Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Драки в эфире"

Возможно, это случайность, но в преддверии и после Дня печати и Дня радио вышел целый ряд книг, имеющих прямое отношение к массмедиа.

Издательство «Гаятри» порадовало книгой, которая так и называется — «День радио. День выборов» и содержит одноименные пьесы. Автором значится Комический театр «Квартет И», но театралам хорошо известно, что за «коллективным Мольером» кроются имена Леонида Бараца, Сергея Петрейкова, Ростислава Хаита (это авторы пьесы) и Алексея Кортнева и группы «Несчастный случай» (а это авторы и исполнители песен).

По словам авторов, они наконец решили издать «официальные» тексты пьес, поскольку сильно погрязли в отсебятине, украшая каждый спектакль все новыми репликами. Оформление вполне медийное: столь любимые редакторами бумажных СМИ выносы, подложки, фотографии и пиктограммы присутствуют в изобилии.

Первая пьеса живописует один день из жизни радиостанции «Как бы радио». Ее владелец распоряжается провести марафон в пользу хоть кого-нибудь. Посредством мозгового штурма тема найдена: будем помогать тонущему судну у берегов Японии. Катер с несколькими собаками на борту превращается в огромный плавучий зоопарк с редкими животными, на помощь которому снаряжаются военные корабли и спасатели МЧС.

Во второй пьесе та же команда садится на теплоход и отбывает в Самару поддерживать нужного кандидата в губернаторы. Креативный подход, изрядно подогретый винными парами, позволяет выиграть выборы досрочно.

Издательство «Фантом Пресс» замахнулось на святое — телевидение, выпустив «Дневник заштатной звезды». Автор, популярный британский ведущий телешоу, сценарист, продюсер и писатель Пол Хенди, уступает в известности на берегах Туманного Альбиона разве что Бекхэму и королеве.

Герой романа, тридцатилетний неудачник Саймон Питерс, некогда мелькнул в дневной телепрограмме для домохозяек, а теперь в ожидании славы перебивается случайными заработками, страдает от депрессии, покупает абсолютно ненужные предметы в телемагазине и мечтает о том, как стать ведущим рейтингового телешоу. Но однажды о нем вдруг вспомнили. Саймон воспользовался случаем и попутно устроил в прямом эфире безобразный мордобой, после чего проснулся знаменитым. Ему предложили прайм-тайм и место ведущего в передаче, предусматривающей драку ведущего с гостем программы.

В Англии книга вызвала настоящий скандал — очень уж узнаваемы лица, программы и ситуации. Российский читатель может себя утешить тем, что на нашем телевидении нравы ничуть не лучше.

Зато в героях романа Ольги Шатохиной «Камень, ножницы, бумага» (М.: Октопус) российские книжные, музыкальные и прочие «культурные» обозреватели могут уловить очевидное сходство с коллегами или собой, поскольку писательнице эта среда хорошо знакома. Книга написана на стыке жанров производственного, мистического и детективного романов. Наряду с реалиями журналистских будней присутствуют криминальная интрига, таинственные амулеты древних цивилизаций и даже любовь. Читается с интересом, хотя к тому, как автор интерпретирует некоторые события, имевшие место в реальности, можно относиться по-разному. Но не зря же писательница предупреждает: «Все события вымышлены. Но не случайны. Совпадения случайны. Но не вымышлены. Ситуации «а вот еще был случай…» пережиты автором или рассказаны друзьями, за что им особая благодарность».

Известный литературный критик Лев Данилкин опубликовал книгу «Круговые объезды по кишкам нищего» (СПб.: Амфора), назвав ее путеводителем по русской литературе 2006 года. Картина представляется достаточно безрадостной: «Это был год невыполненных обещаний и обманутых ожиданий…», «скверный был 2006 год — если, по крайней мере, считать признаком скверного года количество неудач», «…превратился в клоуна Сорокин, обмишурился Аксенов, сырым оказался порох у Пелевина». Рецензии на 50 книг распределены по пяти секторам — в зависимости от того, к какой категории Данилкин причисляет автора — к «юниорам», «легионерам», «гвардии» или «номенклатуре». В отдельную категорию выделен Максим Кантор и его «Учебник рисования».

На фоне этого серьезного исследования вышедшая книжица Льва Гурского «Наше все — все наше» (Волгоград: ПринТерра) выглядит литературным хулиганством. Но каким восхитительным хулиганством!

«Современным критикам… не до читателей, — пишет Гурский. — Они сражаются друг с другом за любимых писателей и против нелюбимых… Так что же, прикажете читателям сорок лет скитаться без проводника в лабиринтах словесности, оставляя тайны без разгадок?» И за внутренние расследования в литературе берутся персонажи Гурского — капитан ФСБ Макс Лаптев (герой романов «Убить президента», «Спасти президента», «Никто, кроме президента») и детектив Яков Штерн (превратившийся в телеверсии романа «Перемена мест» в детектива Дубровского).

Русский Макс и еврей Яков, рассматривая метлы в витрине хозяйственного магазина, обозревая Москву с балкончика главного корпуса МГУ или разминаясь коктейлем «Кровавая Мэри», ведут литературные и окололитературные споры. В центре внимания — национальность автора и его героев. Яша в словесных дискуссиях явно сильнее: «умеем же мы, семиты, устраиваться» — и легко доказывает Максу, что Пушкин — из фалашей, то есть иудеев, Пелевин — Левин П.Е. и даже Бармалей и Айболит — на самом деле Бар-Малей и Айб Оолит.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK