Наверх
20 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "БОРЬБА ДО КОНЦА"

За взрывами в московском метро последовала эскалация насилия. Милиция и спецслужбы демонстрируют неспособность защитить население. Вновь раздаются призывы к ужесточению курса: осторожная либерализация, начавшаяся при президенте Дмитрии Медведеве, может сойти на нет.    Штаб-квартира ФСБ в Назрани, древней столице неспокойной кавказской рес-публики Ингушетия. На стене гигантская схема, которая на первый взгляд может показаться генеалогическим древом. На самом деле это документальное свидетельство борьбы не на жизнь, а на смерть.
   На схеме отмечены 50 ячеек исламистского подполья, действующих только на территории крохотной Ингушетии — по площади республика не больше федеральной земли Саарланд. Они — часть повстанческого движения, имеющего целью создание «кавказского эмирата». Их идеологам грезится безоговорочно исламское государство, простирающееся от Черноморского побережья до Каспия — своего рода Вазиристан на Кавказе.
   В каких-то ячейках всего по два-три «активиста», в других — с полдесятка. Приведены фамилии, возраст, адреса, телефоны, даже особые при-меты, такие как шрамы от ожогов или увечья. Рядом с некоторыми именами красуются фотографии на паспорт или расплывчатые любительские снимки. Разветвления на графике сообщают о родственниках и друзьях. Крестами помечены ликвидированные боевики.
   Однако с некоторых пор сотрудников спецслужб в Наз-рани не покидает чувство, что «террор как раковая опухоль, и взамен каждого убитого террориста появляется новый».
   Еще до взрывов в московском метро 29 марта, осуществленных двумя смертницами, предположительно уроженками Кавказа (39 погибших, 70 раненых), одного взгляда на эту «органиграмму» могло хватить, чтобы закралось подозрение: победные фанфары в донесениях с антитеррористического фронта сродни свисту в темном лесу.
   Почти год назад Кремль объявил о завершении «антитеррористической операции» в Чечне, республике, соседствующей с Ингушетией. Еще в октябре 2007 года влиятельный российский по-литик Владимир Путин хвалился, что у террористов нет шансов, что их ряды редеют и что за предшествующие 8 месяцев ими совершено только 25 терактов — в 10 раз меньше, чем в 2005 году.
   И вот в прошлом году количество терактов приблизилось к 800, около 200 боевиков убиты, еще 600 задержаны, рапортовали полпред президента на Кавказе и Министерство внутренних дел. Теперь же террор достиг сердца страны: столицы. Кремль вынужден объясняться.
   Значит, все те меры безопасности, которые принимались государством на протяжении последних десяти лет, ничего не стоят? Получается, милиция и спецслужбы вновь не справились? А новая кавказская политика, утвержденная Кремлем, провалилась еще до того, как президент смог приступить к ее реализации? И тандем Путин и Медведев, тщетно обещавший 142 млн граждан одно: стабильность и безопасность, — теперь окажется перед необходимостью ответственно заявить о фактическом положении дел?
   После кровавого теракта председатель Совета безопасности Николай Патрушев говорил о возмездии; виновные будут уничтоже-ны, добавил премьер-ми-нистр Владимир Путин. Это рефлексивный угрожающий жест политического лидера, который хочет предотвратить неминуемое, комментирует писатель Владимир Сорокин: дальнейший распад российской империи.
   По всей видимости, исламисты решились на крупную террористическую операцию после того, как федеральными спецслужбами был ликвидирован ряд их предводителей. Так, 2 марта 70 бойцов спецназа ФСБ взяли в кольцо дом в ингушском селе Экажево. Там засел один из самых «разыскиваемых» террористов с 16 сподвижниками: по сведениям московских борцов с террором, именно Александр Тихомиров стоял за подрывом «Невского экспресса» в ноябре прошлого года. Скорый поезд Москва — Санкт-Петербург сошел с рельсов, 28 пассажиров погибли.
   Тихомиров — сибиряк, родом он из Бурятии. В возрасте 15 лет подросток принял ислам и стал именовать себя Саидом Бурятским; московские газеты называют проповедника ненависти «Че Геварой ислама». В результате спецоперации убиты главарь и 6 боевиков, остальные 10 задержаны.
   Тихомиров, он же Саид Бурятский, учительствовал в мечетях и «заведовал» «школой шахидов» — мучеников джихада. В спецслужбах считают, что он подготовил около 30 смертников. Среди шахидов немало женщин, и потому российские спецслужбы пристально следят за вдовами убитых боевиков. 19 из 41 террориста, участвовавших в 2002 году в захвате более чем 900 заложников в театре на Дубровке, были женщинами. Малижа Мутаева — одна из них.
   Ее судьба иллюстрирует спираль насилия и ответного насилия, которая, вопреки заверениям Кремля, по-прежнему стабильно раскручивается на Кавказе.
   Дом Мутаевых стоит в селе Ассиновская, что в 30 км к западу от Грозного. Домишко с осыпающейся штукатуркой не похож на презентабельные строения, типичные для Кавказа.
   До первой чеченской войны, в середине 90-х годов, семья еще жила в горном селе Бамут, оплоте повстанцев. Однако российская военная авиация разрушила их дом, позднее федералы убили жениха Малижи Мутаевой. Ей было немногим более 20; девушка решила, что никогда не пойдет замуж, и примкнула к повстанцам.
   Когда в октябре 2002 года Малижа прощалась с родными, она была совершенно спокойна, вспоминает мать. Дочь сказала, будто нашла работу в соседней республике. На самом деле девушка отправилась в Москву, чтобы присоединиться к отряду, готовившемуся к захвату Театрального центра на Дубровке. При штурме бывшего ДК, предпринятом военными и спецназом, погибли 134 заложника, а также все террористы.
   Месть Москвы не обошла стороной и родных Малижи. Органы безопасности арестовали ее младшую сестру, Луизу, которую забрали из дома посреди ночи. С тех пор девушку больше не видели. В общей сложности правозащитная организация «Мемориал» зафиксировала с 2002 года 1303 случая похищения или убийства людей в Чечне, которые предположительно совершены чеченским и федеральным спецназом.
   Кавказский заколдованный круг по-прежнему порождает новые жертвы и новых исполнителей.
   Российский премьер Владимир Путин, еще будучи на президентском посту, все ставки делал на силовое решение и предлагал безотлагательно «мочить террористов в сортире»; его преемник Дмитрий Медведев провозгласил «современную» кавказскую политику. Сравнительно недавно казалось, что это позволит ему разрушить привычную модель, когда насилие порождает ответное насилие: новый кремлевский глава рассчитывал поднять уровень жизни в бедном регионе и тем самым выбить почву из-под ног террористов.
   Не далее как в январе Медведев назначил своим полномочным представителем на Кавказе Александра Хлопонина. 45-летний управленец не имеет опыта работы в спецслужбах и не относится к лагерю бывших военных. До своего прихода в политику он был одним из ключевых топ-менеджеров страны, руководившим крупнейшим никелевым концерном мира, — это человек, знающий толк в экономических процессах.
{PAGE}
   К инвестированию в кризисный регион настоятельно подталкивают олигархов — в первую очередь тех, которые из-за разногласий делового характера бежали за рубеж и теперь надеются получить «обратный билет». Один из них соответствующее предложение уже принял, и теперь ему предстоит построить в чеченской столице отель класса люкс, а также превратить в курорт горное село Аргун, некогда бывшее оплотом боевиков.
   Не исключено, что после терактов в московском метро неокрепшие ростки нового политического курса снова засохнут. В Москве опять раздаются голоса в пользу твердой руки.
   Совет Федерации, в котором представлены все 83 региона гигантской страны, уже призывает восстановить в России смертную казнь — с 1996 года она не приводится в исполнение. Министр внутренних дел Рашид Нургалиев усилил охрану «жизненно важных объектов», таких как железные дороги, электростанции и войсковые части; в Москве с 29 марта патрулирование осуществляет целая дивизия внутренних войск.
   Несмотря на это, Кавказ вновь потрясли тщательно подготовленные теракты.
   «Спецслужбы не в состоянии защитить общество, — комментирует газета «Московский комсомолец». — Люди в погонах настолько погрязли в коррупции и интригах, что у них просто нет времени заниматься своей основной работой».
   «Такие у вас спецслужбы, такая милиция, — писал колумнист Александр Минкин в открытом письме президенту Медведеву и премьеру Путину. — Вы оба виновны в этом несчастье. Число милиционеров в московском метро постоянно росло. Они останавливают только плохо одетых людей с нерусскими лицами, но похоже, что они ищут не шахида, а 100 рублей».
   На самом деле раздутый аппарат безопасности довольно беспомощен. Около 1,3 млн милиционеров и чиновников трудятся в одном только МВД; число информантов и сотрудников спецслужб, по некоторым оценкам, переваливает за миллион. И все же в Москве злоумышленники, по всей видимости, воспользовались террористической сетью, построенной задолго до терактов. У шахидок имелись помощники, которые предоставили им конспиративные квартиры, снабдили взрывчаткой и помогли жительницам Кавказа сориентироваться в 11-миллионном мегаполисе. Считается, что несколько террористов-смертников по-прежнему на-ходятся в Москве.
   Рефлекс кремлевского руководства, заставляющий после каждого теракта ужесточать законы и делать ставки на все более жесткие меры, привел не к усилению безопасности, а к ограничению свободы.
   Так, подрыв нескольких жилых домов в Москве и еще двух — в других городах страны осенью 1999 года (307 погибших) был использован Путиным, чтобы развязать вторую чеченскую войну. После «Норд-Оста» в 2002 году окончательно заставили замолчать НТВ, последний независимый телеканал страны. А после захвата заложников в бесланской школе в сентябре 2004 года Путин упразднил прямые выборы губернаторов, желая тем самым «укрепить единство страны».
   Кремль постоянно затягивал гайки безопасности — но все напрасно. Поэтому обещание Путина «выковырять террористов со дна канализации» произвело впечатление пустой демагогии — невзирая на то, что его дворовая риторика все еще пользуется популярностью у многих россиян. При этом число недовольных растет, что объясняет нервозность в путинском лагере.
   Настроение в правительственной команде уже несколько недель остается плохим. Более чем в 150 российских городах прошли демонстрации, хотя численность протестующих (около 200 тыс.) для такой страны, как Россия, пожалуй, слишком значительной не назовешь. Требования об отставке Путина прозвучали впервые. Негодование вызвано ростом безработицы, повышением налогов и тарифов, коррумпированностью милиции и произволом судов. В Интернете проходит акция «Путин должен уйти», в рамках которой по состоянию на вечер 31 марта под обращением подписались как-никак 22 327 граждан, указавших свою фамилию и профессию. Органы затрудняют доступ к порталу.
   Щекотливое положение с безопасностью дает «ястребам» в свите Путина благоприятный предлог клеймить любые проявления протеста позором как проявление антипатриотизма, заодно обесценивая робкие усилия по либерализации, предпринимаемые антиподом Путина Дмитрием Медведевым.
   Именно «попытки нагнетания в обществе негативных настроений» приводят к столь трагическим событиям, как теракты в метро, заявила депутат от путинской «Единой России» Ирина Яровая. Глава фракции этой партии, все больше напоминающей КПСС, после антипутинских демонстраций даже заговорил о существовании центра, «задачей которого является раскачивание политической ситуации». Возможно, он имел в виду сторонников модернизации из президентского окружения?
   Не исключено, что новое ужесточение внутриполитического курса не заставит себя долго ждать — и это весьма порадует спецслужбы и МВД. Ведь за последнее время Медведев отправил в отставку немало высокопоставленных офицеров и объявил о радикальном сокращении Министерства внутренних дел.
   Конечно, после недавних терактов президент тоже заговорил о предстоящем уничтожении террористов — борьба будет продолжаться «до конца». Однако в то же время он демонстративно встретился с председателем Совета по правам человека Эллой Памфиловой, которая только что вернулась с Кавказа. Перед телекамерами он обсудил возможные пути к улучшению социальной ситуации в регионе. Правда, у сотрудников нового полпреда Медведева в Северо-Кавказском федеральном округе, Александра Хлопонина, пока нет даже собственной штаб-квартиры в регионе.
   «Сохранит ли российская власть свой авторитет, зависит только от нее самой. В частности, от того, сможет ли она эффективно защищать своих граждан. При этом не превратив страну в концентрационный лагерь», — писала уважаемая московская «Независимая газета».
   Правда, в том, что Кремль действительно извлечет из кровавых происшествий урок, приходится усомниться. Государственное телевидение поспешило поставить теракты в Москве в один ряд со взрывами в мадридских пригородных поездах в 2004 году и в лондонском метро в 2005 году, как будто они тоже дело рук международных террористов.
   На близких к Кремлю телеканалах информация о происшедшем в «подбрюшии» российской столицы прошла с опозданием в несколько часов. Почти все телекомпании продолжали с невозмутимым спокойствием показ утренних кулинарных шоу и исторических кинофильмов.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK