Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Эффект носорога"

Есть что-то такое, что сближает столь разных людей и политиков, как Дмитрий Медведев и Барак Обама? Есть, и очень многое, уверен заведующий кафедрой психологии личности МГУ, профессор Александр АСМОЛОВ.    — Существует ли психологическая основа для сближения двух лидеров?
   — Безусловно, существует. Несмотря на то, что личности их формировались в разных условиях, это люди одного поколения. Обама родился в 61-м году, Медведев — в 65-м. Конечно, когда ты учишься в первом классе, а твой друг в пятом, разница в четыре года еще чувствуется, но когда тебе за сорок, она стирается. И двух президентов вполне можно назвать ровесниками.
   Оба они — дети эпохи Интернета, а значит, помимо той реальности, в которой жили Буш и Путин, для них существует другая, виртуальная реальность. Неслучайно новые лидеры России и США начинают день с того, что пролистывают странички в Интернете, причем они не ограничиваются чтением ленты новостей: Обама зарегистрирован в популярной социальной сети Facebook, а Медведев завел себе дневник в «Живом журнале». Люди, живущие в виртуальной реальности, не похожи на тех, кому она незнакома. Как правило, они рассматривают множество вариантов решения одной проблемы, их не смущает диалог с невидимым собеседником, поскольку они привыкли чатиться с незнакомыми людьми, язык блогосферы не является для них далеким и чужим.
   Медведева и Обаму сближает также юридическое образование. Они воспитаны на традициях римского права и, как заявил российский президент, «учились по одним учебникам». Чувство профессиональной идентичности обычно объединяет людей, и юрист, окончивший Гарвард, вполне может найти общий язык с выпускником юридического факультета ЛГУ, как бы ни отличалось преподавание в этих университетах. Университетская академическая среда не может не наложить отпечаток на личность человека, и пусть один из лидеров выше, другой ниже, один белый, другой темнокожий, точки соприкосновения у них всегда найдутся.
   Кроме того, если понаблюдать за действиями Медведева и Обамы, можно сделать вывод, что оба президента не боятся нестандартных решений. В отличие от политиков эпохи холодной войны они осознают, что главную угрозу международной безопасности представляют так называемые нерациональные игроки, с которыми невозможно договориться традиционным способом, предложив им деньги, территории или власть. Европейская логика, понятная российскому лидеру и его американскому визави, в некоторых случаях просто не работает. Однако и российский, и американский лидеры пытаются освоить логику нерациональных игроков, чтобы научиться предсказывать поведение фанатиков на мировой арене.
   — На ваш взгляд, мировой экономический кризис способствует сближению лидеров?
   — Да, тяжелая кризисная ситуация, в которой Медведев и Обама очутились буквально с первых месяцев своего пребывания у власти, — это еще один фактор, сближающий двух лидеров. Выкарабкаться из нее, похоже, не так просто, и президентам придется привыкнуть к состоянию неопределенности в мировой политике. Если бы Обама знал Маяковского, приехав в Москву, он мог бы заявить российскому коллеге: «Сочтемся кризисом, ведь мы свои же люди».
   — Предшественников Медведева и Обамы критиковали за персонификацию отношений между странами. Как вы думаете, не постараются ли президенты эти отношения деперсонифицировать?
   — Несмотря на все заявления о том, что президенты будут выстраивать профессиональные отношения, в которых нет места эмоциям, уже на первой встрече в Лондоне им удалось установить личный контакт. В первую очередь стоило обратить внимание на их невербальное общение. Они улыбались, жестикулировали, не стеснялись различий во внешнем облике.
   Как говорил доктор Фрейд, в поведении человека не бывает мелочей, и в этом смысле очень показательно, как Медведев и Обама расположились на диване в лондонской резиденции американского посла. Они не скрещивали ноги и руки, как это делали неуверенные в себе, замкнутые советские лидеры. Наоборот, они всячески демонстрировали свою открытость. И хотя можно было усесться в разных концах дивана, президенты предпочли максимально сократить личностное пространство. Не столь уж важно, делалось это осознанно или инстинктивно, но факт остается фактом: сближение на невербальном уровне состоялось.
   Думаю, Медведеву и Обаме не удастся отойти от традиционной схемы, когда в межгосударственном диалоге России и США ключевую роль играли личные отношения лидеров. Конечно, это не означает, что между странами разразится конфликт, если одному из них не понравится нос другого, однако для настоящего сближения необходимо, чтобы лидеры понимали друг друга. В этом смысле любопытно, что в последнее время президенты России и США все чаще используют в своих речах понятие «толерантность», означающее искусство жизни с непохожими людьми. Оба политика склонны к компромиссам. Им не свойственна логика, разделяющая мир на черное и белое: Обама не раз призывал к преодолению противоречий между республиканцами и демократами, а Медведев пытался примирить интересы различных российских элит. Новые лидеры не готовы принять упрощенную политическую формулу — «кто не с нами, тот против нас».
   — Как может повлиять на взаимоотношения двух лидеров их разный политический бэкграунд?
   — Конечно, многое будет зависеть от того, как им удастся справиться с психологическими проблемами. Обама, который никак не может завершить политическое шоу, начавшееся во время его предвыборной кампании, рискует впасть в нарциссизм. Медведев, напротив, может недооценить свои способности, поскольку со всех сторон слышит разговоры о том, что он не является самостоятельной фигурой. Хотя следует понимать, что российским президентом просто так не становятся.
   Конечно, Медведев и Обама — не братья-близнецы. Они остаются заложниками тех систем, в которых выросли, а значит, у них разные психотипы. И как бы они ни стремились к сближению, избавиться от матрицы, заложенной в них в ранние годы, практически невозможно. К тому же у двух президентов абсолютно непохожий индивидуальный стиль поведения. Обама — актер, который все время пробует себя в разных амплуа. Медведев верен традициям российской политической школы: он серьезный государственный деятель, не приемлющий игрового поведения. У Обамы сотни масок, и он меняет их каждую минуту. Медведев ни на йоту не отступает от своего образа, от того синего костюма, в котором он появился на инаугурации. Однако, несмотря на все различия, две эти фигуры роднит мощная мотивация к власти и так называемый эффект носорога, когда человек идет к поставленной цели, сметая все на своем пути. И если два таких «носорога» примут решение сблизить позиции России и США, они этого непременно добьются.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK