Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Денежная Пенза-пила"

Пензенская область — это, по сути, огромный холдинг, генеральный директор которого — губернатор Василий Бочкарев. Руководители всех крупных промышленных предприятий лишь управляющие, которым позволили покомандовать.Почти как Мюнхгаузен

Из директорского корпуса Пензенской области выделяется разве что Иван Купцов с «Пензтекстильмаша». Его успеху и авторитету в среде административной и деловой элиты области способствовало то, что именно он первым откликнулся на призыв губернатора Василия Бочкарева: «Мужики, зарабатывайте сами, вам больше ничего даром не дадут!» Купцов сделал вот что: он буквально на 180 градусов повернул производство, начав вместо текстильных станков выпускать оборудование в основном для переработки зерна.
Коренной пензенец, Купцов одиннадцать лет проработал на автоагрегатном заводе в Рязанской области, пока в 1988 году не перевелся заместителем директора по экономике на крупнейший в то время в Пензенской области завод «Пензмаш». Два года спустя он возглавил дочерний «Пензтекстильмаш» — его поставили спасать предприятие: из-за того что к тому времени пала вся текстильная промышленность России, оборудование, которое выпускал завод, оказалось невостребованным.
Через три года «Текстильмаш» начал стабильно работать, и с тех пор на заводе ни разу не было задержек зарплаты и простоев производства. Директор быстро сориентировался в неразберихе стихийного рынка и при тотальном дефиците начал выпускать товары ширпотреба: маслобойки, коврочистки и прочую хозяйственную утварь.
На удачу директора, в 1993 году на предприятие приехал знакомый конструктор из Москвы и предложил Купцову производить сконструированные им специально для фермерских хозяйств мельницы. Фактически с чертежного листа без больших капвложений уже к концу года завод выпустил первую партию. Таланту менеджера помогло везение: Купцов нашел взаимопонимание в «Росагроснабе», который согласился продвигать продукцию «Пензтекстильмаша», рекомендуя ее своим потребителям, и в областной администрации, которая выступила поручителем беспроцентного кредита.
Сам Купцов любит приговаривать, что его фамилия отвечает его сущности.
Он обладает солидным пакетом акций предприятия и фактически контролирует его. Но его акций не хватает для контроля де-юре. Последнего Купцову очень бы хотелось: по слухам, из-за этого на «Текстильмаше» мало-помалу начинает разгораться скандал, в который якобы втянуты руководители предприятия. Говорят, что главного инженера и главбуха заставляют продать имеющиеся у них акции. Стоит ли за этим гендиректор Купцов, достоверно неизвестно.
Во всяком случае, это не сочетается с его внешней доброжелательностью и миролюбивостью его характера. Крик и ругань, традиционно свойственные «красным директорам», он считает признаком слабости.
Успешная деятельность предприятия позволяет держать зарплату на самом высоком уровне в области — около 2000 рублей. На заводе еще с советских времен сохранилось премирование за здоровый образ жизни — материально поощряются те работники, которые работают без больничных листов.
Круг общения Купцова — коллеги, входящие в ассоциацию производителей плюс ближайшее окружение директора. По четвергам со своей рабочей командой он играет в футбол, а затем идет в баню. Создал семейную традицию, когда каждые выходные в его, по нынешним меркам, скромном доме, построенном к тому же давно, собираются две дочери с мужьями, внуки — все вместе работают в саду и отдыхают за общим столом, попивая любимое «Каберне».
Зимой в выходные Иван Купцов бегает на лыжах и считает своим большим достижением первый разряд в этом виде спорта. Еще он заядлый охотник и обижается, когда не верят в его байку о том, что однажды одним выстрелом, почти как Мюнхгаузен, он подстрелил двух гусей.
Местный Березовский

Еще два года назад о Леониде Черневе в Пензе мало кто слышал. А сейчас его называют местным Березовским. Он владеет медиа-империей регионального масштаба, контролирует несколько промышленных предприятий, имеет своих людей на ключевых постах в областном правительстве. Но, в отличие от Березовского, сам при этом предпочитает держаться в тени.
Это практически все, что известно широкому кругу пензенской элиты о Черневе. Человек он скрытный и неконтактный — если сам того не захочет, бесполезно пытаться даже вызвонить его по телефону. При этом за словом в карман не лезет и регулярно устраивает громкие разносы в своих владениях. За это работники его недолюбливают, называя грубым и деспотичным человеком с внезапными всплесками щедрости или спокойствия.
Чернев не похож на стандартного бизнесмена. Его поведение и образ жизни можно назвать странными. Несмотря на безусловно имеющийся капитал, он продолжает жить в двухкомнатной квартире с мамой, у него нет семьи и ездит он на стареньком «Москвиче».
Леониду Черневу 46 лет, он окончил Пензенский политехнический институт. Есть мнение, что свои первые деньги он сделал на домохозяйках. Где-то достал старый пресс, закупил пищевую жесть и начал штамповать крышки для консервирования — страшный в 80-е годы дефицит. Поднакопив денег и использовав старые связи в ДОСААФ, где занимался радиоспортом (и стал, кстати, однажды чемпионом мира), Чернев открыл АО «Спорттехника». Поначалу эта фирма занималась поставками гоночных машин, мотоциклов, радиотехники, спортивных винтовок и прочего инвентаря для ДОСААФ. В дальнейшем «Спорттехника» стала одним из крупнейших торговых предприятий области.
Вводя детей нужных людей в состав учредителей своих фирм, а кого-то подмасливая иными способами, Чернев быстро стал расширять свои связи среди высокопоставленных чиновников. Вскоре в его друзьях числились прежний пензенский губернатор Анатолий Ковлягин, некоторые его заместители, начальники управлений и департаментов, курировавшие те сферы, в которых крутился бизнес Чернева. Почти без проблем один медиа-проект раскручивался за другим, пока Чернев не стал контролировать через собственные фирмы практически весь телерадиоэфир, рекламу в электронных СМИ и значительную часть прессы Пензенской области (см. таблицу). Последним его приобретением стало перекупленное право эксплуатации эфирного времени на 1-м федеральном телеканале.
Все это позволило Черневу приобрести такое влияние, что он может держаться независимо и, когда нужно, использовать свою медиа-империю исключительно в своих интересах. Рассказывают, что однажды телевизионщики Чернева сняли острый сюжет, затрагивающий интересы мэра Пензы Александра Калашникова. Накануне эфира в телестудии появился хозяин и забрал кассету. В тот же день его видели в приемной мэра. В итоге материал в эфир не пошел, а Чернев перестал жаловаться на нелояльность городских налоговиков к его предприятиям. С Черневым вынужден считаться и новый пензенский губернатор Бочкарев. Говорят, Чернев остался единственным предпринимателем, которого не трясли всерьез местные правоохранительные органы.
Многие нужные фирмы и организации Чернев не стал скупать, а пошел по пути негласного сотрудничества с их топ-менеджерами. Так, у него есть свои люди в ГТРК «Пенза». Председатель областного правительства Николай Овчинников до своего назначения на столь высокий пост возглавлял «Электромеханику» (предприятие, контролируемое Черневым), а до этого — черневскую «Спорттехнику». Стал ли Овчинников откровенным протеже Чернева или губернатор Бочкарев пригласил его по собственной инициативе, так и осталось тайной.
Леонида Чернева интересуют не только деньги и не столько результат, сколько сам процесс игры. Он имеет репутацию пионервожатого и трудоголика — успевает влезать в творческие дела всех своих медиа-структур. Умеет нужного человека увлечь, наобещать с три короба, пойти на уступки. При этом, говорят, у него есть своеобразная норма — минус два работника в неделю. Сотрудник может лишиться работы из-за чего угодно, хоть из-за стакана чая на рабочем столе. При этом хозяин поощряет коллективные пьянки в редакциях, но желает видеть своих подопечных здоровыми. Рассказывают, как однажды всех работников ТРК «Наш дом» загоняли в комнату редактора, где их осматривала ведущая программы «Твое здоровье». Отказавшихся пройти обследование опять же увольняли. Делами на своих промышленных предприятиях Чернев интересуется меньше. Там управляют менеджеры-профессионалы, в которых, впрочем, хозяин больше всего ценит личную преданность.
В гневе Чернев не стесняется в выражениях и, кажется, иногда едва удерживается от рукоприкладства. Всегда уверен в своей правоте и совершенно не слушает собеседника. Единственный человек, который имеет на него влияние,— его мать.
У Чернева своеобразное чувство юмора. Например, однажды, вывезя коллектив на пикник, он предложил всем желающим прыгнуть за бутылку водки или за деньги в холодное апрельское озеро. При этом Чернев был и остается человеком одиноким. Деловая и промышленная элита его особо не привечает, да он и сам не рвется участвовать в ее тусовках. Почему-то считает день своего рождения траурным днем и обижается на поздравления.
Сам себе пивовар

Валентин Самко, владелец одноименного пивзавода, один из немногих крупных предпринимателей Пензенской области, который старается обходиться в бизнесе своими силами и ни у кого ничего не просить.
Он родился в далеком от Пензы городе Шахты Ростовской области. Закончив Новочеркасский техникум пищевой промышленности, приехал работать на Пензенский пивзавод мастером, а к 1982 году уже был генеральным директором предприятия. Как вспоминают очевидцы, это был маленький заводик, каких много в провинциальных городках, выпускавший ничем не примечательное пиво. Вероятно, поэтому, когда в 1992 году началась приватизация, на него не обратил внимания ни один более-менее состоятельный инвестор. И Самко вместе с замом и главным инженером удалось приватизировать завод на троих. После этого предприятие преобразилось. Гендиректор несколько раз ездил в Германию, где учился у немецких пивоваров, а после сам участвовал в разработке новых сортов пива по своему вкусу. В то время хорошее отечественное пиво было большой редкостью, и пензенское пользовалось большим спросом в соседних регионах. Для пензенцев же оно стало своеобразным символом, патриотическим напитком, с которым выросло целое поколение молодежи. Поэтому хозяин завода не постеснялся присвоить свое имя трем номерным сортам пива.
Можно сказать, что Самко свой завод сделал сам своими руками. Все инвестиции в современное импортное оборудование, строительство новых цехов и закупку фирменного сырья он производил в основном за счет внутренних ресурсов завода. Видимо, это обстоятельство воспитало в нем гордыню, нежелание считаться ни с местными политиками, ни с местной деловой элитой. Он всегда держался обособлено и от тех, и от других. Говорят, за это власти решили ему отомстить.
В 1998 году был дан ход делу с условным названием «О незаконной приватизации пензенского пивзавода». Несколько работников предприятия, которых директор уволил с работы, обратились в правоохранительные органы с жалобой на то, что Самко якобы каждого из них вызывал к себе в кабинет и заставлял продать свои имущественные доли под угрозой увольнения. Началось следствие. Подследственного заключили в СИЗО, где он просидел около полугода, пока не закончился судебный процесс. Два года условно — таков был приговор. Следствие началось еще при прежнем губернаторе, но и нынешний не сделал ничего, чтобы как-то помочь опальному пивовару. Наоборот, Бочкарев в своих публичных выступлениях представлял дело так, что, мол, Самко досталось поделом.
На этом несчастья Валентина Самко не кончились. 24 апреля прошлого года один саратовский друг повез его отдохнуть на природу. На огромной скорости их автомобиль врезался в машину, в которой ехала семья военнослужащего. Все участники аварии, кроме Самко, погибли. Сам он чудом выжил — долгое время лежал в коме и до сих пор не может оправиться. Тот случай резко переменил характер и взгляды директора пивзавода. Спесь поутихла. Он стал прислушиваться к мнению других, пошел на контакт с властями.
Пришлось отказаться и от многих привычек. Например, от купания в пруду с ранней весны до поздней осени. А вместо любимого коньяка Самко теперь пьет «пепси» и минералку. Единственное, от чего он не может оказаться, так это от поездок на «Шевроле Каприз» — единственном автомобиле этой марки в Пензе.
По злой иронии судьбы, в конце прошлого года губернатор Бочкарев с вице-премьером правительства РФ Валентиной Матвиенко на автобусе «шевроле», специально предоставленном заводом Самко, попали в аварию. Глава области сильно пострадал и был на волосок от смерти. Матвиенко отделалась переломами. Но от худшего исхода пассажиров уберегли именно технические характеристики автобуса. Теперь Самко гордится, что косвенным образом спас губернатору и вице-премьеру жизнь.
Рабочие у Самко получают приличную, по пензенским меркам, зарплату — 2700 рублей в месяц. Сам он уже четыре года строит дом, а пока живет в трехкомнатной квартире, где хозяйствует жена. Вообще-то дом Самко мог бы уже давно построить, но много денег уходит на развитие производства. Да еще после аварии, как говорят в руководстве завода, в сознание Самко закралась мысль, что надо непременно правильно платить налоги.

Рейтинг бизнес-лидеров Пензенской области

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности всех контролируемых предприятий
1Валентин Самко$13 млн.пивзавод «Самко Лтд.»
2Иван Купцов$7,5 млн.АО «Пензтекстильмаш»
3Леонид Черневнет данныхТРК «Наш дом» («11-й канал», «СТВ—Пенза», ТВ-6-Москва—Пенза, «35-й ТВ канал», «Эхо Москвы в Пензе», «Радио-101 Пенза», «Русское радио в Пензе»), «Европа плюс Пенза», «НТВ—Пенза», «ОРТ—Пенза», газеты: «Молодой ленинец», «АиФ-регион», «Домашняя газета», «Пенза плюс ТВ», АО «Спорттехника» (торговый дом), ЗАО «Старый пивовар» (производство безалкогольных прохладительных напитков), ОАО «Электромеханика», магазины: «Мелочи жизни», «Электроника»

ВАДИМ РОГОЖИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK