Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ДУМАТЬ НАДО"

Российские венчурные фонды даже
 в кризис готовы давать деньги на хорошие инновационные идеи. Вот только идей таких, как и прежде, очень мало.

Подростки, собирающие технику из подручных материалов, и студенты младших курсов, которые в свободное время пишут программы и придумывают новые сайты в Интернете… Еще несколько лет назад они и не думали о том, чтобы капитализировать изобретения и идеи. Теперь многие из них обсуждают свои проекты с серьезными инвесторами.
Сегодня при наличии интересной задумки сесть за стол переговоров могут и совсем юные таланты, от которых требуют только инновационной составляющей, — деньги готовы дать те, кто со временем рассчитывает на существенную прибыль от продажи проекта. Венчурные инвесторы уверяют: средств для потенциальных «проектов-бомб» достаточно, вот только достойных бизнес-планов им приносят немного.
Как таковые венчурные инвестиции появились в нашей стране значительно позже, чем рыночная экономика: первые сделки, которые можно отнести к венчурным, заключались в середине 1990-х, но отрасль стала развиваться только с началом нового тысячелетия. На Западе венчурные проекты заслужили репутацию высокорисковых, зато приносящих сотни процентов прибыли. Но для наших предпринимателей, начинавших свое дело за счет собственных и занятых у знакомых средств, схема «финансирование взамен на долю в компании» была непривычна. Но деньги авторы высокотехнологичных идей, требовавших больших вложений, находили не всегда. Даже бурное развитие банковского кредитования не спасало стартаперов — банки отказывались и до сих пор отказываются кредитовать проекты, находящиеся на нулевой стадии развития.
Постепенно создатели чудо-идей стали рассматривать возможности привлечения венчурного капитала. Эти деньги хороши тем, что их не нужно возвращать. Но нужно жертвовать контрольным пакетом в предприятии. Позже, с развитием проекта, авторы идей могут выкупить у финансистов их долю, правда, уже с переплатой. Если же идея прогорает, то на бобах остаются все — венчурные капиталисты не требуют возвращения вложенных денег.
Как же попасть в число счастливчиков и попытать свою удачу за счет венчурного капитала? «У нас три главных требования к проектам: команда, умение понять, как заработать на идее деньги, и четкое видение развития проекта в долгосрочной перспективе», — рассказывает Максим Чеботарев, менеджер по маркетингу Softline Venture Partners. Этот фонд создан компанией Softline, его размер составляет $20 млн, на один проект инвесторы готовы дать до $1 млн. Как и многие другие фонды, Softline Venture Partners инвестирует на ранней стадии, но не исключает варианта партнерства с предпринимателями, у которых есть только идея и бизнес-план. Очень часто предприниматели не учитывают важный для инвесторов аспект: перспективы развития проекта на срок до 3—5 лет. Как правило, держатели венчурного капитала дают деньги не только на запуск продукта, но и требуют от разработчиков развития концепции, введения новых сервисов и технологий — для роста капитализации компании.
Кризис в целом улучшил перспективы венчурных капиталистов. Эдуард Шендерович, управляющий директор Kite Ventures, говорит: «Сейчас меньше компаний, претендующих на финансирование, но они качественнее. К тому же теперь они требуют меньше инвестиций, поскольку снизились затраты на развитие и продвижение продуктов». Как и во многих отраслях экономики, в кризис в наилучшем положении оказались те, у кого были живые деньги. Проекты, проинвестированные в 2008—2009 годах, в среднем дадут больше прибыли, чем стартапы сытых лет, — они потребовали меньших затрат, а ко времени предполагаемого выхода на прибыль ситуация в экономике, скорее всего, улучшится.

Технобудущее
Российская венчурная отрасль отстает от американской — мирового флагмана — примерно на 20—30 лет. Хотя специалисты уверяют: мы сумеем догнать и перегнать Америку. Россия — одна из немногих стран, где сформировалось мощное интернет-пространство. Долгое время наша Сеть не была интересна мировым игрокам, а потому многие российские проекты у отечественного пользователя популярнее, чем зарубежные аналоги.
В кризисное время еще больше увеличилась доля компьютерных и интернет-проектов на венчурном поле. «В нашей стране сложилась ситуация, когда производство постиндустриального продукта проще, чем производство индустриального продукта. Мы пользуемся российскими «Одноклассниками» и итальянскими стульями», — замечает Игорь Агамирзян, гендиректор Российской венчурной компании.
И хотя технологическая составляющая развивается достаточно динамично, сильно отстает пока качество бизнес-моделей и бизнес-планов, в том числе и по причине плохой проработки, поэтому их авторы получают отказы от инвесторов. «К нам приходят люди, у части из которых еще даже компании нет, но они необоснованно оценивают свою идею в $5 млн», — удивляется наивности начинающих Максим Чеботарев.
Кризис заставил инновационщиков более продуманно подходить к составлению бизнес-планов и стратегий. Но парадоксально: хотя на рынке достаточно денег, проектов, которые соответствуют требованиям инвесторов, крайне мало. За время существования Softline Venture Partners было рассмотрено 160 проектов, а финансирование получили всего два! В любом фонде перед сделкой компания проходит экспертизу специального совета — именно на этом этапе зачастую и заканчивается сотрудничество с венчурным сообществом.
«Надо видеть, где деньги. Если есть две идеи, высокотехнологичная и примитивная, и последняя принесет больше денег, надо выбирать именно ее», — говорит Сергей Курлович, один из основателей компании Wi2Geo.
На пути многих стартаперов встает банальное препятствие: нехватка средств для первоначальных вложений. Чтобы заинтересовать инвестора, нужно представить модель или прототип проекта, а это тоже требует денег. Выходом могут стать небольшие кредиты от бизнес-ангелов и мини-фондов венчурных инвестиций. В последние годы в стране неспешными темпами развивалось микрофинансирование малого бизнеса, начался подобный процесс и в сфере инноваций.
Один из источников первоначального капитала — фонд бизнес-ангелов AddVenture, созданный в прошлом августе. Он дает первоначальные венчурные инвестиции до $50 тыс. при условии получения доли в компании на уровне 20—30%. Важная особенность — деньги получить можно на стадии хорошо проработанной идеи. «Часто подробный бизнес-план — это потеря времени. Нам презентации проекта достаточно, ведь главное, чтобы люди в рынке разбирались и понимали, что они хотят сделать и как», — отмечает Елена Масолова, директор по инвестициям фонда бизнес-ангелов AddVenture. Но какое-то обоснование будущей успешности проекта все-таки понадобится. Так, авторы сервиса Roomix.ru, предлагающего виртуальное планирование интерьера, провели предварительные маркетинговые исследования — общались с представителями мебельных магазинов и с потенциальными клиентами. И проект получил деньги. Как и «взрослые» венчурные фонды, AddVenture дает не только средства, но и консультации, знакомит с экспертами и будущими инвесторами. Фонду выгодно, чтобы проект развивался и выходил на следующий этап финансирования — при продаже доли самый первый инвестор получает существенную прибыль.
Одна из особенностей, отличающих Россию от США, — наличие на венчурном рынке большого количества государственных денег. Если ранее получить их могли амбициозные и крупные проекты, то теперь шанс есть и у небольших компаний. Российская венчурная компания (РВК) наряду с Роснанотехнологиями, несмотря на кризис, наращивает объем своего присутствия на рынке инноваций. Сейчас РВК будет заниматься поиском новых проектов через венчурных частных партнеров, что увеличит географию ее присутствия. Объем фонда для проектов на ранней стадии составит 2 млн рублей. Компания, претендующая на деньги, должна существовать не более 3 лет, за последний год получить выручку не более 10 млн рублей. Кроме того, авторы проекта должны быть совладельцами бизнеса. Игорь Агамирзян обещает: «Деньги есть, а проектов достойных мало, но я сделаю все, чтобы создать действующую венчурную экосистему».
Начинающим предпринимателям стоит поторопиться. Сейчас у фондов есть деньги, в основном оставшиеся с докризисных времен, а раскрутка проекта стоит дешевле. А значит, самое время для реализации отложенных в долгий ящик идей.

БИЗНЕС-КЕЙС
В июне прошлого года был создан проект, который за истекший год успел получить финансирование сразу двух венчурных структур. Сервис Wi2Geo пока что не имеет аналогов в России. Эта система навигации позволяет определять положение объекта не только по уже привычным россиянам спутникам GPS, но и по Wi-Fi, которым оснащены многие ноутбуки и мобильные устройства. На определении местоположения строятся и другие сервисы — интересные рынку, но требующие немалых финансовых вложений в разработку. «Один из наших партнеров вынашивал задумку давно. Потом мы собрались вчетвером и стали делать прототипы продуктов. Подготовка длилась достаточно долго, а сами прототипы были сконструированы за пару-тройку месяцев», — вспоминает Сергей Курлович.
Одним из плюсов для молодых предпринимателей было то, что они сами занимались разработкой своих сервисов, а потому на первом этапе сэкономили на наемных сотрудниках. А ведь интеллектуальные ресурсы — одна из весомых статей расходов в инновационных проектах.
Уже спустя полтора месяца был проведен первый раунд инвестиций. Договориться удалось с объединением бизнес-ангелов AddVenture. Получив менее 10% в компании, AddVenture также оказалась владелицей опциона на увеличение участия в капитале — если в проект будет привлечен следующий инвестор. После получения этих средств основатели компании смогли доделать некоторые из своих продуктов. Потом в течение полугода они активно общались со многими венчурными фондами — кто-то находил их разработку перспективной и предлагал сотрудничать,
на кого-то создатели системы навигации выходили самостоятельно. «Мы составили список фондов, которые занимаются такими проектами. Круг инвесторов небольшой. За месяц-полтора при желании можно со всеми нужными людьми познакомиться», — говорит Сергей Курлович. Правда, знакомство с нужными людьми не всегда заканчивается сделкой — трудно найти партнера на таких условиях, которые бы устраивали обе стороны.
Фонд, имя которого пока не раскрывается, нашелся в разгар кризиса — в конце 2008-го. Совсем недавно была заключена сделка, а примерно через полгода компания планирует выйти на прибыль. Кризис несколько отдалил этот срок, однако для венчурного проекта с первоначальными инвестициями менее $50 тыс. это все равно успех, обычно проекты начинают приносить прибыль через три года.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK