Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "БЫТЬ ПЕРВЫМ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ"

Борьба за металлургические активы в мире обострилась до предела. Все хотят поглощать, но никто не хочет быть поглощенным.Кто кого?

Настоящее сражение развернулось между российским «Норильским никелем» и швейцарской Xstrata за канадского производителя цветных металлов компанию LionOre. Если сделка состоится, она станет крупнейшей за всю историю российских приобретений за рубежом. 

В марте Xstrata предложила совету директоров LionOre Mining International Ltd. рассмотреть предложение о покупке компании за $4 млрд., что на 16,5% превышало рыночную стоимость акций компании за предыдущие 30 дней. Любопытно, что выручка самой LionOre в прошлом году составила $969 млн., а чистая прибыль — $429 млн. Объем производства никеля LionOre в 2006 году составил 35 тыс. тонн. Для сравнения: у «Норильского никеля» добыча составила 245 тыс. тонн, при выручке около $8,5 млрд. и чистой прибыли — около $5 млрд.

Скромные на первый взгляд размеры LionOre не остудили желания владельцев «Норникеля» увеличить свою долю на мировом рынке никеля (сейчас она составляет около 18%) за счет канадского приобретения. В результате 3 мая «Норникель» обратился к совету директоров LionOre, предложив на $700 млн. больше, чем Xstrata — $4,7 млрд. 

Предложение россиян действовало до 15 мая. К этому сроку Xstrata подняла планку торгов на новый уровень, предложив за контроль над LionOre $5,6 млрд., в свою очередь на 16,3% превысив цену «Норникеля». В минувшую среду российская компания предложила за LionOre $6,29 млрд.

Но и на этом гонка вряд ли закончится. Большинство экспертов уверены в том, что битва за LionOre продолжится. И, похоже, что для победы в этой битве стороны за ценой не постоят.

На всех не хватит

Столь жаркая схватка за канадскую компанию объясняется сразу несколькими причинами. Но главная — борьба за лидерство на мировом рынке алюминия. 

Никель — стратегически важный металл, используемый в авиационной и космической промышленности, а также незаменимый при производстве нержавеющей стали. Свыше 70% всего мирового никеля идет на производство «нержавейки». Стремительный рост металлургии в начале ХХI века обусловил и резко возросшие потребности компаний в никеле. 

Ажиотажный спрос привел к тому, что за последние два года биржевая цена никеля выросла в три раза, и сейчас этот металл торгуется по цене свыше $50 тыс. за тонну. Только с начала 2007 года цена выросла более чем на 50%. И ровно с той же динамикой дорожают акции никелевых компаний. 

У этого подорожания есть и объективные причины. Месторождения никелевой руды в мире весьма ограниченны и находятся всего в нескольких странах. Крупнейшие месторождения расположены на российском полуострове Таймыр и в Канаде. Менее крупные расположены в основном в тропической зоне — Бразилии, Индонезии, Австралии, Южной Африке. 

Однако существенно нарастить добычу никелевой руды уже невозможно. Ее просто нет в таком количестве в природе. Так, «Норникелю» приходится в срочном порядке закупать современные технологии извлечения металла из руды, потому что пласты Таймырского полуострова истощаются, а заменить их практически нечем. «Норникель» изо всех сил пытается увеличить добычу никеля, но, даже несмотря на колоссальный спрос на рынке, объем производства этого металла российской компанией в последние годы сохраняется практически на неизменном уровне. Поэтому основным путем к увеличению объемов производства для «Норникеля» остается покупка зарубежных активов.

Китайский локомотив

Все известные месторождения никелевых руд теперь активно осваиваются новыми игроками. Недавно о своих планах существенно поднять выпуск никеля объявила компания Anglo American, которая вложит в модернизацию завода Barro Alto в Бразилии $1,2 млрд. Владельцы Barro Alto ожидают, что это позволит увеличить производство никеля на предприятии на 33 тысячи тонн в год. Британско-австралийская Rio Tinto, которая до сих пор не занималась производством никеля, договаривается с правительством Индонезии по разработке проекта La Sampala. Запасы этого месторождения позволят ежегодно добывать до 46 тыс. тонн металла. Активно развивает свой никелевый бизнес и третий по величине участник этого рынка — BHP Billiton. Программа компании по развитию никелевых активов в Австралии и Африке предполагает инвестиции в размере $8 млрд.

Некоторыми экспертами высказываются опасения, что столь массированные инвестиции в производство никеля уже к концу этого года могут привести к перепроизводству металла и, как следствие, падению цен на него. Так, исследовательская группа International Nickel Study Group (INSG) считает, что производство никеля в этому году вырастет на 9% — до 1,48 млн. тонн, в то время как спрос увеличится только на 1,4% — до 1,41 млн. тонн.

Однако такие прогнозы — скорее исключение, чем правило. Большинство аналитиков уверены в том, что спрос и цены на никель продолжат свой рост и далее, а тренд на снижение цены продержится очень недолгое время. Главный залог сохранения нынешних тенденций — стремительный рост рынков Китая и Индии. 

В этом году Китай впервые стал главным игроком на мировом рынке никеля, опережая лидировавшую до сих пор по потреблению Японию. Основными потребителями никеля в Китае являются предприятия металлургии. В Поднебесной стремительно вводятся в строй мощности по производству нержавеющей стали, что обуславливает увеличение потребления никеля. Уже сегодня Китай потребляет около 25%, а выпускает 8% мирового производства никеля. 

В дальнейшем китайский фактор только усилится. В этой стране нет собственной мощной сырьевой базы для производства никеля. Предприятия по производству никеля и сплавов из этого металла сильно зависят от импорта руды. В то же время китайская металлургия ежегодно прирастает в объемах производства как минимум на 10%, что в абсолютных цифрах выражается в десятках миллионах тонн металла в год. Стремление китайских металлургов освоить нишу производства более высококачественных марок стали, в том числе «нержавейки», гарантирует производителям никеля стабильный рост спроса на долгие годы вперед.

Именно этими факторами объясняется стремление практически всех мировых горнорудных гигантов закрепить свои позиции на рынке никелевых руд и готового металла.

В жестком клинче

Весьма показателен опыт нынешнего конкурента «Норникеля» — швейцарской Xstrata. Еще недавно эта компания вовсе не значилась в числе лидеров металлургии. Основным ее бизнесом был уголь. 

Стоит обратить особое внимание на то обстоятельство, что главным акционером Xstrata (34,72% акций) является один из крупнейших мировых трейдеров — Glencore AG с оборотом под $100 млрд. в год. Напомним, что именно Glencore стала недавно совладельцем крупнейшей в мире по объемам производства алюминиевой компании UC RUSAL, с участием российских «РусАла» и СУАЛа. Интерес Glencore к различным секторам металлургии в последние годы все более очевиден.

Именно помощь столь мощного в финансовом плане акционера, как Glencore AG, помогла Xstrata совершить в прошлом году мегасделку по приобретению третьего по величине в мире производителя никеля — канадской Falconbridge за $18 млрд. Казалось, что Xstrata с оборотом в $9 млрд. просто надорвется, поглощая столь крупного игрока. Однако произошло обратное. Благодаря активам Falconbridge выручка Xstrata выросла за год почти вдвое — до $17,63 млрд. при чистой прибыли $2,35 млрд. 

Никелевые активы компании превзошли по своей эффективности все самые смелые ожидания владельцев Xstrata. И теперь они не намерены уступать «Норникелю» в борьбе за LionOre, даже притом, что долги компании просто зашкаливают. Аналитикам и финансовым консультантам ясно, что металлургические компании удваивают свою капитализацию в среднем за четыре-пять лет. Таким образом, за десять-пятнадцать лет любое вложение в эту сферу может утроиться в цене. А в случае с никелем утроение капитализации происходит и вовсе за два-три года. Понятно, что в такой ситуации оправданны практически любые вложения и риски.

В борьбу за господство на никелевом рынке сегодня активно включились не только Xstrata и «Норникель». Так, совсем недавно завершилась сделка, в результате которой бразильская CVRD приобрела за $17,2 млрд. контрольный пакет акций второй в мире по величине никелевой компании — канадской Inco. Да и сам «Норникель» приобрел в прошлом году за $408 млн. у американской OM Group целый ряд никелевых активов: завод по рафинированию никеля в Финляндии, подразделение OMG по добыче и выщелачиванию никелевой руды Cawse в Западной Австралии и ряд других. 

В нынешнем противостоянии «Норникеля» и Xstrata за канадскую LionOre определяется лидер на дальнюю перспективу. Уже к 2012 году объем производства никеля в канадской компании удвоится и достигнет 80 тыс. тонн, что вкупе с мощностями самого «Норникеля» может вывести его на недосягаемую для других игроков высоту (с учетом активов OM Group — 385 тыс. тонн никеля в год — 25% мирового рынка). Кроме того, LionOre владеет контрольным пакетом акций одного из крупнейших в мире и пока не разрабатываемого из-за технологических сложностей месторождения никеля Honeymoon Well, запасы которого составляют более 1 млн. тонн.

Таким образом, победившая в схватке за LionOre компания на долгие годы вперед получит статус игрока номер один на мировом никелевом рынке. И не стоит ждать, что кто-то легко сдастся в этом противостоянии. Компании пойдут почти на любые долги, лишь бы заполучить возможность стать первым номером, который автоматически будет добавлять пару-тройку миллиардов долларов в год к рыночной стоимости компании.

Правда, недавний пример владельца «Северстали» Алексея Мордашова, проигравшего борьбу за Arcelor Лакшми Митталу, говорит о том, что русских используют пока в основном лишь для спекулятивного повышения цены на компанию. Если тот же сценарий повторится и на никелевом рынке, Xstrata в конечном счете все же заполучит LionOre.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK