Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Ба, знакомые все лица!"

&nbsp

Исторический музей показывает первые русские портреты XVI-XVII веков в экспозиции «Эпоха парсуны». Задумай такую выставку какой-нибудь голландский или итальянский музей, ему бы пришлось снять как минимум квартал, дабы уместить всех живописных королей, герцогов, советников герцогов, римских пап плюс еще благородных дам и многочисленную челядь с портретами неизвестных. В Москве на все про все понадобился один зал (перекрытый внутренний двор Исторического музея). В нем выставлено 100 досок с потемневшими лицами тех, чьи имена и даты правлений студенты-историки безуспешно пытаются вызубрить перед сессией: эдакая доска почета государства российского от Ивана Грозного до Петра Первого. Теперь для заучивания можно пользоваться аутентичной иллюстрацией: вот вам и Михаил Федорыч (первый Романов) в паре с Алексеем Михайловичем (батюшкой Петра Великого), поблизости Наталья Нарышкина (матушка Петра) и тут же невесть откуда взявшийся вологодский купец, запечатленный подобострастным изографом. Заметим: все они выведены такими, какими их видели (либо воображали) современники.

Самыми интересными и редкими являются два образа: надгробная доска с парным изображением в полный рост царя Василия III и его небесного покровителя Василия Великого 1540 года и привезенный из Копенгагена иконный портрет Ивана Грозного (1630-е годы). Насчет копенгагенского портрета до сих пор идут споры: точно ли это Иван IV? Не обычная ли это икона с ликом Иоанна Богослова? Не слишком ли ранняя дата поставлена западными искусствоведами? Подобные споры — обычное дело, когда речь заходит о ранних русских портретах. Ведь они как раз находятся на пересечении иконы и картины: несут на себе, с одной стороны, канонические стандарты святого образа, с другой — европейские веяния (вроде пухлых щечек, написанных лаковыми красками). Оттого нередко поверх изображений государей писался лик какого-нибудь святого и докопаться до исторической правды можно только после долгой реставрации.

Для гибрида из иконописи и первых светских личин в XIX веке придуман странный термин — парсуна. Происходит он от слова «персона» и является чистой воды научным ляпом (типа «звучит на древнерусский манер»), но давно уже прижился и обозначает целый пласт русского искусства, самый спорный и неизученный. Короче, какие персоны, такие и парсуны — не любили наши государственники позировать, оттого богомазы и писали их «царями небесными» с царством «не от мира сего». После этого начинаешь понимать Петра Первого, которому захотелось за церковной копотью и метровыми бородами рассмотреть лица своих подданных.

Соловьев

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK