Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Чувство долга"

Наделение судебных приставов дополнительными полномочиями по взысканию долгов не повышает эффективность их работы. Помогают только взятки. 

Наделение судебных приставов дополнительными полномочиями по взысканию долгов не повышает эффективность их работы. Помогают только взятки. 

О трудной жизни судебных приставов можно узнать из новостей. Это целый детективный роман. Чтобы выявить неплательщиков, им приходится идти на самые разные ухищрения. Они регистрируются в социальной сети и назначают свидание должникам, подстерегают их на авиасалоне в Жуковском, чтобы арестовать автомобиль, и даже рассылают свежие вакансии с биржи труда, пытаясь заставить безработных заплатить по коммунальным долгам. В списке обсуждаемых в Интернете подвигов приставов значатся и такие, как арест лошади за долги, выселение вредного кота вслед за его хозяйкой из общежития, запрет на выезд за границу оппозиционного политика. Приставы уже обладают широкими полномочиями, сотрудничают с ГИБДД, Пенсионным фондом, налоговой службой, банками, но законодатели все время заботятся о наделении их дополнительными возможностями. Недавно Госдума приняла законопроект, который позволяет судебным приставам привлекать к поискам должников частных детективов. Этот же документ обязал банки, где хранятся деньги должников, незамедлительно исполнять требования о взыскании. Но и это еще не все. Приставы получили разрешение задерживать скрывающихся от суда или следствия лиц для передачи их полиции. А за предоставление приставам ложных сведений об имущественном положении теперь грозит штраф до 100 тыс. рублей или обязательные работы на срок до 180 дней.    Однако все эти меры почему-то не помогают. Долги не взыскиваются или, точнее, плохо взыскиваются. Исполняется всего 10% судебных решений. Такой статистикой недавно "порадовала" общественность руководитель Мосгорсуда Ольга Егорова. "О каком доверии к судебной системе можно говорить, если 90% принятых судами решений не исполняется, в том числе и по вине судебных приставов?" — негодует она. Неудивительно, что провинившиеся граждане зачастую просто плюют на судебные решения.    Вот история, которую рассказал "Профилю" человек, пострадавший сначала от безалаберности соседей, а потом от нерадивости приставов. "По судебному решению жилец сверху, заливший нас, должен был выплатить порядка 200 тыс. рублей еще в марте 2011 года, однако служба судебных приставов бездействует. Летом они наконец прислали ответ, что в банке у должника ничего нет, хотя даже и не попытались прийти к нему в квартиру, описать имущество или запретить выезд за границу", — жалуется несчастный. Три жалобы на бездействие приставов, поданные пострадавшим, так и остались без ответа.    У банков также накопилось немало претензий к взыскателям долгов. "Взаимодействия с судебными приставами практически нет, до них невозможно дозвониться в приемные дни, задать вопрос, получить актуальную информацию о ходе исполнительного производства, его результатах", — рассказывает начальник управления по работе с проблемными активами одного из банков Александр Кимячев. Несмотря на то, что приставы сотрудничают с Пенсионным фондом, налоговой службой, ГИБДД, банкирам от этого не легче. "Например, мы знаем, что на балансе у должника есть имущество, но вынуждены ждать, пока судебный пристав сделает официальный запрос, получит ответ и только тогда предпримет меры по обращению взыскания на это имущество. В результате время упущено — должник получает возможность скрыть активы", — жалуется Александр Кимячев. В итоге убытки только растут, поскольку долг числится на балансе, со временем обесценивается, а банк по нормативам Центробанка вынужден создать по нему резервы на возможные потери.    "Неинтересные" судебные решения могут не исполняться годами, тогда как постановления суда на взыскания по коммерческим спорам обычно производятся достаточно быстро. Почему? Приставы — это государственные служащие, которые, как и все служащие, не очень мотивированы на качественное выполнение работы", — отмечает генеральный директор коллекторского агентства "Центр ЮСБ" Александр Федоров. Приставы куда охотнее берутся за те дела, по которым легче всего получить взыскание. А те, что требуют усилий и хождений по квартирам, как правило, остаются без внимания. "У нас масса случаев, когда приставы не удосуживаются прийти к должнику для изъятия имущества, поскольку должны тратить на это время и искать граждан, но зато они сразу прибыли к нам по одному делу, выигранному клиентом банка", — рассказывает сотрудник крупной кредитной организации. В отделение банка, расположенное в небольшом городке, ворвались приставы и потребовали выдать средства, а когда им было отказано в этом (руководства отделения не оказалось на месте), то приставы просто-напросто забрали компьютеры, стоявшие в операционном зале, и удалились.    Впрочем, дело не только в недостатке трудолюбия. Интересными для приставов становятся те дела, где можно получить мзду с фигурантов. Нередки и случаи подкупа приставов, решающих в итоге проблемы не кредиторов, а должников. Как сообщил недавно замминистра юстиции РФ Александр Смирнов, в первом полугодии 2011 года к уголовной ответственности за должностные преступления были привлечены 247 приставов, возбуждено 382 уголовных дела по должностным преступлениям.    Суммы в таких делах фигурируют немалые. Лучше всего живется столичным приставам. Так, сотрудника ФССП Юрия Гаврикова уличили в том, что он получил 300 тыс. рублей от коммерсанта, на счета которого сам ранее наложил арест: у предпринимателя были проблемы с выплатой алиментов. За эти деньги сотрудник ФССП обещал снять ограничение на выезд за границу и разморозить счета бизнесмена.    В резонансном деле о сносе дорогостоящих домов в Москве в поселке "Речник" тоже участвовали судебные приставы, против которых прокуратура возбудила уголовные дела за действия "с нарушением прав и законных интересов граждан". Позже один из этих приставов — Павел Горбенко — был убит. Связана ли его смерть со сносом домов в "Речнике", точно пока не установлено. Но известно, что при убитом были найдены два дорогих телефона, часы Rolex и ключи от весьма недешевой машины "Линкольн". Откуда все это взялось у скромного государственного служащего?    "Минимальный порог взятки по Москве — около $10 тыс., к тому же в таких делах часто действуют посредники, которые также берут свой процент, поскольку работать напрямую приставы опасаются. В целом же сумма "гонорара" может составить порядка 10% от взыскиваемой приставом суммы", — рассказывает один из столичных юристов. При этом, по словам источника, если сумма иска составляет более 1 млн рублей, то дело может быть передано в особую службу судебных приставов, специализирующуюся на более крупных исках.    Впрочем, в регионах, похоже, готовы "работать" и за меньшие деньги. В новостных сообщениях о выявленных взятках в системе ФССП фигурируют такие суммы, как 60 тыс. рублей и даже 5 тыс. рублей. В Алтайском крае был вынесен приговор приставу, который был готов снять арест с имущества предпринимательницы за 35 тыс. рублей. В ноябре 2011 года обвинение в получении взятки было предъявлено замначальника районного отдела судебных приставов Краснодарского края — тот требовал 50 тыс. рублей за снятие ареста с автомобиля, который, по решению суда, должен был перейти от должника банку.    Похоже, с правилами игры на этом рынке смирились все, банкиры уже готовы даже легально "стимулировать" приставов. Для ускорения процесса выбивания долгов с горе-заемщиков они приобретают для службы автомобили и делают ремонт в служебных помещениях. Однако банкиры используют корысть приставов не только для работы с заемщиками. Весной 2011 года следственным отделом по городу Железнодорожному Московской области возбуждено уголовное дело в отношении двух приставов-исполнителей УФССП по Московской области. Их подозревают в получении взятки в размере 600 тыс. рублей за незаконное обеспечение банку победы на торгах по реализации конфискованного имущества в виде квартиры стоимостью более 1 млн рублей.    В самой ФССП сложившихся проблем не отрицают. Как объяснил "Профилю" один из столичных судебных приставов, основная проблема — в высокой нагрузке и низкой зарплате: "Работать иногда приходится по 24 часа в сутки, по субботам. На одного судебного пристава приходится не менее тысячи исполнительных производств одновременно. При этом, если не придешь на работу в выходной день, можешь лишиться премии. Поэтому люди стараются хотя бы просто показаться". По словам пристава, зарплата рядового сотрудника ФССП в Москве составляет всего 12 тыс. рублей. С премиальными и надбавками за выслугу лет получается 25 — 30 тыс. рублей. "Поэтому сейчас большинство сотрудников службы судебных приставов — это не москвичи, многие задерживаются на новой работе всего по 2 — 3 месяца, а потом идут дальше", — рассказывает собеседник "Профиля". То, что в службе работают далеко не профессионалы, говорят и представители других структур. "Безграмотность просто вопиющая", — жалуется сотрудник одной кредитной организации. По его словам, подчас приставы не могут правильно составить даже стандартные документы.{PAGE}    Сами же приставы сетуют на слишком высокие требования к отчетности. "Есть определенная статистика, план — за год надо исполнить порядка 70% всех взятых в производство обращений. Поэтому и стараемся в первую очередь закрывать легкие дела: штрафы, налоги, а на обращения физических лиц смотрим в последнюю очередь", — признается источник "Профиля".    На состоявшейся в октябре коллегии в Минюсте главный судебный пристав РФ Артур Парфенчиков предложил несколько путей решения накопившихся проблем. Например, он предложил дать возможность приставам самим распродавать малоценное имущество и премировать их определенным процентом от взысканного долга. Также, по мнению Артура Парфенчикова, судебным приставам необходимо придать статус правоохранителей, что гарантирует большие льготы и повышение зарплат. По словам главы ФССП, это позволит избавиться от двух главных бед в кадровой работе ведомства — большой нагрузки на приставов и небольших окладов.    Но эксперты считают, что таким образом всех проблем точно не решить. "Предложение о введении вознаграждения приставам в зависимости от взысканной суммы требует серьезной проработки. Это приведет к тому, что производства по взысканию незначительных сумм, а также дела, не связанные с имущественным взысканием, не будут исполняться вовсе. Необходим механизм мотивации судебных приставов по работе и с подобной категорией дел", — говорит адвокат МКА "Клишин и партнеры" Алексей Малахов. Гораздо логичнее повысить зарплату, установив высокую премиальную часть в размере не менее 50% от оклада, увеличить штат судебных приставов и равномерно распределять нагрузку, введя практику депремирования за нарушение сроков окончания исполнительного производства, считает партнер юридической компании Art de Lex Евгений Арбузов.    По словам же начальника юридического управления одного из банков Александра Голубева, надо облегчить и упростить процедуры согласования действий службы с другими ведомствами, прежде всего, занимающимися реализацией имущества должника, сократить количество документов, которые могут быть обжалованы должником в суде.    Впрочем, проблему взяточничества в среде приставов такими мерами не искоренить. Никакие надбавки к зарплате и сокращение документооборота не заставят сотрудников службы отказаться от искушения погреть руки на чужом долге. Ведь ФССП — лишь отражение состояния всей российской судебной системы. Тем более что наказание за мздоимство для приставов не слишком строгое. Так, вышеупомянутый пристав из Алтайского края, пойманный на вымогательстве 35 тыс. рублей у предпринимательницы за снятие ареста с ее имущества, отделался двумя годами лишения свободы условно.    

 

   В ЦИФРАХ
   1453
   исполнительных производства пришлось на одного пристава в первом полугодии 2011 года, сообщает ФССП России.

 

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK