Наверх
17 сентября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2012 года: "Чуден Путин при тихой погоде"

Почему пока никому не удалось возглавить протестное движение? Каким должен быть настоящий российский лидер? И чему предстоит научиться нынешнему премьеру?   После серии митингов в столице и других российских городах в стране наступило некоторое затишье. Самое время отдышаться — и начать задавать вопросы. О лидерах нынешних и будущих, о симпатиях большинства и о переменчивой народной любви. И задать эти вопросы мы решили заведующей кафедрой политической психологии МГУ им. Ломоносова, профессору Елене Шестопал.
   

Почему пока никому не удалось возглавить протестное движение? Каким должен быть настоящий российский лидер? И чему предстоит научиться нынешнему премьеру?   После серии митингов в столице и других российских городах в стране наступило некоторое затишье. Самое время отдышаться — и начать задавать вопросы. О лидерах нынешних и будущих, о симпатиях большинства и о переменчивой народной любви. И задать эти вопросы мы решили заведующей кафедрой политической психологии МГУ им. Ломоносова, профессору Елене Шестопал.
   
   ПРОФИЛЬ: Основная идея прошедших митингов — "мы идем ради себя, а не за конкретными политиками". Почему ни партиям, ни политикам так и не удалось пока оседлать протестное движение?
   Шестопал: Действительно, оседлать протестное движение не удалось ни левым, ни либералам, ни националистам, которые являются потенциально серьезной силой. На мой взгляд, ни Навальный, ни Удальцов, никто из тех, кто стоял на трибуне, не добились значительных успехов. Единственные, кого слушали с вниманием, — люди творческие: Быков, Акунин, Парфенов. Потому что главный запрос митингующих формулировался не в политических терминах. Люди пришли не из-за того, что их возмутила общая неморальность происходящего. В лозунге "честные выборы" слово "честный" намного важнее. И не видеть этого нельзя. Чем ответили партии? Ничем. Так что, как метко сформулировал журналист Владимир Мамонтов, главным героем митинга был человек по имени Непутин.
   ПРОФИЛЬ: Но ведь десять и даже пять лет назад Путин был популярен. Но на чем он споткнулся? Это чисто имиджевая ошибка или политическая?
   Шестопал: Сам Путин ни на чем не спотыкался. Он как личность мало изменился с 2000 года. И если посмотреть на события, предшествовавшие выборам, он не сделал ничего такого, что могло бы вызвать столь резкую реакцию. Дело вообще не в действиях того или иного представителя власти. Они ведут себя так же, как и в 1990-х, и в 2000-х. Если они в чем-то и виноваты, так в том, что не заметили, как изменилась страна. Мы сами изменились, а политики этого не понимают. Появилось новое компьютеризированное поколение, поменялась вся социальная структура общества. Нет больше в чистом виде ни рабочего класса, ни интеллигенции.
   ПРОФИЛЬ: Но никакое движение не может долго существовать без вожаков. Когда же у "рассерженных горожан" появится долгожданный лидер?
   Шестопал: Лидеры не возникают по заказу, обычно они склонны появляться в сложные, стрессовые времена. Сейчас у нас не революция, и большой нужды в лидерах — при всей нашей любви к героям и вождям — сейчас нет. Интернет-технологии позволяют объединять людей и без них. Лидеры обязательно появятся, но, скорее всего, не в политике, а в идейно-культурной сфере. Должны возникнуть организации, которые бы активно обсуждали проблемы. Нам не хватает дискуссий. Власть это понимает, но не нащупала пока правильной формы общения. Бандерлоги и презервативы — это очень детская реакция: "Я столько для вас работал, а вы меня не любите". При этом Путин никогда не претендовал на то, чтобы быть крутым харизматичным лидером. Он себя позиционировал как наемного работника. И для него не характерна быстрота в ответах на сложные вопросы. А когда он давал быстрые, резкие ответы, они были не всегда удачны.
   ПРОФИЛЬ: Вернемся к лидерам оппозиции. Если бы Ходорковский сейчас вышел из тюрьмы, он смог бы возглавить протестное движение?
   Шестопал: Вряд ли — в нашей стране востребован другой тип лидера. Сложно представить бывшего олигарха в роли народного любимца. Также я не верю, что будет серьезно востребован Прохоров — притом, что он очень независимый человек. Даже если он задумывался как "кремлевский проект", управлять им не получилось. Но есть ощущение, что он до сих пор не знает, что сказать, с чем прийти к людям. Он говорит, как по выученному, и не верит в то, что сам говорит. А ведь любая аудитория это прекрасно чувствует, и за таким человеком она вряд ли пойдет. Кроме того, исторически сложилось так, что у нас в стране востребована не правая, а левая идея. Наверное, потому что большинство населения — люди достаточно бедные. Поэтому не воспринимают людей богатых — считают, что их богатство неправедное. Можно выбрать в депутаты человека с большим состоянием, но выбрать его в президенты? В нашей стране это маловероятно.
   ПРОФИЛЬ: Что же получается: главная надежда пользователей Интернета — Навальный?
   Шестопал: У него хорошие задатки. Но надо различать то, что он говорит, и то, как он говорит. У него есть своеобразная харизма, но за ним не стоит опыт серьезной и повседневной политической работы. На Сахарова он был не совсем адекватен с точки зрения содержания — он не уловил настроение толпы. И, кроме того, свойство всех харизматиков — истероидность: он легко заводит толпу и заводится сам. Хотя пока что это свойство не проявилось в полную силу. Он уже вошел в роль лидера, поверил, что может все. Видимо, эмоциональная сторона у него сильнее развита, чем рациональная.
   ПРОФИЛЬ: А Чирикова могла бы выбиться в лидеры? Да и вообще у нас женщина могла бы возглавить страну?
   Шестопал: У Чириковой большой потенциал, за ее спиной создание целого движения. Она производит впечатление человека более интеллектуального, чем Навальный. Более того, она человек идеи. И все ее мотивы больше связаны с идеей, в которую она верит, чем с эмоциями и самолюбием. У нее есть задатки глубокого политика. Но все же она слишком локальный персонаж. Однако женщина в России вполне могла бы быть лидером — например, Оксана Дмитриева из "Справедливой России". Правда, большая часть нашего населения имеет патриархальные взгляды, но не менее патриархальной была Индия, когда Индира Ганди стала премьер-министром. Сейчас женщины даже более востребованы в политике, чем мужчины: ведь женщина в большей степени воспринимается как носитель моральных ценностей.
   ПРОФИЛЬ: А другие люди, выступавшие на митингах?
   Шестопал: Яшин — фигура малоизвестная. А что касается Удальцова, то говорить о его перспективах пока рано. В психологическом плане я не могу его оценить. Немцов и Явлинский всем слишком намозолили глаза, но заменить их некем — Митрохина нельзя назвать адекватной заменой. И потом, Явлинский — хороший оратор, но ему не хватает энергетики, чтобы работать с толпой. Он лучше смотрится на экране телевизора.
   ПРОФИЛЬ: Вообще наши политики, и оппозиционеры в том числе, не блещут ораторскими способностями. Насколько это важно на митинге?
   Шестопал: Удержать толпу может далеко не каждый, и дело здесь даже не в ораторском мастерстве. Толпу можно удержать не специальными приемчиками, а определенной энергетикой. Тот же Лужков был невероятно косноязычен и очень скучен на телеэкране, но на открытых выступлениях он блестяще контролировал аудиторию. Сейчас это получается у Навального. Но, на мой взгляд, на лидера он пока не тянет.
   ПРОФИЛЬ: А каким вообще должен быть политический лидер, чтобы россияне за ним пошли?
   Шестопал: В разные эпохи были востребованы разные герои. Ельцин соответствовал архетипическим русским представлениям — был ярким, крупным, харизматичным. А вот Путин сломал все шаблоны, по которым мы привыкли оценивать лидера, — тихий, неприметный, маленький. Но он отвечал одной важной потребности того времени — он был новым лицом. Так и сейчас — надоели все. Главный слоган Болотной и Сахарова — "Достали!". И больше всего достало ощущение фальшивки, неподлинности всех персонажей. И Прохорова, и Миронова, и даже Навального обвиняют в том, что они "кремлевские проекты". И если пытаться сформулировать основные качества лидера, это привлекательность, сила и активность. Политики "вегетарианского типа" — мягкие и интеллигентные — у нас не приживаются. Путин, Зюганов и Жириновский этим и берут. Но в разные времена они воспринимаются по-разному. Если раньше агрессивность Жириновского была ему в плюс, сейчас его воспринимают, как клоуна. При этом народ часто противоречит сам себе: на логическом уровне человек тянется к одному политику, а на иррациональном — к другому. Например, Егор Гайдар: все признавали его чрезвычайно умным политиком, но шансов стать президентом у него не было — люди ему почему-то не доверяли. Также на рациональном уровне людям нравится Явлинский, а на иррациональном — нет. Зато на иррациональном уровне людей притягивает Жириновский. И тут должен быть какой-то баланс. Что касается запроса на моральность, ответа ищут, прежде всего, в содержании речей политиков. Если же аудитория пытается оценить личные качества человека, все упирается во внешний вид. К концу января мы готовим масштабное исследование, посвященное образам политиков в народном сознании. Но мы сами, психологи, не беремся подробно оценивать личности политиков — тут слишком легко попасть пальцем в небо.
   И при всем недовольстве населения на выборах однозначно победит Путин. Сейчас у него нет конкурентов. Избиратели ценят его потому, что воспринимают как настоящего мужика, потому что он часто сдерживает обещания. Возможно, он сумеет выйти из этого сложного психологического пике. Но его большой недостаток — он эффективен только при "тихой погоде". Ему надо научиться принимать решения на ходу, реагировать адекватно и быстро и бороться со своими психологическими зажимами.
   ПРОФИЛЬ: А если не научится?
   Шестопал: А если не научится, мы все будем в большой беде.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK