Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«АМЕРИКА, КОТОРАЯ ВНЕМЛЕТ»"

Гарвардский политолог Джозеф Най о глобальной роли США, изменении стратегического курса при президенте Обаме и концепции «мягкой» внешней политики во времена горячих конфликтов.    72-летний политолог Джозеф Най ввел в политический обиход понятия «мягкая» и «твердая» сила, подразумевая под ними политическую привлекательность страны и совокупность ее военных операций. При Билле Клинтоне Най занимал пост замминистра обороны, сегодня преподает в Гарвардском унивеситете.
   «Шпигель»: Профессор Най, бои против талибов в Афганистане разгораются с новой силой, до победы над исламистами в Пакистане еще далеко, Северная Корея проводит ядерные испытания, Иран, по всей видимости, работает над созданием атомной бомбы. Наступили опасные времена. Верно ли действует президент Обама, делая основную ставку на переговоры? Возможно, однажды ему в качестве аргумента придется использовать и военную мощь?
   Най: Каждый президент Соединенных Штатов оказывается перед выбором: отстаивать интересы США силовым путем, посредством «твердой силы», или предпринимать инвестиции и пропагандировать свои идеалы, делая ставку на притягательность культурных ценностей, которые олицетворяет Америка. Это я называю «мягкой силой». Но я никогда не утверждал, будто сверхдержава может обойтись без армии, спецслужб, экономических санкций, то есть без силового арсенала. Важно найти правильное соотношение «твердости» и «мягкости».
   «Шпигель»: А сейчас большего успеха можно достичь военной силой?
   Най: Понятно, что с «Аль-Каидой» говорить бесполезно. Ее предводителей американские идеалы не впечатляют. Но до молодых мусульман, среди которых Усама бен Ладен надеется рекрутировать новых исполнителей своих терактов, достучаться можно.
   «Шпигель»: Вероятно, каирская речь президента, в которой Обама отдал дань уважения исламскому миру, преследовала именно эту цель?
   Най: Его речь произвела сильное впечатление. Америка, которая внемлет, которая уважает как свои ценности, так и ценности других культур, — такой имидж существенно осложняет задачу террористам, вербующим молодежь.
   «Шпигель»: А в истории были примеры, когда политика силы в такой мягкой форме приносила не только хорошие «отметки за поведение», но и победу?
   Най: Вспомните, как закончилась холодная война — без единого выстрела. На протяжении десятилетий только благодаря вооруженным силам США удавалось удерживать в рамках Советский Союз с его экспансионистскими устремлениями. Но именно привлекательность западных ценностей сыграла основную роль в подмывании фундамента коммунистического блока, именно благодаря ей в железном занавесе образовались прорехи.
   «Шпигель»: Из каких источников страна может черпать силу, чтобы производить перемены ненасильственным путем?
   Най: Таких источников три: во-первых, это культура страны — так, в Америке культурное поле простирается от Гарварда до Голливуда. Во-вторых, политические идеалы, которые могут быть очень привлекательными для других, — у нас это и демократия, и принцип свободы слова, и равенство возможностей. В-третьих, легитимность внешней политики, под которой понимается такой образ действий правительства, который другие народы могут признать соразмерной защитой наших национальных интересов. Если легитимность внешней политики вызывает сомнения, как случилось при Джордже Буше, это сводит на нет привлекательность ценностей и культуры.
   «Шпигель»: Однажды бывший министр обороны США, Дональд Рамсфелд, резко среагировал на вопрос о своем отношении к вашей концепции, заявив, что категорически не понимает самого выражения «мягкая сила».
   Най: В этом состояла проблема всего правительства Буша. Оно не видело нашего потенциала «мягкой силы» и поэтому не могло ею воспользоваться. В итоге оно с горечью убедилось, что успешная внешняя политика Соединенных Штатов не может основываться только на бомбах и ракетах.
   «Шпигель»: В Афганистане и Пакистане Обама, как и его предшественник, действует с предельной жесткостью. Чтобы усмирить талибов, Пентагон направляет в Афганистан еще 21 тыс. военнослужащих.
   Най: «Твердые» и «мягкие» стратегии не надо противопоставлять друг другу. Население Афганистана нуждается хотя бы в минимальном уровне безопасности, который позволит строить школы и больницы. Прежде чем помогать в восстановлении страны, нужно остановить насилие. В данном случае «твердая сила» должна сначала подготовить почву для «мягкой». Госсекретарь Хиллари Клинтон недавно назвала это стратегией трех D: Defense, Diplomacy, Development — военная операция, дипломатическая миссия, восстановление инфраструктуры. Именно в этом порядке.
   «Шпигель»: Удалось ли президенту Обаме произвести обещанную им коренную смену внешнеполитического курса?
   Най: Он над этим работает. У Хиллари Клинтон появится второй заместитель в ранге статс-секретаря, к компетенции которого будет относиться восстановление инфраструктуры, причем не только в Афганистане. Наша внешняя политика грешила излишней милитаризацией — это признает даже министр обороны Роберт Гейтс. Львиную долю средств получал Пентагон.
   «Шпигель»: Президент Обама говорит проникновенно и умно. В этом и заключается политика?
   Най: Его речи несут важную миссию. Теперь нужно, чтобы за словами последовали дела. Хорошо, когда лидер государства — человек обаятельный, но если его политика вызывает отторжение, это не поможет.
   «Шпигель»: Иными словами, основная работа впереди?
   Най: Да. Но так и должно быть. Сначала новое правительство разъясняет свои позиции и цели, потом начинаются реальные действия.
   «Шпигель»: Вероятно, экономический кризис неизбежно ослабляет притягательность образа Америки для всего мира?
   Най: Бесспорно, нынешний кризис капиталистической системы ограничивает потенциал «мягкой силы» США. Важно, чтобы правительство справилось с кризисом и провело реформы, призванные не допустить его повторения. Только так мы можем улучшить имидж страны. Если Обаме это не удастся, какую-то часть своей «мягкой силы» мы потеряем.
   «Шпигель»: Вы говорите, что во внешней политике важно найти правильное соотношение «твердости» и «мягкости». Вам не кажется, что первое подчас идет во вред второму? В Пакистане США используют беспилотные самолеты, чтобы прицельным огнем уничтожать полевых командиров талибов. Однако без жертв среди гражданского населения не обходится, и репутация Соединенных Штатов страдает.
   Най: Излишнее увлечение военной силой может оказаться политически контрпродуктивным. Правительство в Вашингтоне и генерал Стэнли Маккристал, командующий Международными силами содействия безопасности в Афганистане (ИСАФ), собираются расследовать такие инциденты, чтобы избежать жертв среди гражданского населения в будущем. Это действительно необходимо, ибо подобные происшествия подрывают легитимность самой стратегии.
   «Шпигель»: Возможно, идеи бен Ладена многим людям в определенном регионе мира тоже кажутся привлекательными?
   Най: Его умение обращаться с «мягкой силой» не вызывает сомнений. Именно ею он воспользовался, чтобы обрушить башни-близнецы Всемирного торгового центра. Никому из пилотов-смертников он не держал пистолет у виска, не сулил денег. Они решились на это лишь потому, что он увлек их своей харизмой и взглядом на мир.
   «Шпигель»: Что произошло с популярностью бен Ладена с тех пор — она возросла или уменьшилась?
   Най: Думаю, сегодня «Аль-Каида» менее популярна, чем в 2001 году. Причиной тому стал жестокий террор, уничтожение людей без разбора, в том числе женщин и детей, как иноверцев, так и мусульман.
   «Шпигель»: Благодаря дипломатической «блиц-миссии» бывшему президенту, Биллу Клинтону, удалось добиться успеха в КНДР. Удастся ли Обаме обойтись без применения «твердой силы» по отношению к северокорейскому режиму?
   Най: «Твердую силу» в отношении Северной Кореи следовало бы применить Китаю. КНР обеспечивает этот отвратительный режим продуктами питания и энергоносителями. Важно, чтобы Пекин занял более жесткую позицию в данном вопросе. Для этого Америке вновь придется проявить дипломатическое искусство. Нужно провести конфиденциальные переговоры и убедить китайцев, что Соединенные Штаты не намерены вводить в Северную Корею свои войска. Тогда Пекин перестанет так опасаться, что режим Ким Чен Ира падет.
   «Шпигель»: Какую стратегию вы рекомендуете в отношении Ирана?
   Най: Фокус в том, чтобы убедить Иран пойти по японскому пути. У японцев есть атомные электростанции, они в состоянии создать ядерную бомбу, но отказались от этого, в том числе из финансовых соображений. Статус ядерной державы обходится дорого и мало что дает в плане благосостояния.
   «Шпигель»: Вы всерьез верите, что муллы прислушаются к доводам об экономической целесообразности?
   Най: Обама хочет выяснить, чего можно достичь, а чего — нет. Он на верном пути.
{PAGE}
   «Шпигель»: Многие республиканцы сетуют на излишнюю мягкость Обамы.
   Най: Человек, который рос и обучался политическому ремеслу в Чикаго, знаком с обоими приемами реализации власти. И, конечно, владеет ими. Обама умеет быть и твердым, и мягким.
   «Шпигель»: Генри Киссинджер, корифей американской мировой политики, возразил бы, что во внешней политике важно не проявлять твердость или мягкость, а отстаивать интересы. Выходит, ваша концепция противоречит его пониманию реальной политики?
   Най: Профессор Киссинджер преподавал у меня, когда я учился в Гарварде. Наши взгляды расходятся лишь в нюансах. Думаю, главный вопрос в том, как мы определяем национальный интерес. Вторжение в Ирак соответствовало интересам Соединенных Штатов? Думаю, нет. Соответствовал ли американским интересам ввод войск в Афганистан? Думаю, да. Так что отчасти я с Генри согласен: важно отстаивать интересы. Но иногда наше видение интересов разнится.
   «Шпигель»: И как вы определяете интересы мировой державы США сегодня?
   Най: Не думаю, что интересы задаются геополитическими соображениями или историей страны, как утверждают сегодня многие бывшие неоконсерваторы. Крупные политические лидеры сами определяют интересы своего государства. Так, Нельсон Мандела решил, что, преодолев апартеид, ЮАР должна стремиться не к реваншу, а к взаимному примирению рас. Другой пример — Гельмут Коль: он думал в первую очередь не о будущей экономической мощи Германии, а о воссоединении двух немецких государств.
   «Шпигель»: Тогда в чем состоит приоритетная задача американской внешней политики сегодня?
   Най: Соединенным Штатам нужно определить интересы, объединяющие их с другими государствами, будь то изменение климата или глобальная политика здравоохранения. Поиск общих точек соприкосновения всегда оправдывает себя. Только тогда Америка вновь станет страной, вселяющей надежду, а не страх.
   «Шпигель»: Госсекретарь Клинтон хотела назначить послом США в Японии вас. Но Белый дом предпочел отдать этот пост человеку, участвовавшему в сборе средств для предвыборной кампании Обамы. Вы огорчены?
   Най: Государственный департамент США может лишь предлагать своих кандидатов, принимать же решения — прерогатива Белого дома. В Америке существует давняя традиция: около трети послов назначаются, исходя из политических соображений.
   «Шпигель»: Вам не кажется, что ее стоило бы изменить?
   Най: Деньги и пожертвования — неотъемлемая часть политической системы страны, ее «твердая сила». Лучше, если Обама воспользуется своим политическим капиталом для серьезных реформ, не растрачивая его по пустякам.
   «Шпигель»: Профессор Най, благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK