Наверх
20 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Цена снежинки"

Рассказ про то, как Снежная королева не дала того, что должна, и была за это повержена заступником земли русской.Однажды, на заре славных лет, когда истерия уже закончилась, хаос был преодолен, хилые упыри и людоеды забились в щель глотать пыль, а метания и угрызения остались уделом лишь слюнтяев — тогда наконец на просторах земли русской оказалось все очень красиво и хорошо, а не так плохо, как в те стародавние лихие времена, о которых мы и не будем тут вспоминать. Фабрики дымили, биржи потели, пароходы гудели, шарниры крутили валы, и трубы пели от края до края. Скромные хрустальные замки персонала и всякого политического класса, обслуживающего русских рабочих, соборно стояли вдоль молочных рек с кисельными берегами, на необходимом по санитарным нормам от уреза воды почтенном расстоянии, тем самым позволяя степенным рабочим наблюдать летом, как дождь ударяет серебряной шпагой по стеклу реки, а зимой оценивать гад речных подводный ход сквозь окно проруби. От Измайлово до Тихого океана ходил бесплатный троллейбус, а от Белого до Черного моря ездило такси по цене, как от Капотни до Митино в четыре двадцать пять утра первого дня первых лет того века славных побед и начала ипотеки всея Руси…

Как и заведено было в ту пору, быстро постояло и ушло красивое и скромное русское лето. Сильные рабочие, крепкие крестьяне, их обслуживающие бояре и плебейские чинуши различных приказов государственных ожидали суровую в красоте своей русскую зиму. Но не приходила она. 

А была вместо нее не то равнодушно дождливая весна, не то промозгло ядовитая осень. По всей земле русской становилось тепло, как на болоте, и в тени громадных туч стали выползать из щелей тени забытых предков: большие насекомые, моральные калеки и отщепенцы. В дремучем и красивом русском лесу проснулись галчата, воробьята и лисята, но тут же были съедены добрым русским медведем, устроившим вакханалию по причине недосыпа. Неугомонный медведь угрожал теперь городским кварталам, дети плакали. Русская природа вышла из-под гармоничного повиновения русскому человеку и стала ему гадко мстить исподтишка. Отчего вдруг такие чудеса? — задумались ученые и решили, что во всем виноваты не свои русские упыри, а завистливые враги и привычка продавать русскую водку на каждом татарском углу. Ученые оказались как всегда правы, но было критически поздно. 

Тираны и злыдни злобные всего мира из зависти к подвигам великим на земле обширной стали народу козни чинить, угрожать боярам и персоналу, обслуживающему русских людей, застенками страшного замка Гааги. А заодно нашептали царице древней Снежной королеве, хозяйке снегов, арктических станций и утонувших лодок, дурного про русских людей. Изрядно обгадили успехи красивых и сильных рабочих, обвинив их в преступлениях против человечности, хитро сулили ей кредиты дешевые и систему локальной противоракетной обороны. Поверила навету царица белых полей и не дала снега земле русской. 

И вот как-то тусклым нерусским утром, то ли промозгло ядовитой весны, то ли равнодушно дождливой осени, станки не запели, фабрики зачихали, мониторы заморгали, нефтеносные трубы усохли, выросли озимые и за одну ночь осыпались пылью в щели к упырям и людоедам, а у кормящих женщин пропало молоко. Рабочие отказались монтировать русские микрочипы в русские мониторы международных атомных космических крейсеров. И послали тогда добрые люди всего мира спросить у русских рабочих:— а что случилось-то? Ответили им рабочие: не будут шарниры валы крутить, микрочипы в трубы не ждите тоже, и ноу-хау не будет, пока снега белого не увидим кругом. 

Залихорадило добрых людей всей земли от такого горя. Опечалился сам заступник земли русской батюшка-президент, долгие ему лета пухом, и призвал к себе в палаты трех богатырей непобедимых, лучших помощников и верных слуг: Шойгу Кужугетовича, главу чрезвычайного приказа, из стали и наноматериалов выкованного, смышленого и опытного рубаку-парня Юрия Михайловича, стольного града начальника, и Чубайса Борисовича, хозяина меча электрического, огня и металла не боящегося во веки веков. Придется посылать посольство на неравный смертный бой к суке проклятой Снежной королеве во имя милости ее вымолить снега чуток хотя бы для рабочих и мороза немного для климат-контроля русского леса — вот так, в общем, решили мудрые богатыри великие на субботней думе в Кремле. «Любишь медок, люби и холодок», — напутствовал их батюшка-президент, отправляя в путь дальний в пещеры ледяные первого, самого опытного своего богатыря Юрия Михайловича. Взял он в сани свои мощные пару мешков цемента, алюминия прокат и часть государственной собственности, принадлежащей как федеральным, так и местным властям. Это на всякий случай, если придется откупаться из плена после неравной схватки с силами тьмы. Посмотрела на все это добро Снежная королева брезгливым взглядом, взяла дань, вспомнила плохие наветы на русских людей и отпустила богатыря русского с миром на все четыре стороны босым домой. Ничего не сказала, ничего не дала Юрию Михайловичу, а только еще жарче стало… 

«Жизнь на нитке, а все думает о прибытке», — по-отечески напутствовал батюшка-заступник второго богатыря русского в путь долгий. Уложил Чубайс Борисович в свои сани удалые-развеселые часть Стабилизационного фонда, процентов этак шестьдесят главных русских монополий, расписку на часть Якутии, немного самой Республики Саха и еще прихватил из дома 37 долларов США русскими рублями на обратную дорогу. Долго ли, коротко ли плутал он по пустыням ледяным, но посмотрела в сани Снежная королева брезгливым взглядом, взяла дань, вспомнила плохие наветы на русских людей и отпустила богатыря русского с миром босым домой. «А че сказать-то русским людям?» Ничего не ответила она Чубайсу Борисовичу, а только пуще прежнего жарче стало в русском лесу… 

И посмотрел печально батюшка-президент на третьего своего богатыря, по-братски напутствовал его молча. В одной рубахе, как сокол ясный, поскакал на волке сером последний русский богатырь Шойгу Кужугетович. Не прошло трех дней и трех ночей, только выросли и опали тюльпаны, заплодоносил ясень. Воротился обратно без сил русский богатырь: «Предлагал ей место в «Восьмерке», зимнюю Олимпиаду в Оймяконе и ледовый дворец в Химках. Ничего старая карга не захотела, а только хочу, говорит, мальчика двенадцати лет. А не дадите мне на съедение мальчика, тогда, говорит, русскую слезинку ребенка хочу». «Вот же ведьма!» — крикнул Юрий Михайлович и зарыдал на коленях. И стало все черным-черно вокруг, потемнело в глазах у добрых людей всего мира. 

«Я сам тогда пойду! — сказал президент-батюшка-заступник. — Не будет ей русской слезинки! Замочу сволочь!» И встал, скинув кимоно, вышел по пояс нагой и босой на площадь стольную и произнес вслух всем русским людям такое хокку: «Когда последняя усталость мой день разрежет поперек, я ощутить успею жалость ко всем, кто зря себя берег». После этого сосредоточился на срединной линии живота и сочинил лично для себя такое хайку: «Цветение, зенит, апофеоз — обычно забывают про истоки, в которых непременно был навоз, отдавший им живительные соки». И шагнул в стремительную ночь. Прошло три дня! 

И пошел снег, и шарниры закрутили валы, и жизнь снова наладилась…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK