Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Чтобы с боем взять Приморье"

Море, лес и водка — кто владеет этим в Приморье, тот владеет всем.В чью-то гавань заходили корабли

О гендиректоре АО «Приморское морское пароходство» (ПМП) и депутате краевой Думы Александре Кириличеве общественность Приморского края узнала недавно. Этой весной в местной прессе появились его многочисленные интервью с критикой губернатора Евгения Наздратенко и призывом заменить Наздратенко на патриота, рыночника и практического производственника. Чуть позже, уже в сентябре, стало известно, что Александр Кириличев под этим гипотетическим персонажем имел в виду себя. Но об этом позже.
Когда в 1992 году настала приватизация, Приморское морское пароходство, чьим начальником уже тогда был Кириличев, денационализовалось одним из первых. При этом 51% акций оказался у трудового коллектива, а 49% — у государства. Гендиректором акционеры избрали Кириличева.
Через год, в 1994-м, прошел чековый аукцион по госакциям ПМП, в результате чего появились новые крупные акционеры, среди них «Тройка-Диалог» и АО «КС Ферст Бостон». Это, по-видимому, встревожило Александра Кириличева, который почувствовал в новых собственниках конкурентов, покушающихся на его единоличную власть в пароходстве.
В результате принятых им контрмер в марте 1995 года финансовое управление Приморского края зарегистрировало вторую эмиссию акций ПМП. Эти бумаги были проданы одному покупателю, так называемому гаранту выпуска, дочерней инвестиционной компании ПМП, «Приско-Стокс», всего за $70 600. Было этих акций 50% от существующего уставного капитала, соответственно, доля каждого акционера уменьшилась ровно в два раза.
А дальше «Приско-Стокс» продала акции ПМП компании «Кринстон» по 300 рублей за штуку — по утверждению местной прессы, этой фирмой на основании генеральной доверенности управляет лично Кириличев. Так собственность ПМП фактически перешла в руки Кириличева, который, впрочем, компанию не разбазарил, а наоборот, добро приумножил. Ему досталось 38 судов, средний возраст которых 15 лет, а благодаря пробивным способностям и связям он сумел получить от иностранных банков валютные кредиты на постройку новых кораблей — около $400 млн.
Правда, новые суда регистрировались уже не в России, а в офф-шорных зонах с льготным налогообложением — естественно, в краевой бюджет налогов шло меньше, чем должно. Управляется работа новых кораблей также из-за границы семью иностранными «дочками» ПМП, которыми, в свою очередь, по гендоверенности управляют руководители пароходства. Злопыхатели говорят, что никто, кроме верхушки ПМП, не знает настоящей суммы прибыли от деятельности этих «дочек».
Между тем если раньше среди «офф-шорного» плавсостава ПМП и были недовольные патриоты, то теперь они не возмущаются: зарплата, которую ежемесячно получают на этих судах, для Приморья астрономическая. Капитан — $3500, матрос — $1200. И даже на оставшихся в Находке семнадцати «отечественных» кораблях зарплата капитанов, по местным меркам, огромная — около $1000.
Неудивительно, что в Находке не мэра, а гендиректора ПМП считают хозяином города. Поэтому в 1997 году Кириличев без проблем стал депутатом краевой Думы от Находки. «Народ — это стадо, которое надо пасти» — его любимое выражение.
Прошлой весной произошло загадочное событие, которое взбудоражило Приморье: в подъезде дома, где живет Николай Яценко, директор департамента экономики и развития ПМП, была взорвана бомба. Этот случай позволил Кириличеву обвинить губернатора Наздратенко в том, что покушение на Яценко — предупреждение ему, Кириличеву: ни для кого не секрет, что Евгений Наздратенко в ярости от вывода флота в офф-шоры.
Однако местная пресса, ссылаясь на источники в следственных органах, намекнула: махинации в ПМП имели такие масштабы, что в смерти Яценко мог быть заинтересован непосредственно Кириличев. В краевом УВД и сейчас заявляют, что причины того покушения исключительно экономические. Впрочем, до настоящего времени так ничего и не доказано. Однако это громкое дело сыграло на руку Кириличеву — его имя появилось в прессе.
Последнее Александру Кириличеву необходимо: он вступил в предвыборную гонку за губернаторское кресло (выборы должны состояться в декабре этого года) и уже собирает подписи для регистрации в избиркоме. При этом Кириличев рассчитывает не потратить на кампанию ни копейки, говорит, что достаточно будет встреч с избирателями.
По словам гендиректора «Приморсклеспрома» Виктора Дорошенко, есть информация, что финансировать Кириличева собрался давний недруг Наздратенко — глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс. Еще поговаривают, что вести Кириличева на выборах будет «Никколо М», одна из самых дорогих в Москве компаний — «делателей» губернаторов (в компании это, правда, не подтвердили).
Сам Кириличев утверждает, что губернаторство для него не самоцель и, если появится кто-то достойный, он отдаст ему свои голоса. Потому что главное для него, Кириличева,— чтобы ушел Евгений Наздратенко. Директор ПМП предусмотрел и вариант, при котором Наздратенко останется губернатором: «Если у власти останется Наздратенко, я уйду к губернатору Фархутдинову на Сахалин (имеется в виду смена юридического адреса компании и, соответственно, перевод местных налогов в казну Сахалинской области.— «Профиль»). Мы с ним уже об этом договорились».
Что касается личного состояния, то упомянутый Дорошенко утверждает, что гендиректор ПМП получает $12 000 в месяц. Кириличев говорит: враки, всего тысячу. В газетах написали, что он прикупил себе домик в Подмосковье площадью 339 кв. м, Кириличев говорит: нет. Вот есть у него под Находкой домишко 10 на 10 кв. м, двухэтажный, с камином и сауной, 30 костюмов и 60 галстуков: «Больше на фиг мне не нужно». Одевается он действительно дорого и со вкусом — на его высокой и представительной фигуре добротная одежда смотрится эффектно.
С женой они вместе уже 28 лет. Старшая дочь — финансист, сын Дмитрий заканчивает 4-й курс Финансовой академии в Москве, младшая дочь тоже будет финансистом (готовится к поступлению в институт). Предполагается, что работать все они будут у папы.
Бальзам на сердце губернатора

Генерального директора АО «Уссурийский бальзам» Юрия Емеца называют одним из любимцев приморского губернатора Евгения Наздратенко. И то: алкогольный бизнес в любом регионе — лелеемое дитя губернатора. Заботливый приморский «папа», помня о том, что именно алкоголь серьезно пополняет краевой бюджет, создает «своим» преимущества перед экспортерами — поддерживает крупного приморского налогоплательщика Юрия Емеца.
Емец — личность примечательная хотя бы тем, что его, близкого к Евгению Наздратенко, уважают даже враги губернатора. «Емец — это боец»,— отозвался гендиректор Приморского морского пароходства Александр Кириличев. Правда, добавил, что Емецу нужна другая хозяйская рука. Не Наздратенко, а Кириличева.
В ликероводочной промышленности Юрий Емец работает с 1969 года. А в 1992 году руководимый им Уссурийский ЛВЗ тихо и без скандалов акционировался и был переименован в АО «Уссурийский бальзам». К 1994 году государство продало «Бальзаму» свой пакет акций — 49%. Теперь у трудового коллектива 76%, среди которых и 10% личных директорских.
Вообще, Емец по возможности скрывает от общественности, акциями каких еще предприятий владеет он или его АО. Но молва гласит, что есть у него цеха по переработке мяса, рыбы и изготовлению колбасы, хлебопекарни, магазины, предприятия по сбору сырья, а недавно появилась скважина минеральной воды. Где все это находится и как называется — публике неизвестно. «Чтобы местная администрация не клянчила,— говорит Емец.— А то попросят, например, весь город обеспечить минеральной водой за так».
Емец уважает себя. В магазинах продается пятилитровая бутыль водки «Емец» стоимостью около 900 рублей. Эта же бутыль — традиционный подарок или приз на различных мероприятиях.
Правда, недавно местная пресса написала, что у АО «Уссурийский бальзам» есть эксклюзивные права на техническую переработку конфискованного «левого» китайского спирта, и это вызвало нездоровую реакцию людей: мол, из низкокачественного сырья гонят водку. Емец это категорически опровергает. Говорит, что он всего лишь помог установить, отладить и запустить на территории Уссурийского картонного комбината оборудование для утилизации и промпереработке конфиската в денатурат для технических целей.
У Юрия Емеца двое детей: дочь-второклассница и сын-студент. Семья живет в большом кирпичном коттедже. Всем экзотическим местам отдыха Емец предпочитает уссурийскую тайгу. Передвигается, говорят, как это в Приморье принято, на «крузерах». Дорогие костюмы на его невысокой и дородной фигуре сидят как влитые.
Кто в лес, кто по дрова

Лес, его заготовка и переработка — одна из основных статей дохода Приморья. Учитывая, что приморский лес продается в страны, которые сами древесины не имеют, зато готовы платить за нее немалые деньги (например, Япония), живые деньги должны течь к лесозаготовителям рекой.
Виктора Дорошенко, гендиректора ОАО «Приморсклеспром», в Приморье называют главным лесником. Правда, некоторые его коллеги-бизнесмены говорят, что, дескать, его время прошло и от былого могущества осталось мало.
Между прочим, Виктор Дорошенко возглавляет приморское лесное хозяйство аж с 1989 года. В 1991-м началось акционирование, причем каждое предприятие, связанное с добычей и переработкой леса, приватизировалось самостоятельно. 51% оставался в распоряжении коллектива, 49% продавалось всем желающим. Предприятия фактически разбежались, головная управленческая организация осталась ни с чем, а ее начальник выглядел голым королем.
Однако Дорошенко быстро нашел выход — он предложил предприятиям юридическую и консалтинговую поддержку акционирования, создав фирму ОАО «Приморские лесопромышленники» («Приморсклеспром»). За свои услуги ОАО получало деньги, на которые покупались пакеты акций обслуживаемых предприятий. Кто-то, по словам Дорошенко, практически разорившись, принес свои бумаги сам. Лесная империя, казалось бы, воскресла.
Однако удержать работоспособность предприятий на прежнем уровне Дорошенко не смог. В 1994 году предприятия, входившие в «Приморсклеспром», начали банкротиться. Тогда по инициативе Виктора Дорошенко был образован финансовый холдинг с тем же названием — «Приморсклеспром». В него были внесены по 20% бумаг предприятий, которыми владело ОАО «Приморсклеспром», и госпакеты акций этих же предприятий. Ход беспроигрышный: таким образом Виктор Дорошенко заручился поддержкой государства. Сделано это было с единственной целью: заставить государство «подкармливать» холдинг бюджетными деньгами. По словам бывшего заместителя Дорошенко Владимира Силивончика, только за последние три года Дорошенко с помощью депутата Госдумы от Приморья Светланы Орловой удалось выбить у Москвы 48 млн. рублей. Причем часть этих денег главный лесник давал в кредит своим же предприятиям под проценты — чтобы те не загнулись окончательно.
Тем не менее за последние годы объем производства «Приморсклеспрома» уменьшился в пять раз. Объяснения гендиректора, что нет рынка сбыта, кажутся смешными: наступающий на пятки конкурент «Тернейлес» во главе с Владимиром Щербаковым увеличил производство в два раза.
Причину ухудшения на предприятиях Дорошенко приморские бизнесмены видят в одном: он не рыночный руководитель, а «красный директор», который привык диктовать свою волю, не считаясь с ситуацией на рынке. Все компании он держит в кулаке и не позволяет руководителям принимать решения, не совпадающие с его мнением.
Гендиректор ПМП Александр Кириличев говорит о нем так: «Дорошенко — это человек, который занимается самолюбованием. Он по-прежнему считает, что управляет империей. На самом деле ничего уже не осталось».
Однако сам Кириличев, как и многие другие бизнесмены, старается заручиться поддержкой «лесника» — и моральной, и материальной. Можно, конечно, не признавать его великим руководителем, но нельзя сбросить со счетов то, что под ним, несмотря ни на что, чуть ли не половина приморского леса, а лес нужен всем. К тому же, если его конкуренту Щербакову удается делать все исключительно на свой страх и риск, то Дорошенко, как было сказано, имеет государственную поддержку в виде все тех же бюджетных средств — он не пропадет.
В жизни Виктора Дорошенко увлечений и пристрастий, кроме работы, нет. Он на службе и в субботу, и в воскресенье. Жена, адвокат, к этому давно привыкла. Есть взрослая дочь, ее мужа Дорошенко поставил во главе одной из дочерних фирм. В быту Дорошенко достаточно скромен — никаких дорогих иномарок и нарядов. Живет семейство в кирпичном двухэтажном коттедже во Владивостоке.
Общаться с Дорошенко малознакомым людям сложно: такое впечатление, будто говорит он сам с собой. Не любит, когда о нем пишут газеты. А если уж кто что сказал не так — сразу судебный иск.

Рейтинг бизнес-лидеров Приморского края

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем всех контролируемых активовСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Александр Кириличев$700—800 млн.ОАО «Приморское морское пароходство», 7 офф-шорных компаний, ООО «Приско Форест ЛТД» (переработка древесины), российско-итальянское СП «Риолит» (добыча и обработка природного камня), ТОО «ПРИСКО Экофил Ко. Лтд» (изготовление топливных воздушных фильтров), ОАСО «Защита—Находка» (страховая компания) и т.д.
2Виктор Дорошенко$10 млн.ОАО «Приморсклеспром», ОАО «Камчатмебель», ОАО «Ольгалес», ОАО «60-МСЗ», ООО «УКМТС «Примлес», ООО «Транспил», ООО «Павловское», ООО «Кавалеровский леспромхоз», ООО «Кировсклес», ООО «Уссурка», ООО «Приморский шпон», ООО «Дальнереченсклес», ООО «Измайлиха», Океанский фанзавод, Владивостокская мебельная фабрика, Кокшаровский и Шумненский леспромхозы
3Юрий Емец$7 млн.ОАО «Уссурийский бальзам», ОАО «Владивостокский ликеро-водочный завод»

НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK