Наверх
28 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Бег на месте"

Философ Жиль Липовецки полагает, что гонка за роскошью стала нормой общества. Но в бочку лезть не собирается.

Кавалер ордена Почетного легиона, доктор философии Жиль Липовецки — признанный эксперт в области трансформации общественных и поведенческих моделей современного мира. В эпоху глобализации роскошь перестала быть элитарна, считает доктор Липовецки. Удовольствие превратилось в законную цель для всех. В результате мир задыхается от бега. «Роскошь для всех» — тема единственной лекции, недавно прочитанной Липовецки в Москве.

— Такая цель, как удовольствия и комфорт, требует немалых затрат. В результате у россиян наблюдается явная усталость от погони за деньгами. Доктор Липовецки, по приезде в Москву вам не бросилось в глаза, какие вокруг хмурые лица?

— Намекаете на то, что на Западе у всех деланные улыбки? Я в России в первый раз, так что не могу уверенно сказать, от чего происходит российская усталость. Но то, что вы говорите, на самом деле совершенно справедливо для западных стран. Мы становимся все более небезопасным и незащищенным обществом. И все меньше и меньше уверены в завтрашнем дне.

Экономическая незащищенность возникла из-за глобализации. Глобализация ставит перед корпорациями все большие задачи: максимальная оптимизация производства, рентабельность, конкуренция... Люди чувствуют себя усталыми, постоянно боятся не соответствовать определенной планке. Приходится работать в состоянии перманентного напряжения.

— А надо ли все время «соответствовать планке»? Может быть, лучше не напрягаться, чтобы было время, как говорят в России, и о душе подумать?

— О да, загадочная русская душа, я наслышан... Но... Во времена Достоевского можно было обходиться небольшим количеством вещей, а сейчас это трудно. Нужен компьютер, автомобиль, холодильник, телевизор. Наконец, самолет, чтобы путешествовать по миру, иначе вы окажетесь вне общества, а это тяжело.

— То есть даже если вы не рветесь потреблять все больше и больше, вам нужны деньги, чтобы поддерживать, перефразируя Роберта Шекли, «человекоминимум»?

— Конечно! В 50-х годах прошлого века у меня дома практически ничего не было, но это было нормально, многие так жили. Сейчас моим дочкам нужно 100 наименований всевозможных вещей. Если вы не можете поехать в отпуск — это катастрофа, как будто вы и не живете вообще... А иначе уже невозможно, иначе вы будете ощущать себя вне коммуникаций, вне людей, вообще вне своего слоя общества. Это и есть главная сложность.

— Но потребление превратилось в самоцель, и зарабатывать надо все больше и больше..

— Проблема и состоит в том, какое место занимает потребление в нашем обществе. То есть это уже не некий набор аксессуаров, а сама атмосфера нашей жизни. Гедонизм стал ее нормой.

Я часто читаю лекции в Бразилии. Там жители бедных районов сейчас тоже хотят роскошно одеваться, иметь шикарные машины и так далее. Это — новое восприятие. Раньше если ты был бедным, то подчинялся этому и просто существовал в своем мире, в своей системе ценностей. А общество сверхпотребления подорвало моральную ценность воздержания. Люди хотят жить, извлекая максимум удовольствия и комфорта, и очень боятся «прожить жизнь зря». Удовольствие превратилось в законную цель абсолютно всех людей.

И тут возникает проблема, поскольку потребление, вопреки формирующемуся на уровне моды или рекламы впечатлению, не даст вам глобального счастья — это очевидно. Гораздо важнее престижного авто или комфортного отпуска — семья, общение с друзьями. Если вы трапезничаете в одиночестве в шикарном ресторане — это же по большому счету противоестественно. Когда вас бросит любимый человек, то вам будет наплевать, что это произошло в самом шикарном отеле. Любые деньги теряют смысл, когда отсутствует внутреннее удовлетворение.

— Теперь россиянам тоже не хватает времени на друзей. Работа, карьера, успех...

— Безусловно, профессиональная деятельность очень важна. Проблема в том, что мы массово превратились в трудоголиков. Сложно остановиться, постоянно испытывая «давление жизни».

— А сами вы все время работаете?

— Работаю я много: преподаю философию в университете в Гренобле, пишу книги, читаю лекции по всему миру. Работаю и дома, и в самолете, и в отеле. А отпуск не беру совсем. Лично я потребляю мало, а вот жена и дочки любят красивые вещи. Они хотят соответствовать. Опять же шопинг снимает у женщин стресс...

— А у мужчин — провоцирует....

— Потребление приносит женщинам эротическое удовольствие. Мы все дальше движемся в сторону «роскоши для себя», которая в меньшей степени ориентирована на внешний эффект и в большей — на самоощущения.

— Русских миллионеров Запад как раз обвиняет в показной роскоши и неуемной трате денег.

— Это касается не только русских. В Европе было все то же самое. Показушность — традиционная черта потребления. Везде были и есть богачи, которые прикуривают от купюр. Лет через 20—30 и ваши люди поймут, как грамотно тратить деньги.

— И как?

— Сегодня «роскошно» быть молодым и здоровым. На это тратятся колоссальные деньги. Но экология и санитария в России просто ужасны. Пока люди здесь не думают всерьез о своем здоровье, но я верю, что это станет и у вас нормой. Я вижу вокруг красивых женщин и мужчин, модно одетых, которые не переедают, следят за собой. Ваша страна развивается и скоро будет соответствовать нормам — эффективным и рациональным.

— Как раз эффективность-то нас иногда и пугает. Кстати, вы понимаете, зачем Диоген залез в бочку?

— Подобный образ философа не соответствует нашей эпохе. Я, человек умеренный, ищу что-то среднее между бочкой и потреблением. Диоген был аскетом, он и сексуальность считал излишеством — умерщвлял плоть, чтобы чувствовать себя свободнее. Я бы не стал воспитывать своих детей на таком примере...

Материал подготовлен при участии Яна Арта

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
28.10.2021