Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Апрельские тезисы"

Еще ни разу Владимиру Путину не удавалось рассказать о своих планах на текущий год раньше апреля. Поэтому ежегодные послания президента в народе наверняка назовут «апрельскими тезисами». Хотя на самом деле это всего лишь «очередные задачи российской власти».Постсоветская Россия, в отличие от развитых демократий Запада, не может похвастаться обилием устоявшихся политических традиций. Период разрушения советского квазиполитического наследства (если съезды партии, то очередные, раз в пять лет, если выборы, то только из одного кандидата, если одобрение, то единодушное и т.д.) сопровождался вполне объективным процессом отторжения традиций как таковых. Самая заметная политическая фигура переходного периода — Борис Ельцин — являлся наиболее эффективным ниспровергателем старых устоев. Однако именно в ельцинскую эпоху в российской политической жизни появился некий ритуал, который был закреплен в Конституции и, по сути, уже стал традиционным. Речь идет о ежегодном послании главы государства палатам Федерального собрания.
«Глас вопиющего»

Идея обращения президента к парламенту с посланиями «о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства» была заимствована создателями действующего Основного закона из американской Конституции.
В эпоху Бориса Ельцина зарождающаяся политическая традиция действительно во многом носила ритуальный характер. По сути дела, процедура оглашения послания была одним из немногих способов собрать в одном зале весь политический бомонд страны — от сторонников президента до непримиримых «борцов с режимом». Таким образом, само присутствие в одном зале депутатов, губернаторов, министров, высших судей, представителей администрации президента как бы символизировало невозможную в тех условиях «консолидацию власти».
Для того чтобы создать видимость консолидации, приходилось прибегать к некоторым аппаратным хитростям. По воспоминаниям одного из бывших кремлевских чиновников, «тогда всерьез опасались, что левые попытаются использовать выступление президента для демаршей и провокаций — например, будут топать ногами, кричать или рваться к трибуне». Во избежание этого «старались рассаживать депутатов так, чтобы коммунисты не оказались монолитной группой». «Отчасти со стремлением утихомирить левых, отчасти с желанием придать действу общенациональный характер было связано и приглашение в зал представителей духовенства». При них, полагали в администрации, «коммунисты вынуждены будут вести себя приличнее».
При часто болеющем президенте эту процедуру использовали для того, чтобы продемонстрировать «нормальную физическую форму» главы государства. Думские старожилы помнят, что многих депутатов больше интересовало, как президент выглядит и как он говорит, нежели содержательная часть его речи.
Помимо аналитических выкладок подготовка документа всегда включала в себя и сугубо пропагандистские элементы. Поэтому, по словам бывшего сотрудника администрации, «и раньше, и сейчас большая роль отводится спичрайтерам президента». «Они должны снабдить документ яркими, убедительными фразами, памятными образами и формулировками, которые тиражировались бы, входили в устойчивый политический лексикон, были бы узнаваемы».
New message, please

Изначально предполагалось, что президентские послания будут озвучиваться главой государства в начале календарного года. Вопреки планам Борис Ельцин большинство своих посланий зачитывал в феврале. Лишь дважды — в 1997-м и 1999-м — дата выступления переносилась на март. Такие «подвижки во времени» всегда порождали массу слухов, часто обоснованных, об ухудшении здоровья главы государства и давали коммунистам еще один повод обвинять власть в «отсутствии четкой стратегии». Владимир Путин, выступивший со своим первым посланием аж в июле (спустя два месяца после инаугурации), похоже, таких упреков не боится. По крайней мере, прошлогоднее выступление президента состоялось лишь в начале апреля, а в этом году, несмотря на ориентировочную дату 18 апреля, имеет все шансы сдвинуться в самый конец месяца.
Подготовка нынешнего президентского послания, так же как и всех предыдущих, окружена завесой секретности. Сам президент недавно заявил, что не хочет раскрывать даже «тезисы» документа, поскольку в этом случае «само послание утратит смысл». Поэтому до сих пор судить о том, почему переносится дата послания и с чем именно обратится президент к парламенту, можно лишь по обрывочным слухам и по отдельным высказываниям кремлевских чиновников.
По информации «Профиля», важное место в документе должна занять мысль о необходимости реформирования госаппарата. Собственно, к этой теме президент уже обращался в двух предыдущих посланиях. Между тем, несмотря на явную потребность в административной реформе, президенту пока так и не удалось сдвинуть дело с мертвой точки. Затягивание с подготовкой послания, по сути, является лишним подтверждением того факта, что и у кремлевского аппарата не все в порядке с эффективностью работы. Однако проблема не только в этом. Начав модернизацию экономики, налоговую, судебную, пенсионную, военную, земельную и другие реформы, президент, судя по всему, столкнулся с колоссальным «сопротивлением материала». Последний пример — по воле самого главы государства ставшая достоянием гласности «неамбициозность» правительства при подготовке своих экономических планов. По мнению президента, предлагаемые кабинетом министров меры «не гарантируют уменьшение разрыва между Россией и основными индустриально развитыми государствами мира». Однако именно скорейшее преодоление этого разрыва называлось президентом в качестве приоритетной задачи в обоих предыдущих посланиях.
Особняком стоит проблема чиновничьей коррупции. Традиционная для России, она входит в явный диссонанс с планами модернизации страны. Ведь ни о каких серьезных инвестициях не может быть и речи, пока существенную долю себестоимости продукции составляют взятки чиновникам. Как известно, борьба с коррупцией должна сопровождаться принятием понятных и единых для всех законов, а также созданием условий для достойного существования чиновников. И если идея унификации законодательства постепенно реализуется, то проблема «исправления аппарата» пока сталкивается с серьезными, можно сказать — системными трудностями. Ведь совсем не ясно, сможет ли (а если — да, то в какую сторону) административная система реформировать сама себя.
Что бы ни говорили, в ежегодном послании президент ставит задачи в первую очередь перед самой властью. Отстроив, как ему показалось, ее вертикаль, Владимир Путин столкнулся с «молчаливым саботажем» чиновников. Поэтому немудрено, что, размышляя о перспективах административной реформы, президент взвешивает все «за» и «против». Ведь от исхода таких раздумий будет зависеть не только судьба преобразований, но и, возможно, его, Путина, политическая судьба.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK