Наверх
28 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Деловая Катя"

А ну-ка, девушки! А ну-ка, юноши! Кто хочет стать российским малым и средним предпринимателем? Тогда почитайте эту историю. Почитали? А это только начало. Моя подруга Катя, получив неплохое образование и поработав на всяких «империалистических вампиров», в какой-то момент впала в тоску от рутины. Вдобавок у нее сменился начальник. Вместо на редкость вменяемого американца пришел абсолютно несносный и хамоватый англичанин. Шутки нового босса всегда были не к месту и казались смешными лишь их автору. Англичанин не стирал свою оранжевую куртку, которая месяца через три приобрела совершенно другой оттенок, а на деловых встречах из-под его брюк с носков нагло выглядывали Том и Джерри.

Катька написала заявление об уходе и решила открыть собственное дело без всяких там Петеров, Хансов или Томасов. После своих приключений в западных юридических компаниях решила заняться выпуском кондитерских изделий — вкусно и приятно! Денег, естественно, у нее особенно не было. На жизнь, конечно, хватало, но в «закромах родины» было пусто. Но разве это проблема во времена кредитного бума? Только банк выбирай! Катя нарисовала бизнес-план, изучила рынок, сделала финансовую модель и стала читать умные книжки. По ним выходило, что все просто: надо выбрать оборудование, найти помещение, сделать ремонт, нанять сотрудников, найти рынок сбыта, придумать толковый ассортимент, получить миллион сертификатов и разрешений, а также взять кредит для финансирования всего вышеперечисленного.

Катька начала с последнего – с кредита. Список банков я видела лично, он не влез в блокнот. Куда она только не обращалась, даже в Европейский банк развития писала, благо иностранные языки у нее подвешены не хуже русского. Но выяснилось, что кредиты начинающим компаниям не дает никто! Нужна финансовая отчетность минимум за полгода.

— Откуда мне ее брать? — сокрушалась Катька. — Я ведь еще не начала...

И решила обхитрить всех, взяв оборудование для кондитерской в лизинг. Увы — и тут условия оказались такими же. Она пыталась тыкать клерков в сайты их компаний, где написано, что начинающим с нуля компаниям лизинги тоже оформляются, однако в ответ слышала:

— Но вы ведь не первую компанию открываете. У вас же наверняка уже есть какой-

— Нет у меня пока ничего. У меня есть только идея.

— Идея хорошая, — одобряли клерки. — Нам нравится. Но помочь вам ничем не можем.

После недели хождения по банкам и лизингам Катя все же нашла выход — договорилась на рассрочку платежа с поставщиком оборудования, убедив его в перспективности проекта.

После регистрации всех учредительных документов, а главное — появления штампа, Кате пришлось купить портфель, поскольку копии документов и бесконечные печати требовали везде. Когда один из риэлтеров отказался показывать ей помещение, поскольку у нее не было штампа на договоре, Катя в сердцах послала ему по факсу лист А4, весь проштампованный от и до, но помещение, увы, уже успели сдать другим.

Но ее фирма все еще не была полноценной без банковского счета. Оказалось, открыть счет (как и получить кредит) где угодно нельзя, хотя, казалось бы, банки должны только мечтать о клиентах, которые носят им деньги. В российском представительстве одного австрийского банка Катю попросили заполнить бумагу и пообещали рассмотреть ее в течение недели. Через неделю сообщили, что у них в банке открывают счета компаниям с оборотом не меньше нескольких миллионов долларов. Почему ей об этом не могли сказать сразу, чтобы она не теряла время? В других учреждениях ситуация была не лучше. С отчаяния Катя пошла в один из крупнейших российских банков. Оказалось, там тоже с начинающими предпринимателями не работают, но зато указали на дочерний банк, который мог бы решить ее проблему. Рванула туда. Милые операционистки заполнили документы и забрали необходимые копии. И тут выяснилось, что выписка из реестра старше двух недель на целых два дня, поэтому считается просроченной. Вместо нее потребовали нотариально заверенную банковскую карточку с подписью. Глотая слезы от бессилия перед очередным идиотизмом, Катя спросила, где ближайшая нотариальная контора. Оказалось, недалеко. Катя побежала рысцой заверять собственную подпись. На улице припекало летнее солнышко. Насквозь мокрая, она добежала до закрытой двери с объявлением, что нотариус уехал в отпуск. Соседняя контора была в двух кварталах. Катя кинулась туда. Внутри две девушки на ресепшн мило заигрывали с очередным посетителем. Через пять минут одна из них наконец обратила внимание на Катю и рявкнула:

— Мы закрыты!

— Но вы же работаете до пяти... — возразила Катя.

— Сегодня — до четырех!

— Но сейчас без пятнадцати четыре!

— Клиент, который сейчас у нотариуса, останется там до закрытия. Идите в нотариалку рядом, они работают.

— Они в отпуске и посылают всех к вам.

— Тогда ищите другую контору. Мы закрыты! — девушка отвернулась к объекту флирта.

У Кати сдали нервы. Она громко пожелала нотариальной конторе обанкротиться и, грохнув дверью, вышла на улицу. Вспомнив о нотариусе возле своего дома, поехала к нему. Однако по техническим причинам в этот день нотариус принимал только до 15.00 и уже час как ушел. Четвертая по счету контора была, по счастью, открыта — об этом свидетельствовала километровая очередь под задумчивой фотографией В.В.Путина. Владимир Владимирович явно сострадал со стены гражданам. Катя села напротив портрета и, мысленно рассказывая президенту о своих злоключениях, дождалась аудиенции у нотариуса. После изучения всех учредительных документов Кате заверили ее собственную подпись, за что взяли 200 рублей. Банк работал до 20.00, и Катя туда успела. Начальница филиала пообещала, что счета откроют в понедельник, в крайнем случае, во вторник.

Так и получилось, но счета открыли не все, а только часть — впопыхах в пятницу забыли подписать несколько документов на открытие третьего счета. Его пообещали сделать в четверг. В назначенный день Катя два часа пыталась дозвониться до банка. Но там, видимо, все в едином порыве открывали ей счет и не хотели отвлекаться на телефонные звонки. Когда она дозвонилась, счет был уже открыт. Операционистка лишь спросила:

— Екатерина Александровна, а вы нам привозили свою нотариально заверенную подпись?

— Конечно привозила, еще в пятницу.

— Мы не можем ее найти, — призналась операционистка.

— Но если вы думаете, что я пойду снова к нотариусу, то заблуждаетесь! — выпалила Катя.

— А у вас есть выписка из реестра?

— Есть, только вы не хотели ее в прошлый раз заверять.

— Ну, ничего, теперь заверим, — пообещали в банке.

После того как счета были открыты, Катя принялась искать помещение для производства. Ей казалось, что в городе, где риэлтерских контор больше, чем «Макдоналдсов» в Америке, это будет сделать несложно. Одно из потенциальных мест находилось на территории завода. Приехав туда, Катя попросила ознакомить с договором аренды. Внимательно прочитав договор, обратила внимание, что хранить сыпучие вещества на заводе нельзя. Катя набрала номер администратора завода.

— А муку хранить можно? Иначе мы не сможем работать.

— Нет, мука — это взрывчатое вещество. Вы можете использовать не больше одного мешка в день или закачивайте муку насосом.

— А у вас есть насосы? — поинтересовалась Катя.

— В этом здании нет.

— Тогда как же у вас на втором этаже кондитерский цех работает? Они что, печенье из сахара пекут?

— Нет, ну вы же понимаете — там решительные хозяева, вот они все и решают... Ой, я что-то не то сказала? – раздалось на другом конце провода.

— Это уже вам решать. Но то, о чем вы намекнули, вообще не входит в мои планы. Я хочу все делать честно.

— Странная девушка, — был ответ.

Помещения под магазин тоже не стали исключением. В бывшей кондитерской Катю пошатнуло от резкого кошачьего запаха. Видимо, некоторое время здесь работала живодерня. На предполагаемой кухне тараканы прочно прилипли к кафелю. Антураж дополняла дамочка на высоченных шпильках в суперкороткой мини-юбке и прозрачной маечке. У дамочки явно были критические дни. Она подгоняла потенциальных съемщиков тщательно заученным текстом, доносившимся из ее накачанного ботоксом ротика. Казалось, ботокс говорил отдельно от нее:

— Вы заключаете контракт субаренды с фирмой-прокладкой «Сфинкс» и платите часть денег на счет им. Остальное налом мне.

— А почему мы не все платим «Сфинксу»?

— Мне прибыль не нужна, — пояснил ботокс.

— Раз вам не нужна прибыль, мы можем здесь и бесплатно обосноваться. Кому вообще принадлежит это помещение?

— Мы его выиграли на тендере у города и теперь пересдаем. Если я стану платить все налоги, то мне это невыгодно, — честно заявил ботокс на шпильках.

От наглости и запаха котов Катя начала дуреть. Агент по недвижимости никак не мог понять, почему она столь удивлена, ведь так работают все…

Приехав домой, Катя принялась редактировать бизнес-план, чтобы в нем отдельной строкой появились расходы на ботокс, прокладки типа «Сфинкс» и просто «представительские мероприятия». Конечная цена печенья возросла. Она взяла чистый лист бумаги и нарисовала там толстого лысого человека в носках с изображением Тома и Джерри. А наверху написала: «Клиент».

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое