Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Дарькин с моря"

Новый приморский губернатор Сергей Дарькин ворвался в большую политику в результате стечения многих случайных обстоятельств, свалился как снег на голову. Поэтому нет ничего удивительного, что под прицел СМИ Сергей Михайлович попал не до, а после избирательной кампании.— Дарькин не связан с криминалом, он сам криминал,— не устает повторять противник Дарькина на губернаторских выборах, депутат Госдумы, экс-мэр Владивостока Виктор Черепков.
— Там, на Западе,— говорят приморцы о России. Один высокопоставленный собеседник со Старой площади, принимавший участие в приморских выборах, пояснил: «Это край такой. Там либо они (сегодняшние жители) сидели, либо их родители, либо друзья. Вот если бы Дарькин избирался где-нибудь в Центральной России, связь с криминалом сработала бы. А в Приморье… Ну, понимаешь, там все такие».
Иными словами, власть понимает, кто пришел. Но ничего против этого не имеет. Более того, она даже очень рада одному лишь факту, что выборы, которые журналисты уже окрестили «приморским ужастиком», завершились.
Смотрите, кто пришел!

Новый губернатор Приморья Дарькин Сергей Михайлович (или же Дарыч, как его любовно называют братья-товарищи) родился 38 лет назад в небольшом приморском городке с символическим названием Большой Камень. Его отец был военным строителем, построил, как утверждают друзья Дарькина, пол-Приморья.
После школы получил традиционное для края «морское» образование: окончил Высшее инженерно-морское училище имени Невельского, факультет управления морским транспортом, после чего остался работать там преподавателем.
При этом ни для кого не секрет, что по части публичных выступлений Сергей Михайлович не Цицерон. Рассказывают, что во время предвыборной борьбы пиарщики, занятые имиджем Сергея Михайловича, настоятельно рекомендовали ему ограничить свою публичную риторику. Дарькин поначалу к рекомендациям не прислушался и выступил в прямом эфире местной радиостанции «Лема» с предвыборной речью, настолько блиставшей всевозможными филологическими казусами, что все его последующие интервью стали давать исключительно в записи и после жесткой цензуры.
Позднее Сергей Михайлович уже по собственной инициативе обратился к известному в Приморье специалисту по постановке речи, народному артисту России, профессору Дальневосточного института искусств Льву Ткачеву.
Лев Ткачев: «Какой он ученик? Сейчас могу сказать, что самый лучший из всех моих студентов. Когда мы с ним занимаемся, закрываемся от всех на час, и он выкладывается, как первокурсник, очень старается. Думаю, что скоро он станет отличным политиком».
Женившись на дочери первого секретаря крайкома партии Головизина, Сергей Михайлович учительскую стезю оставил и устроился на работу в компанию «Дальлизинг», откуда вскоре ушел и создал собственную фирму «Ролиз».
Первоначально «Ролиз» располагался в гараже администрации Приморского края, а позднее переехал в офис на одной из центральных владивостокских улиц — Светланской.
Издержки первоначального накопления

Вскоре Дарькин со своей «номенклатурной» женой развелся и вдохновенно занялся бизнесом. По словам Виктора Черепкова, свой первоначальный капитал Дарькин заработал прозаически: «Моряки, приходившие из рейсов, часто привозили с собой подержанные японские иномарки. Тут-то и появлялся Дарькин и его команда. Они отнимали машины, иногда, правда, скупали их по дешевке, а потом продавали втридорога».
Один из сотрудников Центробанка вспоминает: «Впервые с Дарькиным я столкнулся в начале девяностых, когда в составе делегации ЦБ приехал в наш приморский филиал. Нас поселили в непонятной гостинице под названием «Союз-Ролиз». Гостиница принадлежала Дарькину. Он тогда был сильно одержим развитием гостиничного бизнеса, а по совместительству занимался продажей женских колготок».
Что касается личных качеств, то соратники говорят о Дарькине как о человеке добром и отзывчивом, всегда готовом прийти на помощь. Еще в бытность Дарькина главой «Ролиза» на одном из его сейнеров внезапно и тяжело заболел рыбак. Когда экипаж связался с руководством, Дарькин, понимая, какие это повлечет убытки, приказал бросить путину и плыть в Японию, чтобы моряку быстрее оказали помощь.
По сообщениям местных СМИ, еще в 1992 году на «Ролиз» положил глаз известный в Приморье преступный авторитет Сергей Бауло. Писали, что он стал «крышей» фирмы, поручив службу безопасности «Ролиза» своему родственнику. Так это или нет, доподлинно сказать не берется никто, однако со временем бизнес Дарькина заметно «повзрослел»: вместо автомобильного сэконд-хэнда и женских колготок основными направлениями деятельности «Ролиза» стали инвестиционные программы в области судо- и самолетостроения, операции с недвижимостью, лизинг судов и самолетов, экспорт леса и пиломатериалов.
В августе 1995 года Сергей Бауло неожиданно погиб: заядлый любитель подводного плавания однажды просто не всплыл — чья-то рука перерезала на его акваланге трубку, по которой подавался кислород. Как писали приморские газеты, после смерти Бауло за право обладать «Ролизом» схлестнулись две группировки: некоего Игоря Карпова, известного под кличкой Карп, и «Винни-Пухов» под руководством двух молодых людей — Глотова и Николаева. Победили в итоге последние, а Карпова постигла участь Бауло.
Такие истории были весьма распространены в кажущуюся теперь такой далекой эпоху первоначального накопления капитала. Сейчас многие из тех, кто пробился, на возникающие время от времени разговоры о связи со всевозможными ОПГ предпочитают либо помалкивать, либо тактично обходить эти вопросы стороной.
Сергей же Михайлович Дарькин поначалу избрал другую методу: он не помалкивал и не обходил тактично, а заявлял, что имен Бауло, Карпова или «Винни-Пухов» никогда в жизни не слышал. Однако недавно (очевидно, когда его вконец измучили расспросами о криминальных друзьях) Дарькин в одном из интервью сказал: «Вы не учитываете один момент. С Бауло я познакомился, когда был совсем мальчишкой, а он служил в нашем военном гарнизоне подводником. Никто не виноват, что кто-то стал одним, а кто-то — другим».
Да и куда деваться, если вездесущий Виктор Черепков продемонстрировал видеозапись, сделанную на похоронах Сергея Бауло. Хорошо видный на пленке будущий губернатор Приморья выступает главным распорядителем похорон. Указывает, куда ставить гроб, рассаживает людей по машинам.
Кроме того, сейчас Сергей Михайлович женат третьим браком на вдове Игоря Карпова — актрисе местного театра Ларисе Скубко; совсем недавно у них родилась дочь Ярослава.
Без меня меня женили

По неофициальной информации, выборы Дарькина стоили его «инвесторам» $15 млн. По слухам, в их числе был и глава группы «Интеррос» Владимир Потанин. Во всяком случае, в окружении свежеиспеченного губернатора за теплыми словами в его адрес нам посоветовали обратиться к Владимиру Олеговичу: дескать, он Дарькина близко знает. В самом «Интерросе» этого тоже не скрывают, правда, делают уточнение: с Дарькиным тесно общается не Потанин, а его правая рука, глава Росбанка Михаил Прохоров. Знаком Прохоров с новоиспеченным губернатором давно, сблизились они, когда в Приморье открылось отделение ОНЭКСИМбанка и Сергей Михайлович возглавил в нем совет директоров.
Кстати, Дарькин неоднократно заявлял, что старается быть похожим на трех людей: Петра Первого, Владимира Путина и Владимира Потанина.
Прагматик — как все из указанного списка — Дарькин звезд с неба не хватал: на губернаторские выборы пошел для того лишь, чтобы публично раскрутить себя и подготовиться к декабрьским выборам в краевое законодательное собрание. Похоже, победа Дарькина стала полной неожиданностью не только для общественности, но и для него самого и более всего соответствует известной присказке: «Без меня меня женили».
Высокопоставленный чиновник кремлевской администрации, принимавший участие в выборах, рассказал: «Когда Наздратенко выдворили из его приморских владений, он, «уходя, не ушел», а начал играть в собственные игры. Он даже планировал срыв выборов и последующее триумфальное воцарение на прежнем месте. Но очень скоро понял, что Кремль этот вариант не устроит. Поэтому стал присматриваться к подходящим кандидатурам, которых можно провести в губернаторы, и чтобы избранный не забывал потом благодетеля».
Вторым игроком на приморском поле стал полпред президента Константин Пуликовский, выдвинувший своего кандидата, бывшего вице-мэра Хабаровска Геннадия Апанасенко. Однако против него играли не только и не столько человеческие качества, сколько то, что он является ставленником полпреда. Тот же чиновник со Старой площади рассказал: «В провинции никто по городу быстро не ездит. Даже если у тебя самая хорошая и навороченная машина — не принято. А Пуликовский летит — земля под ногами дрожит: кавалькада машин, проблесковые маячки, визг сирен, минимум президент приехал. Ну кому это понравится?»
Так что сам полпред, вероятно, тоже проигрывал в голове запасной вариант. То есть, с одной стороны, он Апанасенко поддерживал, а с другой — делал это как-то холодно, флегматично. Запасной сценарий Пуликовского, по мнению пиарщиков со Старой площади, носил название «Да-хоть-кто-нибудь». В то же время кремлевская администрация продолжала заниматься выборами Апанасенко, создавая видимость борьбы.
Виктора Черепкова, входившего в тройку наиболее реальных претендентов на кресло губернатора Приморья (в первом туре за него проголосовал практически весь Владивосток), пригласили на Старую площадь и порекомендовали отдать свои голоса в пользу Апанасенко.
— Да я прежде умру или упаду с крыши, чем Апанасенко поддерживать, — ответил Черепков и предложил обратить внимание на ставленника Наздратенко Дарькина. «Да бросьте вы»,— ответили мне кремлевские ребята,— вспоминает Черепков.— Кто такой Дарькин, он никогда не пройдет, ведь его никто не знает».
— В общем, после первого тура выяснилось, что Дарькин всех устраивает, — говорит наш собеседник со Старой площади. Кремлевская администрация объявила, что готова работать с кем угодно, лишь бы не с Черепковым. Вот и Наздратенко на недавнем дне рождения Зюганова на вопрос красного лидера «кого же ты привел?» прямо ответил: «Не мог же я поддерживать Черепкова».
Своему преемнику Наздратенко передал наработанные годами губернаторства ресурсы, в том числе своего пресс-секретаря, женщину, которой на протяжении последних лет удавалось держать приморские СМИ в ежовых рукавицах. Большинство приморских газет в предвыборный период были на редкость сдержаны в оценках Дарькина, воздерживались от негативных публикаций, а на тех, кто все же осмеливался это делать, находилась управа. Так, незадолго до первого тура голосования сотрудники владивостокской милиции, сославшись на устный приказ начальника городского УВД, изъяли весь тираж газеты «Далекая окраина», в которой, по словам ее редактора, депутата Приморской краевой думы Владимира Гильгенберга, содержалась оперативная информация краевого УВД о криминальных связях Дарькина.
В новой должности Дарькин уже показал себя прилежным и послушным губернатором, заявил, что никаких претензий и обид к Пуликовскому не имеет, потому что «и он, и я работаем на основании нормативных документов и в целом мы несем ответственность по решению поставленных перед нами задач».
По словам сотрудников Дарькина, «Сергей Михайлович — губернатор новой формации. Из таких, как, например, Хлопонин или Абрамович. Молодые, экономически грамотные, побывавшие в бизнесе и, что называется, на свой хлеб с маслом давно заработавшие. Доступные для народа, без барских замашек советской номенклатуры».
— Похоже, Дарькин сам удивлен свалившейся на него популярности,— говорят в кремлевской администрации.— Он, конечно, человек непростой, но в принципе обучаемый. Хотя времени у него осталось всего ничего — до зимы.

ИННА ЛУКЬЯНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK