Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Чужая родня"

Ежегодно примерно 5,5 тысячи российских сирот усыновляются иностранными (50% американскими) семейными парами. Тем, как живется российским детям на новой родине, старая родина, как правило, не интересуется. Между тем, по словам начальники отдела по делам несовершеннолетних Генпрокуратуры РФ генерала-лейтенанта юстиции Геннадия Полозова, процесс усыновления часто есть не что иное? как международная купля-продажа детей.Геннадий Полозов: Знаете ли вы? какая проблема в настоящее время наиболее актуальна для США? Ежегодно по причине жестокого обращения из американских семей убегает до 2 млн. детей. Так вот, чаще всего жестокость проявляют те семейные пары, которые не имеют собственных детей и берут в дом сирот. Наигравшись с усыновленным ребенком, они выгоняют его из дома, объясняя свои действия психологической несовместимостью.
В начале 1996 году гражданка США Полрейс замучила до смерти своего приемного сына, бывшего воспитанника Тульского дома ребенка Костю Шлепина. Ему было два года, усыновила она его в 1995 году. В Генеральную прокуратуру подали заявление стюардессы, ставшие свидетельницами следующего инцидента. Супруги-американцы Торн во время перелета из Москвы в Нью-Йорк избивали двух удочеренных ими воспитанниц Воронежского областного дома ребенка. Не успели до дома доехать, а уже начались конфликты. Дальнейшая судьба девочек нам неизвестна. Сейчас мы проводим проверку с помощью американских адвокатов — пытаемся выяснить, как устроились девочки, что с ними стало.
Ольга Казанская: В распоряжении «Профиля» оказались фотографии, сделанные в городе Минерал-Веллз, США, штат Западная Вирджиния. На фото четверо плачущих детей и вооруженный полицейский, который выпроваживает их из дома. Это усыновленные американцами дети из Череповецкого дома ребенка. Не могли бы вы рассказать подробности?
Г.П.: Толя, Наташа, Алла и Оля Самкины (8, 7, 6 и 5 лет) усыновлены в мае 1997 года Полом и Кристиной Бьючемин. Бьючемины проживают в городе Паркерсбурге, штат Западная Вирджиния. Через шесть недель после переезда в США дети сбежали из дома. Сотрудникам местной социальной службы они рассказали, что новые родители их избивали, не разрешали общаться друг с другом на русском языке. В доме они жили в разных комнатах, им запрещалось вместе играть, гулять, вообще видеться. Их определили в разные школы.
Вызванная на допрос Кристина Бьючемин сообщила полицейским, что русские ребята психически нестабильны, недоразвиты и представляют опасность для трех других усыновленных ею детей. «Мои старания сделать из них дисциплинированных детей ни к чему не привели»,— сказала Бьючемин. А ведь Самкины жили у нее всего шесть недель!
Местные социальные службы подали в суд иск о лишении миссис Бьючемин родительских прав на детей. Брата и сестер Самкиных временно определили в другую семью. Синтия и Питер Сампе из города Минерал-Веллз оказались, напротив, очень любящими родителями. Русские детишки прижились у них, быстро научились говорить, читать и писать по-английски. Им даже наняли русского педагога, чтобы они не забывали родной язык. Чета Сампе подала документы на их усыновление. Но суд по делу Бьючемин определил Самкиных в третью семью.
Трудно сказать, чем руководствуется судья, решая вопросы усыновления. Может быть, у последней семейной пары просто оказался хороший адвокат, который смог убедить судью, что именно в их семью целесообразно отдать детей. Дети отказывались уезжать, писали письма о том, как им хорошо живется у папы и мамы Сампе. Фотограф запечатлел момент, когда полицейские силой увозили Самкиных. Зачем было пугать детей оружием, совершенно непонятно. В настоящее время сотрудники Генеральной прокуратуры РФ и независимый социальный работник штата Западная Вирджиния Нэнси Реффсин пытаются опротестовать решение американского суда.
В МИД РФ пришло письмо, подписанное жителями городка Минерал-Веллз (там проживают Сампе), в котором каждый подписавшийся засвидетельствовал, что Синтия и Питер Сампе — достойная семейная пара и дети действительно у них прекрасно себя чувствовали. И что важно — все четверо ребятишек Самкиных в местной школе были лучшими учениками.
О.К.: Известны случаи, когда американские родители отказываются от усыновленных детей.
Г.П.: Очень часто родители возвращают детей в Россию. Некоторые сажают приемную дочку или сына в самолет и навсегда забывают о них. Разумеется, никто не встречает их в российском аэропорту. Одна семейная пара из США вернула российского ребенка на том основании, что диаметр его головы на 2 см меньше, чем это записано в медицинских документах. Они решили, что ребенок с психическими отклонениями. Хорошо, что они хотя бы довезли его до детского дома.
Часто новые родители просто не понимают, что в России детские дома переполнены. С детьми нет возможности заниматься (в том числе английским языком). Они растут дикими, естественно, отстают в развитии от своих сверстников из нормальных семей. После усыновления с детьми нужно разговаривать, учить их элементарным вещам.
В России согласно конвенции ООН по правам ребенка иностранное усыновление происходит только в исключительных случаях, когда невозможно найти приемных родителей в стране происхождения. И усыновление не должно быть связано с материальными выгодами. Но Министерство образования и его региональные отделения, регулирующие эти вопросы, предпочитают отдавать детей в иностранные семьи. Почему? Иностранцы приезжают с подарками, деньгами, так называемой благотворительной помощью — и все это преподносится чиновникам, ответственным за усыновление.
В США большая очередь на усыновление местных детей-сирот, и услуги чиновников и адвокатов, которые подыскивают кандидатуры и оформляют документы, обходятся родителям на порядок дороже, чем, например, в России. Поэтому американские семейные пары предпочитают усыновлять иностранных детей.
В 1992—1993 годах Минобразования от своего имени заключало договоры с зарубежными посредническими фирмами и взимало за свои услуги по $1 тысяче за каждого усыновленного ребенка. Когда Генеральная прокуратура опротестовала эти действия в суде ООН, Минобразования создало коммерческую организацию «Право ребенка» при своем ведомстве. Договоры подписывал замминистра образования Бадмаев. Не так давно Бадмаева перевели в Калмыкию министром образования.
Проблема еще и в том, что в Уголовном кодексе РФ не предусмотрено наказание за куплю-продажу детей. Нет у нас и гражданских законов, четко регулирующих процессы международного усыновления. Но согласно Семейному кодексу РФ контроль за соблюдением прав усыновленных детей за границей поручен российским консульствам. Консульства же этими вопросами совсем на занимаются — несмотря на то, что до 18 лет у усыновленных детей сохраняется российское гражданство (помимо нашего, дети получают гражданство своих приемных родителей).
О.К.: Два года назад некоторые столичные газеты опубликовали данные (правда, не подтвержденные официально) о том, что ряд детских домов продает своих воспитанников так называемым усыновительным организациям, а те используют детей для пересадки органов, тканей. Известны ли вам такие случаи?
Г.П.: Ни одного такого случая мы не обнаружили. Доктора, которых мы привлекали в качестве экспертов, уверяли нас, что нынешнее состояние российской медицины не позволяет пересаживать органы в том количестве, о котором говорилось в прессе.
О.К.: Правда ли, что иностранцы из гуманных соображений усыновляют в том числе больных детей?
Г.П.: Это очень редкие случаи. Больных детей берут и выхаживают только очень добрые люди, с глубокими религиозными чувствами. Но основная масса родителей требует здоровых детей.
Кстати, мы неоднократно сталкивались с откровенной подтасовкой медицинских карт. Российские доктора ставят неправильный диагноз здоровым детям. Генеральная прокуратура начинает разбираться — многие тяжелые диагнозы не подтверждаются. По моему мнению, это делается для того, чтобы создать иностранным родителям положительный имидж.
Не так давно в МИД и в Генеральную прокуратуру РФ пришла нота протеста итальянского посольства в Москве. В бумаге говорилось, что многие тяжелые диагнозы, поставленные российскими врачами, итальянские доктора не подтвердили (по закону ребенок проходит обследование не только при выезде из России, но и на новой родине). Мы запросили Минздрав РФ. Знаете, что они нам ответили? Это вранье посольских служащих и незначительные ошибки медиков. Тогда мы пригласили экспертов из РАМН. Ее ведущие специалисты выявили, что некоторые диагнозы вообще нелепы и не предусмотрены списком болезней Всемирной организации здравоохранения. Например, двухмесячному младенцу поставлен диагноз «задержка речевого развития».
Хотелось бы, чтобы детишки обретали новую родину на законном основании. А для этого нужно принять в России соответствующие законы, запрещающие куплю-продажу детей, и четко прописать в Уголовном кодексе наказание за эти действия.

ОЛЬГА КАЗАНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK