Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Анатолий Тяжлов. Мокрое дело"

Нет, это не о президенте всея Руси, а о подмосковном губернаторе Анатолии Тяжлове. Которого за глаза прозвали «Ельцин в миниатюре».Понедельник — день ответственный

В губернаторской приемной, прислонившись к стене и переминаясь с ноги на ногу, рядком стоят люди в отглаженных рубашках и строгих костюмах. Лишь немногие, кто успел, удобно разместились на нескольких стульях. Люди лениво перекидываются репликами, то и дело поглядывая на часы. Начало рабочего совещания у шефа задерживается настолько, что становится неприличным. Даже для терпеливых подчиненных.
Кое-кто начинает зевать. Потом все как по команде переводят злые и измученные взгляды на противоположную стену. Там, писанная рукой неизвестного художника, висит пафосная картина — пародия на творение художника Непринцева «Отдых после боя». На ней в роли удалого Ивана Теркина, нюхающего махорку, выступает шеф. А свиту, бойцов-красноармейцев, изображают они, подчиненные.
Часы бьют полдень. Секретарь, сконфуженно улыбаясь, решается заглянуть в кабинет. И, тут же отпрянув, объявляет: совещание отменяется. Еще через минуту в приемной становится тихо, как в склепе…
В это время шеф, губернатор Московской области Анатолий Степанович Тяжлов, мирно посапывал в комнате отдыха. На столике рядом с ним стояли початая бутылка водки и граненый стакан, в тарелке лежало несколько бутербродов.
Рабочий день только начинался.
Давай закурим, товарищ

Примерно так описал мне свой неудавшийся визит к губернатору глава одного из районов Московской области, приглашенный на летучку, которая традиционно проходит по понедельникам. И через минуту вздохнул: «Да-а. А ведь неплохим, по сути, он был хозяйственником».
Когда расспрашиваешь о Тяжлове людей, хорошо его знающих, они вскидывают брови. «А спросите у первого встречного, кто такой Ельцин. Что он вам ответит? Вот Тяжлов то же самое. Об этом известно всем».
И дальше — истории, словно из рога изобилия…
Бывает ли дым без огня? Конечно, бывает. Особенно если речь идет о губернаторе, которому скоро на выборы. В этом случае «народная молва» иногда становится подозрительно целенаправленной. И трудно понять, насколько образ героя рукотворный и чья недобрая рука приложилась к его созданию. А байки тем временем множатся.
Например. Однажды администрация Московской области устроила официальный прием по случаю приезда каких-то важных гостей. По регламенту сначала должна состояться торжественная часть, ну а уж потом, как водится, застолье.
Начали искать губернатора (он должен открыть официальную церемонию), а тот как сквозь землю провалился. Наконец поиски увенчались успехом. Анатолия Степановича обнаружили в банкетном зале, где он в гордом одиночестве закусывал. И запивал.
А однажды Анатолий Степанович, будучи подшофе, приехал средь бела дня в Московскую областную думу. Обсуждался один из важных законодательных вопросов. Тяжлов вышел на трибуну, хлебнул водички и спокойненько закурил. Говорят, депутаты несколько минут находились в шоке.
Судьба-копейка

Анатолий Тяжлов родился 57 лет назад в небольшом городке Челябинской области Копейске. Семья была простой, рабоче-крестьянской. А сам Анатолий Степанович любит лишний раз рассказать, что один из его предков принимал участие в Бородинском сражении 1812 года.
Закончив школу, Тяжлов трудился на стройках каменщиком и арматурщиком, совмещая работу с учебой в Челябинском политехе. Потом по распределению оказался на Оренбургском заводе сборного железобетона, прошел все карьерные ступеньки советского труженика — от простого мастера до главного инженера.
В Москву Анатолий Степанович перебрался в 1969 году. Двадцать лет спустя здесь состоялось эпохальное в его жизни знакомство. Как рассказывают, общие вкусы сблизили и сделали приятелями первого заместителя начальника Мособлстройкомитета Анатолия Тяжлова и главу Госстроя Бориса Ельцина. Говорят, когда эти двое встречались за одним столом, другие присутствовавшие под благовидными предлогами спешно сматывали удочки: тягаться с двумя крепкими строителями не хотел никто. Чтобы не получилось, как в одном известном анекдоте про американского шпиона: «Вчера пил на на дне рождения русского коллеги — едва не умер. Сегодня опохмелялся у русского коллеги — лучше бы я умер вчера».
В общем, когда в 1991 году Борис Ельцин выиграл президентские выборы, председатель Мособлисполкома Тяжлов стал одним из первых назначенных губернаторов.
Депутат Мособлдумы, пожелавший сохранить анонимность: «Тяжлов всегда был предан Ельцину и держал нос по ветру: куда Борис Николаевич, туда и Анатолий Степанович. В 1991 году Ельцин сильно благоволил «ДемРоссии», так Тяжлов сразу после своего назначения губернатором самолично посетил областной штаб этого движения. Дескать, вот, назначили. Давайте дружить, работать вместе. Может быть, будут какие-то пожелания?»
Отечество у каждого свое

А вот с московским градоначальником Юрием Лужковым Тяжлов умудрился сразу поссориться. Едва став губернатором, Анатолий Степанович заявил, что столица и область должны непременно слиться в единое целое. Иными словами, объединиться в единое административно-территориальное образование. Лужков, понятное дело, таким заявлениям не обрадовался. Дошло до того, что губернатор перестал делиться со столицей дорогостоящей подмосковной землей и отдавал ее (читай: продавал) коммерческим структурам. В ответ Юрий Михайлович прекратил все финансовые отчисления на развитие инфраструктуры области. Но со временем все вернулось на круги своя.
Год назад Анатолий Тяжлов даже возглавил областной штаб лужковского движения «Отечество» и провел первое в регионе учредительное собрание. Тогда еще отношения между московским головой и президентом вполне вписывались в определение «нейтральные». Но времена меняются.
Рассказывают, что в этой связи Анатолий Степанович недавно имел пренеприятнейший разговор со «старшим товарищем». Когда Ельцин указал губернатору на досадный ляп и даже, говорят, попытался выговорить слово «политкорректность», Анатолий Степанович не нашел ничего лучше, как… откреститься от своего участия в «Отечестве».
Говорят, что президенту он сказал примерно следующее: «Это не то «Отечество», не мое. У меня есть собственное, вот его я и возглавляю». Как на эту «легенду» среагировал президент, история умалчивает.
Газуйте, Черномырдин

Тяжлов действительно очень привязан к Ельцину. С самого первого дня их знакомства он старался следовать «большому брату» во всем.
В 1995 году Анатолий Степанович, например, стал ярым адептом НДР. Как только Борис Ельцин начал публично хвалить Виктора Черномырдина, московский губернатор тут же велел всем районным главам администраций создать на местах первичные ячейки движения, а сам возглавил областной штаб «Нашего дома».
А когда в 1996 году Виктора Черномырдина назначили председателем правительства, Анатолий Степанович и вовсе растрогался, даже посвятил новому премьеру стихотворение. (Тут-то и выяснилось, что подмосковный губернатор наделен поэтическим дарованием — в свободное от работы и прочего время он занимается сочинительством.) Выйдя на трибуну Совета Федерации и одернув галстук, Анатолий Степанович с видимой гордостью продекламировал:
Сквозь родовые муки
Россия к свету выйдет.
Штурвал берите в руки,
Газуйте, Черномырдин!
В 1995 году был принят закон о местном самоуправлении, согласно которому главы районных администраций не назначаются, а избираются. Это ввергло Анатолия Степановича в глубочайшую депрессию: за девять лет, проведенных в кресле губернатора, он привык к абсолютному повиновению и подчинению со стороны районных начальников. Теперь, стало быть, они отобьются от рук. Анатолий Степанович не желал мириться с действительностью и принял решение бороться. Но действительность все-таки победила.
Депутат Мособлдумы, пожелавший сохранить анонимность: «Он стучал кулаком по столу и клялся на крови, что не допустит разложения исполнительной вертикали. Созывал совещания, собирал депутатов и устраивал мозговые атаки на предмет «как этого не допустить». Ездил в Москву и обивал там все возможные и невозможные пороги. В конечном счете он продержался год, а потом выборы все равно были проведены».
Финансист

— Не вор, не подлец, не убийца,— сказал о Тяжлове его потенциальный соперник на выборах, один из кандидатов на губернаторский пост Московской области.— Просто измученный человек. Его известной слабостью и неспособностью контролировать работу пользуются практически все подчиненные и творят Бог весть что.
Не так давно публичную огласку получила скандальная история с Уникомбанком — бывшим уполномоченным банком администрации Московской области. Об этом в июне подробно писала «Новая газета». В двух словах дело было так: в июне 1996-го обладминистрация решила купить контрольный пакет акций Уникомбанка, чтобы превратить его в свой главный «губернский банк». «В «Уником» была вколочена львиная доля средств подмосковных бюджетников,—рассказывает анонимный источник.— Почти одновременно администрация области передала Уникомбанку облигации внутреннего валютного займа на общую сумму $656 млн. на год под полтора процента годовых».
После чего облигации… «потерялись». А вскоре на острове Барбадос в банке Louis d’Or Investment было обнаружено $63 млн., переведенных со счетов «Уникома». Как утверждали газеты, это и были остатки «потерянных» средств областного бюджета.
Когда «Уником» разорился, Анатолий Степанович взял председателя правления банка г-жу Галаничеву под свое крыло — назначил вице-губернатором по финансовой политике.
В последнее время губернатора Тяжлова потянуло на экзотику. Говорят, в обладминистрации всерьез обсуждалась идея создания акционерного общества по выращиванию чая в Шри-Ланке и открытия двух фабрик по его расфасовке. А в Уганде, по слухам, подмосковный губернатор собирается зарегистрировать СП по выращиванию и переработке хлопка, для чего тамошним правительством якобы уже выделено 220 га плодородных земель. Только вот где взять средства на развитие столь экзотических производств? Ведь Московская область на сегодняшний день является фактическим банкротом. Это подтвердили неоднократные проверки Счетной палаты.
По сведениям этого органа, задолженность администрации Московской области перед федеральным бюджетом на 18 января 1999 года составила $35,3 млн. Аудитор счетной палаты Александр Ножников, возглавлявший проверку, в связи с этим заявил «Профилю»: «Тяжлов — никудышный хозяин».
Согласно материалам проверки, в 1997 году администрация выплатила некоей посреднической фирме «Интероушн петролеум» 11 млн. деноминированных рублей (примерно $1,8 млн. по курсу на декабрь 1997-го) в качестве вознаграждения за поставки зерна (в тот момент формировался региональный продовольственный фонд Московской области). Но зерно посредники так и не довезли.
В ответ на претензии аудиторов администрация заявила: «В связи с августовским кризисом поставщик не смог выполнить свои обязательства, а фирма-посредница — вернуть деньги. Так что эти 11 млн. рублей временно зависли. Как только фирмы преодолеют последствия финансового обвала, они обязательно вернут долги».
По словам ревизоров, деньги в бюджет до сих пор не поступили.
Следующая претензия. Администрация Московской области выступила гарантом предприятия «Стройиндустрия» (город Воскресенск), получившего в 1996—1998 годах кредит от правительства РФ в рамках государственной программы поддержки отечественных товаропроизводителей «Свой дом». Сумма кредита — $2,8 млн. Эти деньги «Стройиндустрия» вложила в развитие производства бетонных изделий, стеновых плит, облицовочной плитки и других строительных материалов. 1 января 1999 года предприятие должно было осуществить первый платеж за кредит. Этого не случилось.
Аудитор Счетной палаты РФ Александр Ножников: «Вместо того чтобы напомнить неплательщикам о том, что деньги нужно возвращать, поторопить их, Тяжлов все спускает на тормозах и присылает нам какие-то невразумительные объяснения, почему «Стройиндустрия» не может заплатить. Раз вы выступили гарантами, будьте любезны контролировать выполнение обязательств заемщиками. Нет у предприятия денег — ищите их в другом месте. На 1 февраля 1999 года «Стройиндустрия» задолжала бюджету $94 тысячи.
Получается: здесь копейка, там копейка. В итоге долги растут как снежный ком и превращаются в астрономические суммы».
В 1998 году Минфин РФ предоставил администрации Московской области из средств федерального бюджета две валютные ссуды в размере $34,2 млн. Срок возврата — декабрь 1998 года.
Александр Ножников: «Деньги в бюджет не возвращены. Эти ссуды являлись целевыми — давались Тяжлову на покрытие временного кассового разрыва, возникшего при исполнении бюджета Московской области. А администрация израсходовала деньги, в частности, на выплату заработной платы своим сотрудникам, каких-то социальных пособий, на содержание автотранспорта чиновников и прочее. На эти цели предусмотрена соответствующая статья областного бюджета, и никто не давал Тяжлову права расходовать привлеченные в качестве кредита деньги. Не получается у тебя зарабатывать — освобождай место для более хозяйственных руководителей».
Легко сказать: «освобождай». Кто ж, простояв у власти девять лет и вкусив ее плоды, так просто с ней расстанется? По крайней мере, Анатолий Степанович не из таких людей. Рассказывают, как несколько месяцев назад на одном из совещаний в администрации (которое все-таки состоялось) зашел разговор о предстоящих в конце 1999 года губернаторских выборах.
Тяжлов сказал, как отрезал: «Я принял решение баллотироваться на пост губернатора Московской области». Но, похоже, никто из потенциальных кандидатов на губернаторский пост уже не воспринимает Анатолия Тяжлова всерьез. Потому как спать и руководить — два взаимоисключающих понятия.

ИННА ЛУКЬЯНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK