Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Анна Дергач. Педагогическая поэма"

Деятельность Кемеровского социально-реабилитационного центра для детей специалисты считают настолько успешной, что методику его работы взялась изучать Академия педагогических наук.Карантинный блок Кемеровского социально-реабилитационного центра никогда не пустует: в области, по официальным данным, 7 тысяч детей-сирот. Местонахождение многих из них установить попросту невозможно. Они везде: на вокзалах, в подвалах, на чердаках. Исключительно холодные зимы загоняют ребят в котельные и заброшенные дома. Тем, кому не повезло найти теплый ночлег, предпочитают ночевать в отделении милиции. Откуда их, зачастую под усиленным конвоем, привозят в реабилитационный центр.
Так несколько лет назад сюда попал и двенадцатилетний Ваня. Прямиком с кемеровского вокзала. Там Ваня воровал, причем настолько виртуозно, что такие же, как он, брошенные малолетки называли его королем. Как рассказала нам директор центра Анна Дергач, первые несколько месяцев он был вызывающе груб. Пытался бежать. Но педагоги не сдавались.
Анна Дергач: «К нам часто приводят таких детей. Нахватавшихся на улице или в неблагополучных семьях грубостей взрослого мира. Но это только защитная реакция. В душе каждый из них ребенок. Вот мы и пытаемся отмыть их от грязи, привести в чувство, по возможности заинтересовать учебой и спортом. Ваня, например, когда появился у нас, не умел есть ложкой и писать свое имя. Педагоги определили, что он должен пойти в первый класс».
Для реабилитационного центра нормально, когда в первом классе, рядом с малышами, читают букварь 12—13-летние подростки. В таком возрасте они наверстывают то, что у них отняли обстоятельства.
Без решеток

Социально-реабилитационный центр был создан в январе 1995 года по инициативе юриста и педагога Анны Дергач, которая на базе кемеровского детского сада опробовала методики адаптации сложных детей в нормальных условиях (приемной семьи и семейно-социальной группы — об этом ниже).
Областная администрация уделяет центру большое внимание. Например, в этом году Министерство труда выделило на социальные программы в Кемеровской области 10 млн. рублей — часть этих денег администрация области перечислила на развитие центра. Других официальных спонсоров у детского учреждения нет. Зато кемеровчане помогают чем могут: кто овощами, кто игрушками.
На окнах социально-реабилитационного центра нет решеток, хотя многих воспитанников поначалу иначе как буйными назвать трудно. В комнатах и учебных классах чисто — убирают сами воспитанники. По графику. Они же заготавливают продукты.
Анна Дергач считает, что решетки не помогают. Напротив, они только усиливают защитную реакцию детей. А вот светлые, просторные спальни и игровые комнаты, наоборот, настраивают на то, чтобы ребенок как можно быстрее понял: это его дом, где он окружен заботливыми и требовательными, как родители, педагогами.
Анна Дергач: «Да мы же для них просто мамки. Быть мамками — наш основной принцип. Так же, как и доброта. Мы воспринимаем каждого из наших детей как собственных. Грубость они уже видели. А мы создаем базу для позитивного восприятия мира».
Основная задача центра — оказание всесторонней помощи несовершеннолетним, попавшим в экстремальную ситуацию в возрасте от 3 до 18 лет. Все они учатся по индивидуальным программам и получают профессию. Например, один из бывших воспитанников совсем недавно окончил училище и стал столяром. Теперь будет работать и готовиться к поступлению в вуз.
Дети сюда попадают разными путями. Многие из тех, кто находится в центре, из многодетных семей, где в силу каких-то причин не могут их прокормить и одеть. Помимо тех, кого приводят милиционеры, есть и такие, что сами узнают наш адрес и приходят. Пообтесавшись немного, приводят младших братьев и сестер.
Анна Дергач: «Мы этому не удивляемся. Обычно сначала в центр приходит кто-то один. Глядишь — через некоторое время приводит из города за руку еще детей. Говорят, что это братья и сестры. Пока ребенок проходит карантин, пытаемся выяснить, чей он на самом деле. Вот, например, тот самый «король вокзалов» Ваня привел в центр брата Сережу. Ведет и предупреждает так серьезно: запомни, пить и курить здесь нельзя. А брату от силы лет десять. Через некоторое время тот же Ваня привел шестилетнюю девочку. Такая вот большая семья».
Есть в центре и профессиональные беглецы-путешественники: колесят по всей России в поисках своей потерянной родни.
Анна Дергач: «Они очень ответственные. Поэтому и убегают искать родню. Не только для себя, но и для своих младших братьев и сестер. Была у нас девочка одиннадцати лет. Мать — алкоголичка, в семье есть еще шестилетний сын. Узнав о том, что в Междуреченске живет бабушка, девочка отправилась ее искать. Не доехала — с поезда милиция сняла. А к бабушке мы их с братом потом сами отправили».
Есть истерзанные не только морально, но и физически. Например, была воспитанница, мать которой предлагала ребенка своим сожителям. Когда девочку привезли в центр, она была похожа, скорее, на испуганного зверька, чем на человека.
Home sweet home

Пока в центре каждому из этих детей оказывают моральную и психологическую поддержку, директор, по образованию юрист, отстаивает их юридические права. На собственность в том числе. У некоторых детей есть жилье. За тем, чтобы оно не было продано, а дождалось своего хозяина, следит Анна Дергач. Расстраивают ее нестыковки российского законодательства: например, почему ребенок имеет право на труд с четырнадцати лет, а считаться безработным может только с шестнадцати? Это, по ее словам, нарушает конституционные права детей.
Пока проходит период адаптации к нормальной жизни, который может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет, сотрудники центра пытаются выяснить о ребенке все: есть ли у него родственники, где они, смогут ли его принять на воспитание? И только в самом крайнем случае отправляют в кемеровские детские дома. Для того чтобы это случалось как можно реже, центр подыскивает им семьи. Причем педагоги в последнюю очередь настаивают на усыновлении. Они ищут дома, куда детей взяли бы на воспитание в рамках существующей программы. В семье ребенок живет, но вместе с тем, как воспитанник центра, находится на обеспечении государства. При этом один из членов семьи получает зарплату воспитателя из областного бюджета. Число детей в семейных группах не ограничено. Позволяет благосостояние — воспитывай хоть четверых. Если ребенку в такой группе не нравится, его забирают по его личному заявлению. Сейчас в таких группах находится 25 детей.
Анна Дергач: «Главное — что ребенок получает возможность адаптироваться к жизни в нормальных условиях. Ведь семью ничем не заменишь».

ВИКТОР ГАВРИКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK