Наверх
23 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Цена Х"

Аи-92 будет стоить 22 рубля за литр до конца года? Министр экономического развития и торговли Герман Греф в это не верит. «Я думаю, этого не случится и мы сумеем удержать ситуацию на рынке нефтепродуктов», — демонстрирует он оптимизм. Между тем многие аналитики и эксперты уверены, что этот прогноз вполне оправдан. Депутат Госдумы Виктор Похмелкин полагает, что уже к середине следующего года литр 95-го бензина может стоить 35 рублей. При этом глава Союза нефтепромышленников России Юрий Шафраник считает, что 21—22 рубля за литр бензина — это предел, за которым может наступить остановка роста экономики.

Но есть ли на самом деле некая цена Х, после которой в стране случится кризис?

В правительстве и экономических министерствах такого прогноза нет. Неправительственные экономисты тоже не берутся назвать критический уровень цен. «Точно вычислить какой-либо уровень — сказать: 22 рубля за литр, и все, кранты — невозможно», — говорит аналитик компании «УралСиб» Владимир Тихомиров. Он поясняет, что для каждой отрасли, для каждого отдельного предприятия есть свой предел, поскольку все используют разные виды топлива, у всех различная структура затрат и разное финансовое положение.

Ведущий эксперт «Центра развития» Оксана Осипова, в свою очередь, отмечает, что рост цен на бензин не несет такого уж большого прямого ущерба промышленности, для которой гораздо важнее, например, повышение тарифов на газ. Поэтому назвать какую-либо конкретную цифру нельзя. Главный бензиновый удар принимает на себя население. И чем выше будут цены, тем острее будет вставать вопрос, тратить ли больше на бензин или ходить пешком, говорит Оксана Осипова.

Так что если кто-то озвучивает некую «критическую» цифру, то это не более чем спекуляция на популярную тему. Но в целом все эксперты сходятся на том, что если цены растут выше запланированного уровня, то это уже повод для беспокойства. Причем кризисные явления могут начаться лишь при значительном превышении фактического роста цен над прогнозным. Например, цены за два месяца поднимутся до 25 рублей. В этом случае у предприятий появятся дополнительные издержки.

Есть ли проблема?

По данным Росстата, с начала года цены на различные виды топлива выросли в среднем на 6,5—7%. Это соответствует общему уровню инфляции в стране. Согласно мониторингу экономики, который осуществляет Минэкономразвития (МЭРТ), за январь—июль 2006 года инфляция составила 6,9%, что оказалось в 1,2 раза ниже, чем за аналогичный период прошлого года (8,5%).

На этот год МЭРТ заложило повышение цен на бензин на 10—15%. Герман Греф считает, что цены не должны вырасти более чем на 9%. Представители некоторых нефтяных компаний озвучивали цифру в 11%. Таким образом, рост цен на бензин пока не превышает прогнозных показателей, и причин для паники в общем-то нет.

Проблема в другом. Когда цены повышаются плавно, то у потребителей не возникает ощущения чего-то чрезвычайного. Все цены растут — и бензин дорожает. Когда же происходит резкий рост в отдельный период (как это случилось с ценами на бензин в июле), то начинает казаться, что «что-то не то». Вы приезжаете на заправку и видите, что литр Аи-95 вдруг за ночь подскочил на полтинник. Поневоле задумаешься и начнешь ругать «зажравшихся» нефтяников и «бестолковое» правительство.

Подобные резкие скачки становятся нормой жизни, поскольку министры предпочитают не решать проблему, а уговаривать производителей ГСМ не повышать цены. Они до определенного момента и не повышают. А потом, после очередного повышения правительством экспортных пошлин и налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), компенсируют все свои потери одним махом. Или же независимые трейдеры также разом компенсируют рост оптовых цен.

Пока же, еще раз повторим, рост цен на топливо не превысил запланированных уровней.

С чем же связан нынешний виток бензиновых дискуссий? Во-первых, с уже упомянутыми скачками. Во-вторых, с тем, что на многих АЗС стоимость некоторых марок бензина перевалила за 20 рублей. Это, как принято говорить, психологически важный уровень. Потребителям к нему надо привыкнуть. В-третьих, 2007 год, до которого осталось не так уж много времени, — год парламентских выборов. А чем привлечь народ к партии власти? Только демонстрацией заботы о кошельке «дорогих россиян». Вот власть и демонстрирует, реально при этом ничего не делая, поскольку никакой проблемы на рынке пока нет.

Бедный автолюбитель?

Как верно заметила Оксана Осипова, от роста цен на бензин прежде всего страдают рядовые автомобилисты. Но так ли велико их страдание? По результатам всероссийского опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 57% автовладельцев будут пользоваться машиной до тех пор, пока литр бензина не достигнет 50 рублей! При цене в 20 рублей общественным транспортом начнут пользоваться лишь 18%, при цене 30 рублей — 37%. При этом треть опрошенных не откажутся от автомобиля при любом уровне цен!

Несмотря на рост цен, спрос на автомобили растет запредельными темпами — на десятки процентов. Продажи иномарок бьют рекорды, и даже АвтоВАЗ показывает положительную динамику производства. Выходит, в целом цены население устраивают. И это не удивительно.

Доходы граждан растут намного быстрее, чем повышается стоимость ГСМ. По данным Росстата, с 2000 года средняя зарплата выросла примерно в 4 раза. Согласно прогнозу МЭРТ, в текущем году она составит в среднем не менее 10,5 тыс. в месяц, что почти в 5 раз превысит показатель 2000 года. При этом, как ожидается, цены на бензин вырастут лишь в 2,5 раза по сравнению с показателем шестилетней давности. Таким образом, за последние годы доля расходов на бензин при условии, что человек не стал ездить больше и не перешел на более качественную марку, сократилась. Такая динамика прогнозируется и в дальнейшем.

И все же, ждать ли кризиса?

Итак, пока ситуация на рынке далека от кризисной. Рост цен на ГСМ не вышел за запланированные рамки, а быстро растущие доходы населения компенсируют потери от подорожания бензина. При этом бесспорным фактом является то, что повышение топливных цен негативно влияет на экономику.

Оксана Осипова отмечает, что прямой вклад топливных цен в инфляцию невелик. Согласно данным МЭРТ, за прошлый год вклад ГСМ составил 0,8 процентных пункта. На бензин пришлось 0,2. На этот год прогноз такой же. Но эксперт подчеркивает, что косвенное влияние значительно выше, так как повышение цен на ГСМ автоматически приводит к удорожанию другой продукции. Прежде всего, речь идет о транспорте и сельском хозяйстве.

«Уже сейчас транспортные компании работают близко к нулевой рентабельности. При этом примерно 70% транспортных компаний работают в серой экономической зоне. Если они оттуда выйдут, то разорятся, — подчеркивает президент Союза транспортников России Виталий Ефимов. — В транспорте доля топлива за последние годы выросла с 25% до 50%. Мы в товарах составляем до 40% их себестоимости. Вот сейчас говорят, что инфляция разгоняется из-за того, что социальные расходы растут. Да, они растут, но ведь повысили тарифы — это значит, что товар дорожает не из-за того, что спрос увеличился, а потому, что себестоимость выросла».

«Новый рост цен на ГСМ без преувеличения может дестабилизировать экономическую ситуацию, автоматом вызовет увеличение цен на продукты питания и в конечном счете приведет к очередному витку инфляции. Рост цен, безусловно, скажется и на экономике крестьянских хозяйств, фермеров, повысит себестоимость собранной сельхозпродукции, зерна, овощей. Другими словами, новый скачок цен на бензин, дизтопливо снизит конкурентоспособность сельхозпроизводителей», — цитирует губернатора Волгоградской области Николая Максюту ИА Regnum.

Владимир Тихомиров говорит также о том, что с ростом цен на топливо растет и конкуренция с импортом. При этом у компаний практически нет возможности повышать цены, поскольку импортные товары дешевеют из-за укрепления рубля. «Сначала компания будет сокращать прибыль, потом сокращать объемы производства, сдаваться и уходить с рынка», — говорит аналитик. Если издержки внутренних производителей будут продолжать расти, а рубль укрепляться, то все это может вылиться в значительный фактор торможения экономики, считает Владимир Тихомиров.

Здесь мы подходим к вечным русским вопросам: кто виноват и что делать? Ответы на них просты. Россия уже несколько лет живет в условиях гигантского потока нефтедолларов. Главная задача правительства состоит в том, чтобы направить эти деньги на инвестиции и накопления, на модернизацию национальной экономики, на развитие высокотехнологичных и обрабатывающих отраслей и энергосбережение. Например, по данным Союза транспортников, в России более 4 млн. грузовых автомобилей, 2,5 тыс. самолетов, 25 тыс. судов и т.д. расходуют на 30—100% топлива больше, чем их западные аналоги. Провести технологическое переоснащение отрасли — и проблема с ценами на топливо так остро стоять не будет. Правда, надо отметить, что правительство должно не столько деньги из бюджета раздавать, сколько стимулировать деловую активность с помощью создания равных условий для всех, обеспечения конкуренции ипр.

Пока же российская экономика далека от рыночной. И беда в том, что многие кремлевские чины не считают нужным к ней стремиться. Понимают ли они, что если мы застрянем на полпути, то проблемы с ценами на бензин через несколько лет нам могут показаться детской шалостью? Кто знает, может, и понимают. Но трудно, ох как трудно быть реформатором на сытый желудок.

При какой цене на бензин вы перестанете пользоваться собственным автотранспортом?

Тина Канделаки, телеведущая: «Ни при какой. Пешком ходить я не смогу. Хотя, наверное, если бензин станет по цене хлеба во время войны, то тогда все станут ходить пешком».

Владимир Турчинский, актер: «При цене, которую я не смогу заплатить. Пока у меня есть работа, я могу ездить и заправлять машину хоть коньяком. А если работы не будет, то буду передвигаться на трамвае».

Владимир Березин, телеведущий: «В силу производственной необходимости я буду ездить при любой цене, я не самый бедный человек. Но считаю, что бензин должен стоить столько, чтобы люди, которые зарабатывают меньше, могли ездить на машине. Машина — это не роскошь, а средство передвижения. И не надо кивать на Америку, где уровень доходов населения значительно выше».

Алексей Макаров, актер: «Я обожаю ездить на машине и буду на ней ездить в любом случае. Не думаю, что цена на бензин повлияет на движение в Москве в целом. Меня другое интересует: почему все время говорят про громадный Стабилизационный фонд и нефтедоллары, а бензин дорожает, а вместе с ним и все остальное?»

Николай Цискаридзе, танцовщик: «Я езжу с шофером и поэтому толком не знаю, сколько сейчас стоит бензин. Ездить все равно придется, а пока я работаю — могу себе позволить. Вот когда выйду на пенсию — вряд ли смогу. С нашими пенсиями и 20 рублей дорого, не то что 200».

Опрос подготовили Анна Горбашова, Наталья Зиганшина.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое