организовали похороны по высшему разряду. «Протокол» предполагал в том числе и человеческие жертвоприношения, полагавшиеся венценосным особам.

Ажуда к началу XIX века стала важным торговым центром на африканском континенте. Вокруг европейских крепостей со временем вырос город Уида. Однако дальнейшее развитие невольничьего бизнеса оказалось под угрозой. 25 марта 1807 года британский парламент принял «Акт о запрете торговли рабами».

Экспорт-импорт «черного золота» приравняли к пиратству, и английские военные корабли на этом основании проводили досмотры судов в Атлантическом океане. В составе британского флота была создана специальная Западно-Африканская эскадра, занимавшаяся в числе прочего захватом судов работорговцев.

История чернокожих в США: от рабства до наших дней

15 мая 1820 года Конгресс США тоже приравнял работорговлю к пиратству, караемому смертной казнью. К борьбе присоединились американские корабли. Готовы были подключиться и другие европейские государства.

В 1841 году Англия, Франция, Австрия, Пруссия и Россия заключили так называемый Договор Пяти, запрещавший ввоз из Африки в Америку негров. Впрочем, он так и не начал действовать. Из-за Франции, отказавшейся ратифицировать документ.

В июле 1842 года Великобритания вынудила Португалию подписать соглашение, признававшее право на захват и конфискацию судов работорговцев даже при отсутствии на борту «вещдоков» – рабов. Аналогичные полномочия в 1849 году получили и командиры американских кораблей.

В этом было известное лукавство, поскольку экономика юга США и Бразилии все так же была основана на невольничьем труде. Поэтому перевозки африканских рабов в Северную и Южную Америки продолжались. Только в Бразилию в период с 1830 по 1856 годы доставили 760 тыс. невольников.

Тем не менее коллективные меры серьезно подорвали работорговлю через Уиду. В 1858 году Ажуду покинули португальцы, впрочем, в 1865-м они вернулись, административно подчинив крепость губернатору островов Сан-Томе и Принсипи. Однако после отмены рабства в Португалии в 1869 году о восстановлении перевалки невольников речи уже не шло.

В 1911 году, когда Португалия была провозглашена республикой, новое правительство распорядилось вывести из Ажуды военный гарнизон, оставив вести дела всего двух колониальных чиновников. По данным переписи 1921 года, в анклаве проживали пять человек.

1 августа 1960 года Дагомея получила независимость, провозгласив создание Республики Бенин. Через несколько месяцев португальцам предъявили ультиматум – очистить Ажуду к 31 июля 1961 года. Премьер-министр Португалии Антониу де Оливейра Салазар приказал обитателям крепости (их было всего двое: губернатор и его заместитель) дождаться истечения срока, сжечь постройки и покинуть анклав 1 августа.

Выполнить задачу не удалось: поджог успехом не увенчался. В форт пришли бенинские военные. И обоих португальцев, как говорится, под белы рученьки сопроводили до границы с Нигерией, изгнав из страны.

Таким образом, Сан-Жуан-Батишта-де-Ажуда стала первой колонией, де-факто потерянной Португалией в XX веке. В 1965 году власти Бенина символически закрыли крепость. Два года спустя в ней был открыт музей истории Уиды. Ну а де-юре Лиссабон признал аннексию самой маленькой, согласно Книге рекордов Гиннесса, в мире колонии только в 1975 году.

Читать полностью (время чтения 6 минут )
Избранные статьи в telegram-канале ProfileJournal
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
17.09.2021