Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Еда не приходит одна"

Западные концерны, несмотря на плохой инвестклимат, коррупцию и прочие «прелести» современной России, активно скупают отечественные предприятия потребительского сектора. Причем платят за них по ценам, значительно превышающим рыночные котировки.   6 декабря 2011 года компания Unilever сообщила об одобрении со стороны регулирующих органов России и Украины сделки по приобретению 82% акций концерна «Калина», ведущего отечественного производителя косметической продукции. Как отмечают в Unilever, цена пакета выросла за время согласования на 0,7 млрд рублей и составила приблизительно 17,4 млрд рублей (около $560 млн). Ориентировочно 10 января 2012 года Unilever направит предложение миноритариям «Калины» о приобретении остальных акций.
   Эксперты уверены, что подобные сделки по слиянию-поглощению на российском рынке продолжатся. Например, по неофициальной информации, PepsiCo готовится поглотить отечественного производителя кваса компанию «Дека». Хотя обе стороны информацию опровергают, один из участников рынка в беседе с «Профилем» подтвердил слухи о готовящейся сделке.


   Интерес иностранцев вполне объясним: российский потребительский рынок — один из самых крупных и быстрорастущих в мире. Сегодня в России осталось не так уж много успешных отечественных компаний и брендов, а иностранные транснациональные корпорации контролируют целые сектора. Выигрывают ли от этого потребители и государство?
   Эксперт департамента оценки «2К Аудит — Деловые Консультации/Морисон Интернешнл» Ирина Воробьева обращает внимание на то, что приход иностранных игроков в российскую пищевую промышленность — сложившаяся тенденция. Сделки по покупке иностранцами того или иного актива в российском потребительском секторе идут постоянно уже много лет. Один из самых активных скупщиков — англо-датская Unilever — зашла на отечественный рынок еще в 1991 году, а спустя несколько лет начала покупать российские заводы. Первыми были парфюмерная фабрика «Северное сияние» в Санкт-Петербурге и Московский маргариновый завод. В 2008 году компания приобрела производителя мороженого «Инмарко», а год спустя Unilever купила отечественный бренд «Балтимор». Теперь вот куплена «Калина». А концерн PepsiCo в прошлом году провернул самую дорогую сделку, купив у Давида Якобашвили и его партнеров контрольный пакет акций «Вимм-Билль-Данна» за $3,8 млрд.

   Помимо Unilever и PepsiCo в России активы покупали и другие лидеры мирового потребсектора — Nestle, Danone, Kraft, Coca-Cola, Wrigley, Carlsberg и др. Причем в большинстве случаев иностранцы берут под контроль наиболее успешные проекты, занимающие значительную долю рынка в своем сегменте, что и отражается в высокой стоимости сделок. «Когда иностранный игрок хочет войти на наш рынок, его в первую очередь интересуют финансово успешные проекты, имеющие сильную позицию и значительную долю в России. При этом покупатель готов заплатить премию к стоимости компании», — комментирует аналитик Rye Man & Gor Securities Екатерина Андреянова.
   «Иностранные бренды, имеющие силы и амбиции для расширения, прут повсеместно, как танки. Противостоять им могут только сильные национальные экономики, — комментирует ситуацию президент брендингового агентства Depot WPF Алексей Андреев. — Страны со слабой экономикой тоже могут оказывать сопротивление иностранным брендам, но уже средствами законодательных и бюрократических барьеров». Иностранцы получают хорошую прибыль в нашей стране, и их не останавливают никакие разговоры о плохом инвестклимате и коррупции. Партнер BDO в России Елена Хромова отмечает, что в России есть своя специфика в ведении бизнеса, и некоторые иностранцы отказываются играть по нашим правилам (характерен пример ИКЕА), но большинство быстро встраивается в систему.
   Транснациональные корпорации приобретают российские активы с несколькими целями. Во-первых, это доступ на большой и растущий рынок. Во-вторых, купив успешного местного производителя, компания сразу получает уже сформированный круг лояльных потребителей. В-третьих, сделка часто совершается, чтобы «убить» местного лидера и расчистить дорогу импортному бренду. «Так, французский Saint Gobain, один из мировых лидеров по строительным материалам и смесям, придя в Россию, покупает бренд «Ветонит». Но покупает, чтобы, убив его, вывести на рынок собственный бренд VEBER, — приводит пример Алексей Андреев. — Так и Coca-Cola несколько лет назад приобрела бренд Botaniq с самыми кровожадными намерениями. Где сейчас замечательный «Ботаник»?»
   Но почему российские предприниматели продают свои успешные проекты? Ответов несколько. Прежде всего, сложно устоять, когда тебе предлагают много денег. «Это такое предложение, от которого невозможно было отказаться!» — говорил Давид Якобашвили. Кроме того, иностранцев в России власть старается не обижать, а «свои» постоянно находятся в страхе за свой бизнес, который могут отнять конкуренты и государство, поэтому и продают, чтобы не потерять все.
   К тому же часто так бывает, что компания растет и достигает такого масштаба, когда нужно перестраивать систему управления, чтобы компания в состоянии была конкурировать с крупнейшими игроками сектора. Тогда владельцы решают, что все это требует слишком больших сил, и продают бизнес, отмечает Ирина Воробьева.
   По мнению Алексея Андреева, для любого российского предпринимателя интерес со стороны западных инвесторов — мечта! «Исключение составляют российские бизнес-элиты, которым потенциальные покупатели несомасштабны. Наши олигархи сами кого угодно купят, — объясняет маркетолог. — Есть еще немногочисленные группы, которым по тем или иным причинам западные инвестиции не ко времени. А для всех остальных очевиден факт: нужно действовать сейчас, и как можно оперативнее. Ведь неизвестно, что будет завтра в России».
   Скупка активов уже привела к тому, что иностранцы доминируют во многих отраслях. «Пивная отрасль давно в руках иностранцев», — говорит Ирина Воробьева. На долю международных гигантов приходится свыше 85% отечественного пивного рынка. Только одна датская компания Carlsberg, которой принадлежит «Балтика», занимает, по оценкам экспертов, 36% рынка.
   После череды сделок сегодня более 80% всего производства соков на территории России сосредоточено в руках двух иностранных компаний — PepsiCo и Coca-Cola. На долю Danone и PepsiCo, купившей ВБД, приходится около половины рынка молочной продукции, сообщает Ирина Воробьева. Danone резко укрепил свои позиции после слияния с российским производителем «Юнимилк», акционеры которого получили от французов 120 млн евро. У Danone есть право увеличить в будущем свою долю в объединенной компании до 100%.
   Прочно укоренились иностранцы и на кондитерских западных концернах. Например, Nestle владеет несколькими фабриками, в том числе самарским предприятием «Россия». Новые успешные бренды также становятся предметом для поглощения. Так, несколько лет назад Андрей Коркунов продал свою фабрику в Одинцово вместе с брендом «А. Коркунов» компании Wrigley. Всего иностранцы занимают в «кондитерке» примерно 35% рынка. «Сейчас заметна активизация инвестиций в кофе и кондитерскую отрасль», — говорит аналитик ФГ БКС Богдан Зыков. Купив и построив новые заводы, Nestle с 27-процентной долей стала крупнейшим производителем кофе в России, а у Kraft доля рынка составляет 19,4%.
{PAGE}
   Покупка Unilever «Калины» также позволит компании серьезно укрепить свои позиции на косметическом рынке, поскольку «Калина» занимает 30,4% российского рынка средств ухода за кожей лица и 35,6% рынка средств для ухода за кожей тела.
   Аналитики отмечают аналогичные ситуации и в других секторах потребительского рынка. Есть только несколько отраслей, мало освоенных зарубежными корпорациями. Самый яркий пример — мясопереработка. Екатерина Андреянова объясняет это тем, что на этом рынке исторически присутствует большое количество игроков, в том числе региональных. Это делает игроков непривлекательными для покупки: одной-двумя сделками трудно получить существенную долю рынка, а невысокая рентабельность создает дополнительные трудности. Руководитель управления по стратегическому маркетингу «Группы Черкизово» Денис Швоев считает, что так будет до тех пор, пока местные игроки не консолидируются и не превратятся в привлекательные активы и эффективные производства, на которые зарубежные компании смогут обратить свое внимание.
   Практически все эксперты единодушно «за» расширение иностранного присутствия в российской экономике. «Выявленный тренд представляется нам скорее положительным, потому что все, что создает новые рабочие места и улучшает положение в социальной сфере, — это хорошо, — считает Елена Чувахина. — Ведь важно помнить: как только иностранная компания вложила деньги в производство (компанию) в России, она становится российской компанией — начинает платить налоги в России и создает новые волны спроса в России». Богдан Зыков называет и другие плюсы прихода иностранных капиталов на отечественный продовольственный рынок — это и передовые технологии, и строгие стандарты качества, и развитие здоровой конкуренции.
   Впрочем, Владислав Жуковский из «РИКОМ-траст» другого мнения. «По факту иностранные корпорации рассматривают Россию исключительно как рынок сбыта для своей готовой продукции и источник получения высоких прибылей, — говорит он. — Ни о какой значимой передаче современных технологий, которые могли бы способствовать качественному рывку в развитии научно-технического потенциала, возрождению промышленного комплекса в нашей стране, в большинстве случаев не может идти и речи». Возникает вопрос и о продовольственной безопасности страны. Если тенденция продолжится и распространится на другие отрасли, Россия рискует повторить судьбу Восточной и Южной Европы и превратиться в рынок сбыта для готовой продукции ТНК и остаться сырьевым придатком Запада и набирающего силу Китая, полагает Владислав Жуковский.
   Директор по развитию «Маруся Моторс» Андрей Селезнев видит и другие минусы иностранной экспансии. Прежде всего — в росте монополизма в отдельных рыночных нишах. «Это может содержать в себе угрозу для внутренних поставщиков», — объясняет Андрей Селезнев. Впрочем, такие риски могут быть успешно «демпфированы» такими регуляторами, как, например, Федеральная антимонопольная служба, считает эксперт.
   Что же касается потребителей, то для них важнее цена и качество продукта, а не национальная принадлежность компании-производителя. «Потребитель в зависимости от ситуации голосует сердцем и кошельком, — комментирует Алексей Андреев. — Поэтому, если завтра все российские товары и услуги станут иметь заокеанских владельцев, сохраняя при этом качество и эмоциональный контакт с потребителем, никто не возмутится. Рядовым россиянам наплевать на экспансию западного капитала в Россию — им качество подавай».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK