Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Антипрезидентский марафон"

Туман вокруг президентской кампании все гуще. Негласное табу на обсуждение темы терроризма и ЮКОСа нарушила Ирина Хакамада, чье выдвижение на президентских выборах, по распространенному мнению, было санкционировано Кремлем.
На прошлой неделе Ирина Хакамада опубликовала обращение к избирателям, в котором обвинила Владимира Путина в «государственном терроризме». Суть обвинений (гибель заложников в Театральном центре на Дубровке, взрывы жилых домов в Москве) неоригинальна. Нечто подобное уже неоднократно говорил Борис Березовский. Удивляет другое: Хакамаду многие считают спарринг-партнером Владимира Путина, выдвинувшим свою кандидатуру на выборах, дабы придать этому зрелищу большую реалистичность, а она между тем позволяет себе бить президента по самым больным местам.

Ситуация еще больше запуталась, когда на следующий день акционер ЮКОСа Леонид Невзлин, находящийся в Израиле, объявил, что будет поддерживать Хакамаду на президентских выборах. Вскоре после этого МВД объявило его и другого акционера нефтяной компании, Владимира Дубова, в федеральный розыск. Это дало повод Невзлину заявить, что таким образом власти пытаются помешать его участию в предвыборной кампании Хакамады.

Существует несколько версий этих событий. Согласно самой экзотической, кремлевские чиновники сами подталкивают Хакамаду к столь агрессивному стилю ведения кампании, чтобы придать выборам интригу, повысить явку и избежать упреков в недемократичности выборов со стороны Запада. Звучит красиво, но маловероятно. Схема кажется слишком сложной. А до сих пор администрация президента из всех предвыборных стратегий неизменно выбирала самую простую.

Другая версия заключается в том, что Хакамада пытается удлинить или вообще порвать тот «поводок», на котором ее водит Кремль. И к этому ее подталкивает понимание того факта, что Путин очень нуждается в серьезных соперниках, — в противном случае результат выборов не будет вполне легитимным. Кремль вынужден допустить Хакамаду к выборам, что развязывает ей руки.

Последняя версия наименее оптимистична. Некоторые эксперты считают, что Хакамада, делая жесткие заявления в адрес Путина, готовится к выходу из кампании. Если ей не удастся собрать подписи в срок, отказ в регистрации можно будет объяснить происками Кремля.

Что же касается объявленного в федеральный розыск Невзлина, то он, скорее всего, пытается использовать предвыборную кампанию Хакамады для привлечения внимания к проблемам ЮКОСа. По всей видимости, иной связи здесь нет. В то время как одна часть путинского окружения строит более или менее остроумные схемы президентских выборов, другая планомерно (и не столь остроумно) занимается экспроприацией бизнеса Михаила Ходорковского.

Здесь можно отметить только одну любопытную деталь. Невзлина и Дубова в розыск объявило МВД. Это заставляет предположить, что выходец из ФСБ Рашид Нургалиев, возглавляющий сейчас министерство, готов поддержать своих «однополчан» из президентской администрации в намеченном ими переделе собственности.

Однако, как бы то ни было, демократическая процедура переутверждения в должности действующего главы государства в последнее время немного усложняется. Возможно, поэтому Владимир Путин сейчас старается избегать важных политических решений. Хотя его к ним подталкивают.

На прошлой неделе министр обороны Сергей Иванов инспектировал войска Сибирского военного округа. Рядовая командировка оказалась заметным политическим предприятием.

Глава оборонного ведомства в своих публичных выступлениях всегда был склонен затрагивать вопросы, несколько выходящие за рамки его непосредственной компетенции. Так произошло и на этот раз. Министр отвергал требования быстрого вывода российских военных баз из Грузии, обещал увеличить оборонный заказ и призывал возродить патриотическое воспитание. Любопытно, что многие из этих заявлений Иванов сделал во время встречи с сибирскими губернаторами, явно стараясь выступать не столько в роли высокопоставленного чиновника, сколько в роли политика.

Чуть ли не каждое слово Сергея Иванова непременно попадало в телеэфир, причем новостные программы некоторых телеканалов превратились в настоящий бенефис министра обороны. Местами ему даже удалось потеснить главного ньюсмейкера страны Владимира Путина.

Публичный эффект от поездки Иванова был подпорчен очередным скандалом в армии, связанным с эпидемией пневмонии среди военнослужащих одной из дальневосточных частей (министру вообще не везет: почему-то самые крупные ЧП в Вооруженных силах происходят как раз во время его шумных публичных акций). Однако смысл действий министра от этого не становится менее туманным.

Сергею Иванову прискучило кресло министра обороны. Он, как и большинство представителей ближайшего окружения Владимира Путина, с нетерпением ждет президентских выборов и последующего обновления кабинета министров. Делая громкие заявления и проводя переговоры с губернаторами, он пытается намекнуть президенту, что не прочь занять место премьера Михаила Касьянова.

Правда, президент пока предпочитает на это не реагировать. В начале прошлой недели он провел первое заседание Совета по борьбе с коррупцией. Главой совета по предложению Путина был избран Михаил Касьянов, а одну из ключевых комиссий, действующих в рамках совета, возглавил близкий к нему вице-премьер Борис Алешин.

На судьбе коррупции эти назначения, конечно, никак не отразятся. Однако в аппаратных судьбах Касьянова и Алешина могут сыграть не последнюю роль. Путин дал понять, что пока не намерен отодвигать обоих чиновников от государственных дел. А это породило слухи, что отставка Касьянова, еще недавно казавшаяся неизбежной, может и не состояться.

О сохранении позиций действующего премьера свидетельствует и распределение думских комитетов. Все они достались представителям «Единой России». Однако кадровые интересы премьера были при этом учтены достаточно полно (подробнее см. рубрику «Главная тема», с. 12).

Фракция КПРФ отказалась участвовать в голосовании по кандидатурам председателей комитетов. Видимо, не только в знак протеста против монополии «Единой России». Коммунистам сейчас не до парламентской работы, поскольку их партия стоит на пороге очередного раскола.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов на прошлой неделе предпринял очередную атаку на председателя исполкома Народно-патриотического союза Геннадия Семигина. На недавнем съезде компартии Семигин попытался добиться выдвижения своей кандидатуры на президентских выборах и лишь незначительно уступил Николаю Харитонову, выдвинуть которого призывал Зюганов. Вождь коммунистов не простил этого Семигину. Сейчас он обвиняет его ни много ни мало в попытке «приватизации» партии.

Скорее всего, Зюганов в результате сохранит свое лидерство в КПРФ. Однако это грозит ей расколом. Причем не только политическим, но и организационным: Семигин, контролирующий значительную часть партийного бюджета, может рассчитывать на поддержку многих региональных организаций.

Рейтинг «удачников» и «неудачников» политической недели

Плюсы:

Премьер-министр Михаил Касьянов +0,7
Вице-премьер Борис Алешин +0,5
Председатель исполкома НПСР Геннадий Семигин +0,4
Кандидат в президенты Ирина Хакамада +0,4
Министр обороны Сергей Иванов +0,2

Минусы:

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов -0,4
Акционер ЮКОСа Леонид Невзлин -0,6
Акционер ЮКОСа Владимир Дубов -0,6

Политиков оценивали: Михаил Виноградов, руководитель
экспертно-аналитического отдела Центра коммуникативных
технологий «PRопаганда»; Алексей Кара-Мурза, профессор, доктор
философских наук; Константин Симонов, генеральный директор
Центра политической конъюнктуры России; Валерий Хомяков,
генеральный директор Агентства прикладной и региональной
политики.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK